Законодательство
Выдержки из законодательства РФ

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления







ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 31.10.2006
"ДЕЛО "АКСОЙ (ЭРОГЛУ) (AKSOY (EROGLU)) ПРОТИВ ТУРЦИИ"

Официальная публикация в СМИ:
Подготовлен для публикации в системах КонсультантПлюс

Тип документа
Многосторонний документ (кроме СНГ)

Договаривающиеся стороны







[неофициальный перевод] <*>

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ЧЕТВЕРТАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО "АКСОЙ (ЭРОГЛУ) (AKSOY ({EROGLU} <**>)) ПРОТИВ ТУРЦИИ"
(Жалоба № 59741/00)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

(Страсбург, 31 октября 2006 года)

   --------------------------------

<*> Перевод на русский язык Берестнева Ю.Ю.
<**> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.

По делу "Аксой (Эроглу) против Турции" Европейский суд по правам человека (Четвертая секция), заседая Палатой в составе:
сэра Николаса Братца, Председателя Палаты,
Й. Касадеваля,
Р. Тюрмена,
М. Пеллонпяя,
К. Трайя,
Л. Мийович,
Я. Шикуты, судей,
а также при участии Т.Л. Эрли, Секретаря Секции Суда,
заседая за закрытыми дверями 3 ноября 2005 г. и 10 октября 2006 г.,
вынес на последнем заседании следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было инициировано жалобой (№ 59741/00), поданной 19 июня 2000 г. в Европейский суд по правам человека против Турецкой Республики гражданкой Турции Шенай Аксой (Эроглу) ({Senay} Aksoy ({Eroglu})) (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
2. Интересы заявителя в Европейском суде представлял Б. Чичекли ({B. Cicekli}), адвокат из г. Анкары (Ankara). Власти Турции не назначили своего представителя для участия в рассмотрении дела в Европейском суде.
3. Заявитель, в частности, жаловалась на нарушение статей 6 и 10 Конвенции.
4. Жалоба была передана на рассмотрение в Четвертую секцию Европейского суда (пункт 1 правила 52 Регламента Суда). В соответствии с пунктом 1 правила 26 Регламента Суда для рассмотрения дела в рамках данной Секции была образована Палата (пункт 1 статьи 27 Конвенции).
5. Решением от 3 ноября 2005 г. Палата объявила жалобу частично приемлемой для рассмотрения по существу.
6. Заявитель представила дополнительные письменные доводы по делу (пункт 1 правила 59 Регламента Суда). Власти Турции предоставили копии материалов расследования, проведенного по делу заявителя.

ФАКТЫ

I. Обстоятельства дела

7. Заявитель, 1968 года рождения, проживает в г. Анкаре.
8. В 1990 г. заявитель начала работать медицинской сестрой в Военной медицинской академии Гюльхан ({Gulhane} Askeri {Tip} Akademisi) в качестве государственного служащего, работающего по договору в Вооруженных Силах Турции.
9. 14 апреля 1999 г. Высший дисциплинарный совет Министерства национальной обороны Турции принял Решение освободить заявителя от должности за нарушение правил внутреннего распорядка учреждения, выразившееся в проведении идеологической и политической деятельности как сочувствующей нелегальной организации. Соответствующая часть Решения сформулирована следующим образом:
"Из материалов дела, показаний свидетелей и заявлений Шенай Аксой следует, что... она нарушила порядок в связи с проведением следующей деятельности: она являлась лидером лево-экстремистской группы сочувствующих, сформированной [тремя] другими военными медицинскими сестрами, а именно..., она пыталась вовлечь в группу молодых медицинских сестер отделения, в пропагандистских целях распространяла среди них политические публикации, она пропагандировала лево-экстремистские идеи и атеизм, она критиковала государство, говоря, что она является алавитом (alevi), использовав такие сюжеты, как джем эви (Cem Evi) <*> и события Сиваша ({Sivas}) <**>, она читала книги, озаглавленные "Коммунизм" и "Проблема курдов", она пропагандировала идеи и мнения, отраженные в ежедневной про-левой газете "Эвренсель" (Evrensel), поддерживающей Рабочую партию Курдистана (PKK), она хотела привлечь медицинских сестер отделения к политической платформе, использовав различные социальные действия, она делала предложения и давала рекомендации для того, чтобы побуждать их голосовать за партию "ХАДЕП" (HADEP) <***> и участвовать в манифестациях, организованных под лозунгом прав человека, она сформировала группу, состоящую из коллег, отстаивающих подобные идеи...".
   --------------------------------

<*> Места поклонения алавитов.
<**> Город в Турции. 2 июля 1993 г. во время празднеств Пира Султана Абдала, духовного лидера алавитов в XVI веке в результате поджога произошел пожар, погибли 37 человек, среди которых были представители интеллигенции и музыканты, участвовавшие в празднествах.
<***> Партия "ХАДЕП" (HADEP) - Народная демократическая партия - политическая партия, разрешенная законом.

10. 9 июля 1999 г. заявитель обратилась в Высший военно-административный суд Турции с заявлением об отмене этого Решения и требованием принять обеспечительные меры, направленные на приостановление увольнения. По ее мнению, действия, обвинения в которых ей были предъявлены, должны являться предметом уголовного разбирательства, которое предоставляет ей право быть "оправданной". Она отметила, что в отношении нее не проводилось никакого расследования в течение 11 лет ее службы. Она возражала против выдвинутых в отношении нее обвинений и утверждала, что не являлась алавитом или атеисткой, не являлась курдкой по происхождению, и отрицала проведение незаконной деятельности в пользу нелегальной организации и, впрочем, признанной законом политической партии. Кроме того, она утверждала, что читала ежедневную (левоцентристскую) газету "Джумхурийет" (Cumhuriyet) (издаваемое на законных основаниях издание левых), а не "Евренсель". Она утверждала, что обвинения не были подтверждены каким-либо конкретным доказательством. Наконец, полностью отрицая, что читала указанные книги, она сообщила, что каждый свободен читать любые произведения, не запрещенные по решению судов, и что режим, установивший такие запрещения, означает возвращение во времена цензуры и единственной партии; такая практика противоречит Конституции Турции и международным договорам.
11. В своих возражениях, представленных 20 августа 1999 г., Министерство обороны Турции утверждало, что увольнение заявителя было основано на тщательном административном расследовании и что соответствующие документы были представлены в суд отдельным письмом в соответствии со статьей 52 Закона № 1602 о Высшем военно-административном суде Турции. Министерство обороны Турции утверждало, что увольнение заявителя имело место не в связи с ее идеями или мнениями, а в связи с тем, что она занималась их пропагандой, а также нарушала порядок учреждения. Было также подчеркнуто, что дисциплинарное наказание отличается от наказаний, предусмотренных в соответствии с уголовным законодательством, в том, что оно направлено на то, чтобы обеспечить надлежащую деятельность государственного органа.
12. 22 июля 1999 г. Высший военно-административный суд Турции отклонил требование заявителя относительно принятия обеспечительных мер, направленных на приостановление увольнения.
13. 7 сентября 1999 г. заявитель представила свои дополнительные доводы. Она указывала, что документы, на которых основывалось ее увольнение, а также материалы ее дела не были ей переданы в соответствии с последней частью статьи 52 Закона № 1602. Она потребовала, чтобы соответствие этого положения Конституции Турции было рассмотрено Конституционным Судом Турции.
14. 20 сентября 1999 г. заявитель подала заявление в Министерство обороны Турции с целью ее восстановления в соответствии с положениями Закона № 4455 от 28 августа 1999 г. об амнистии в отношении дисциплинарных санкций, вынесенных государственным служащим. 17 ноября 1999 г. командование Генерального штаба отказало заявителю в восстановлении на том основании, что в ее случае этот Закон не был применим.
15. 1 февраля 2000 г. Высший военно-административный суд Турции отказал заявителю в удовлетворении ее жалобы. В своем постановлении он установил, что, как следует из материалов дела, документов, представленных в конверте с грифом "секретно", и показаний, полученных в ходе административного расследования, было установлено, что заявитель занималась политической и идеологической деятельностью при осуществлении своих должностных обязанностей и, таким образом, нарушала порядок, установленный на месте ее работы. В связи с этим решение об увольнении соответствовало закону. В отношении требования о рассмотрении Конституционным Судом Турции части 3 статьи 52 Закона № 1602 суд отклонил его в связи с тем, что оно направлено на расширение предмета рассмотрения.
16. 14 марта 2006 г. власти Турции представили в Европейский суд материалы расследования, проведенного в отношении заявителя. В досье содержались документы, такие, как "распоряжение командующего", "рапорт о фактических обстоятельствах" и шесть "протоколов о даче показаний". Согласно "рапорту о фактических обстоятельствах" было решено провести расследование по факту задержания в ходе операции, проведенной против Рабочей партии Курдистана в Аланье (Alanya) (Анталия (Antalya)), одной из медицинских сестер [чье имя вычеркнуто], работавшей в том же отделении, что и заявитель. В частности, шесть медицинских сестер [чьи имена вычеркнуты], допрошенных в ходе расследования, заявили: заявитель является алавитом, придерживается "левых" взглядов и является атеисткой; она занимается пропагандой этой идеологии среди молодых медицинских сестер; она голосовала за партию "ХАДЕП"; она читала ежедневные газеты "Джумхурийет" и "Эвренсель"; она критиковала государство, говоря, что она является алавитом, и использовала при этом такие сюжеты, как события в Сиваше; она проводила идеологическую деятельность под предлогом прав человека; она читала книги, которые критикуют поведение правоохранительных органов в юго-восточном регионе, и пропагандировала деятельность Рабочей партии Курдистана под предлогом защиты прав человека; ее религиозные убеждения являлись слабыми; она обсуждала сексуальную озабоченность пророка в связи с его полигамией; она восхваляла праздник 1 мая; она пришла на концерт с группой "левых". Согласно "протоколу о даче показаний" заявитель отрицала предъявленные ей обвинения. Она допустила, что является атеисткой, но утверждала, что не является алавитом, она отметила, что читала газеты, не делая различий, и участвовала в единственной манифестации, организованной персоналом отдела здравоохранения. В документе также было указано, что в личном деле заявителя не содержится отметки о каком-либо наказании.

II. Применимое национальное законодательство

17. Статья 52 Закона № 1602 о Высшем военно-административном суде Турции предусматривает, что этот судебный орган может требовать, чтобы ему были переданы документы, касающиеся рассматриваемого им дела. Части 3 и 4 данной статьи сформулированы следующим образом:
"Тем не менее, Премьер-министр, начальник штаба или соответствующий министр может отказать в передаче запрашиваемых сведений и документов, если они касаются безопасности и высших интересов Турецкой Республики или безопасности и высших интересов Турецкой Республики и иностранных государств, с уведомлением о причинах отказа.
Однако никакой документ, запрашиваемый палатой или соответствующими советниками или прокурорами либо направленный администрацией, и ответ, представленный судом, в отношении которого запрашивается отвод, не может являться предметом изучения сторонами или их адвокатом".
18. Пунктом "a" статьи 125/E Закона № 657 о государственных служащих и пунктом "a" статьи 13/5 Положения от 4 апреля 1983 г. о дисциплинарных советах и командирах, действующих в отношении государственных служащих, работающих в Вооруженных Силах Турции ({Turk Silahli} Kuvvetlerinde {Gorevli} Devlet {Memurlari} Disiplin {Kurullari} ve Disiplin Amirleri {Yonetmeligi}), предусмотрены, кроме прочего, основания для окончательного увольнения государственных служащих:
"Нарушение спокойствия (huzur), безмятежности ({sukun}) и порядка места работы в идеологических и политических целях; участие в бойкотировании, захватах, создании помех (engelleme), замедлении работы и забастовках или неоднократные отлучки для осуществления этих целей; провоцирование или содействие в осуществлении такой деятельности или участие в такой деятельности".

ПРАВО

I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции

19. Заявитель утверждала, что отказ в предоставлении материалов дела, которые являлись основанием для решения Высшего военно-административного суда Турции, разрушил равновесие между сторонами. По ее мнению, принцип равенства сторон был нарушен. Заявитель жаловалась на нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции, которая в части, применимой к настоящему делу, гласит:
"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона...".
20. Власти Турции не высказались по этому вопросу.

1. Применимые принципы

21. Все разбирательства по гражданским и уголовным делам, включая процессуальные аспекты, должны носить состязательный характер и гарантировать равенство сторон: это один из основополагающих аспектов права на справедливое судебное разбирательство.
Право на состязательный процесс предполагает для сторон возможность ознакомиться с замечаниями или доказательствами, представленными другой стороной, и право их обсудить (см., среди прочих, в отношении разбирательства по гражданскому делу: Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Вермелен против Бельгии" (Vermeulen v. Belgium) от 20 февраля 1996 г., Reports of Judgments and Decisions 1996-I, p. 234, § 33; Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Лобу Машаду против Португалии" (Lobo Machado v. Portugal) от 20 февраля 1996 г., Reports 1996-I, p. 206, § 31; Постановление Европейского суда по делу "Нидерест-Хубер против Швейцарии" ({Niderost-Huber} v. Switzerland) от 18 февраля 1997 г., Reports 1997-I, p. 107 - 108, § 23; Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Кресс против Франции" (Kress v. France), жалоба № 39594/98, § 74, ECHR 2001-VI; Постановление Европейского суда по делу "Ивон против Франции" (Yvon v. France), жалоба № 44962/98, § 38, ECHR 2003-V; и Постановление Европейского суда по делу "Прикьян и Ангелова против Болгарии" (Prikyan and Angelova v. Bulgaria) от 16 февраля 2006 г., жалоба № 44624/98, § 40; в отношении разбирательства по уголовному делу: Постановление Европейского суда по делу "Брандштеттер против Австрии" (Brandstetter v. Austria) от 28 августа 1991 г., Series A, № 211, pp. 27 - 28, § 66 - 67; Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Фитт против Соединенного Королевства" (Fitt v. United Kingdom), жалоба № 29777/96, § 46, ECHR 2000-II; и Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Джаспер против Соединенного Королевства" (Jasper v. United Kingdom) от 16 февраля 2000 г., жалоба № 27052/95, § 53).
Этот принцип относится к замечаниям и документам, представленным сторонами, а также независимыми должностными лицами, такими, как представитель государственной власти в суде (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Кресс против Франции" и Постановление Европейского суда по делу "APBP против Франции" (APBP v. France) от 21 марта 2002 г., жалоба № 38436/97), и правительственными органами (см. Постановление Европейского суда по делу "Крчмарж и другие против Чехии" ({Krcmar} and others v. Czech Republic) от 3 марта 2000 г., жалоба № 35376/97, § 44) или судом, вынесшим решение (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Нидерест-Хубер против Швейцарии").
22. Следует также подчеркнуть, что пункт 1 статьи 6 Конвенции, прежде всего, направлен на то, чтобы защитить интересы сторон и интересы надлежащего отправления правосудия (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского суда по делу "Аквавива против Франции" (Acquaviva v. France) от 21 ноября 1995 г., Series A, № 333-A, p. 17, § 66), они должны иметь возможность указать, если они считают, что документ нуждается в комментариях с их стороны. В частности, это ведет к доверию граждан, участвующих в разбирательстве, к осуществлению правосудия: кроме прочего, оно основывается на уверенности в возможности высказаться в отношении любого документа, включенного в материалы дела (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Нидерест-Хубер против Швейцарии", § 27 и 29; и Постановление Европейского суда по делу "F.R. против Швейцарии" (F.R. v. Switzerland) от 28 июня 2001 г., жалоба № 37292/97, § 37 и 39).
23. В то же время суд сам должен соблюдать принцип состязательности, в частности когда он отклоняет жалобу или разрешает спор на основании официально признанного мотива (см. Постановление Европейского суда по делу "Скондрианос против Греции" (Skondrianos v. Greece) от 18 декабря 2003 г., жалобы № 63000/00, 74291/01 и 74292/01, § 29 - 30; и Постановление Европейского суда по делу "Клиник дез Акасья" и другие против Франции" (Clinique des Acacias and others v. France) от 13 октября 2005 г., жалобы № 65399/01, 65406/01, 65405/01 и 65407/01, § 38).

2. Применение этих принципов в настоящем деле

24. В данном случае вследствие дисциплинарного расследования заявитель была уволена с должности гражданской медицинской сестры, работавшей в военном госпитале. Заявление об отмене этого решения, поданное заявителем, было отклонено Высшим военно-административным судом Турции.
25. Действительно, 20 августа 1999 г., при подаче меморандума, представленного в ответ на замечания заявителя, Министерство обороны Турции передало материалы военно-административного расследования в Высший военно-административный суд Турции отдельным письмом в соответствии со статьей 52 Закона № 1602. Из постановления, вынесенного этим судом, следует, что заявителю было отказано в удовлетворении ее требований на основании сведений и документов, переданных Министерством обороны Турции в конверте под грифом "секретно", и показаний, полученных в ходе административного расследования (см. выше § 15).
26. Заявитель безуспешно оспаривала неразглашение материалов расследования, указав, в частности, что предъявленные ей дисциплинарные обвинения являются достаточно серьезными (см. выше § 10 и 13).
27. Европейский суд напомнил, что в ходе разбирательства по уголовному делу право на разглашение соответствующих доказательств не является абсолютным. При разбирательстве уголовного дела могут иметь место конкурирующие интересы - такие, как национальная безопасность или необходимость защитить свидетелей, которые рискуют быть подвергнутыми репрессиям, или сохранение тайны и методов следствия - которые должны быть сбалансированы с правами обвиняемого. В некоторых случаях может быть необходимо не разглашать некоторые доказательства защиты для того, чтобы защитить основополагающие права другого лица или обеспечить значительные общественные интересы. Вместе с тем, с точки зрения пункта 1 статьи 6 Конвенции единственно законными являются только меры, ограничивающие права защиты, которые абсолютно необходимы (см. Постановление Европейского суда по делу "Ван Мехелен и другие против Нидерландов" (Van Mechelen and others v. Netherlands) от 23 апреля 1997 г., Reports 1997-III, p. 712, § 58). Кроме того, чтобы гарантировать обвиняемому справедливое судебное разбирательство, все затруднения, причиненные защите ограничением ее прав, должны быть в достаточной степени компенсированы в ходе разбирательства в судебных органах (см. Постановление Европейского суда по делу "Доорсон против Нидерландов" (Doorson v. Netherlands) от 26 марта 1996 г., Reports 1996-II, p. 471, § 72; упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Ван Мехелен и другие против Нидерландов", § 54; упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Фитт против Соединенного Королевства", § 45; и упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Джаспер против Соединенного Королевства", § 53). По мнению Европейского суда, такие принципы должны применяться в данном случае, с учетом, в частности, значимости вопроса для заявителя - увольнение, основанное на тяжких дисциплинарных обвинениях (см., mutatis mutandis, упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Фитт против Соединенного Королевства", § 47 - 49).
28. Следует отметить, что власти Турции не представили какого-либо довода в пользу того, чтобы оправдать неразглашение материалов расследования в ходе административного разбирательства по факту увольнения заявителя. К тому же материалы дела не содержали какого-либо документа, который мог бы оправдать подобную практику требованиями национальной безопасности или необходимостью защитить свидетелей от репрессий или сохранить тайны методов расследования. Вместе с тем, представляется, что такая практика не соответствует гарантиям, способным защитить интересы заявителя для того, чтобы удовлетворить требованиям состязательного разбирательства и равенства сторон (см., mutatis mutandis, упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Фитт против Соединенного Королевства", § 46; и упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Джаспер против Соединенного Королевства", § 53). Действительно, оспариваемое решение было принято только на основании материалов расследования, которое было классифицировано как "секретное" (см. выше § 15).
29. Не вызывает сомнения, что документы и сведения, переданные Министерством обороны Турции, имеют основное значение для исхода спора. Однако, принимая во внимание, какова была значимость дела для заявителя в ходе разбирательства и характер документов и сведений, содержащихся в материалах расследования, невозможность для заявителя ответить на них, прежде чем Высший военно-административный суд вынес свое решение, нарушило ее право на справедливое судебное разбирательство (см. Постановление Европейского суда по делу "J.J. против Нидерландов" (J.J. v. Netherlands) от 27 марта 1998 г., Reports 1998-II, § 43).
30. Следовательно, соблюдение состязательного характера и обеспечение равенства сторон являются одним из основополагающих аспектов права на справедливое судебное разбирательство с точки зрения пункта 1 статьи 6 Конвенции и требуют, чтобы заявитель имела возможность представить свои комментарии в отношении сведений, представленных Министерством обороны Турции. Эта возможность не была ей предоставлена в связи с отказом раскрыть материалы расследования в соответствии со статьей 52 Закона № 1602.
31. Европейский суд пришел к выводу, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

II. Предполагаемое нарушение статьи 10 Конвенции

32. Заявитель жаловалась на то, что ее увольнение представляет собой нарушение статьи 10 Конвенции, поскольку оно основывалось на ее личных и политических убеждениях, а также на ее участии в некоторой разрешенной законом деятельности.
33. Власти Турции отметили, что, выбрав военное учреждение, заявитель с самого начала согласилась подчиниться правилам, установленным для такой структуры. Основываясь на прецедентной практике Европейского суда в этой области, они утверждали, что в связи со статусом государственного служащего заявитель была связана с государством особой связью доверия и лояльности. Она нарушила эту связь, осуществляя указанную деятельность внутри учреждения и за его пределами. Власти Турции сделали акцент на особых условиях данного дела и подчеркнули, что власти должны были проявить бдительность в отношении деятельности заявителя, которая близко соприкасалась с членами высшего военного командования и имела доступ к их медицинским картам, относящимся к конфиденциальной информации. Вместе с тем, в отличие от заявителя в деле "Григориадес против Греции" (Grigoriades v. Greece) (см. Постановление Европейского суда от 25 ноября 1997 г., Reports 1997-VII), в настоящем деле к заявителю не были применены уголовные санкции.
34. Заявитель утверждала, что была наказана за свои предполагаемые убеждения и участие в осуществлении культурной и социальной деятельности, разрешенной законом. Она утверждала, что предъявленные обвинения, такие, как участие или помощь в деятельности нелегальных организаций, таких, как Рабочая партия Курдистана, или симпатия к этой организации, являются серьезным преступлением, предусмотренным Уголовным кодексом Турции, в то время как в ее отношении не было возбуждено никакого уголовного преследования. Одна подчеркнула, что работала в военном госпитале в течение более десяти лет, соблюдая правила профессиональной этики, и что ее поведение никогда не могло "нарушить доверие руководства" и не являлось "несовместимым с обязанностью соблюдать лояльность". По ее утверждению, материалы административного расследования, с которыми она не была ознакомлена в ходе внутригосударственного разбирательства и на основании которых Высший военно-административный суд вынес свое решение, содержат лишь необоснованные обвинения.
35. Европейский суд счел, что принципиальный правовой вопрос, поставленный в настоящей части жалобы, состоит в том, чтобы установить, было ли заявление об отмене решения об увольнении отклонено в ходе справедливого судебного разбирательства по смыслу статьи 6 Конвенции. Принимая во внимание установление нарушения этого положения, к которому Европейский суд пришел выше (см. § 32), Европейский суд счел, что нет необходимости рассматривать эту часть жалобы отдельно (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского суда по делу "Садак и другие против Турции" (Sadak and others v. Turkey) жалобы № 29900/96, 29901/96, 29902/96 и 29903/96, § 73, ECHR 2001-VIII).

III. Применение статьи 41 Конвенции

36. Статья 41 Конвенции гласит:
"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

A. Ущерб

37. Заявитель утверждала, что ей был причинен материальный ущерб, который она оценила в 30000 евро. С 14 апреля 1999 г. она осталась без работы, соответственно, была лишена своего заработка, всех социальных прав и социального обеспечения. Она также утратила свои права, связанные с органом социального обеспечения и профессиональным союзом ({solidarite complementaire}) в связи с тем, что прекратила платить членские взносы за шесть месяцев до достижения десятилетнего порога, необходимого для того, чтобы иметь право на пенсию по старости. Кроме того, она потребовала присудить ей компенсацию морального вреда, который также оценила в 30000 евро.
38. Власти Турции не согласились с этими требованиями.
39. Европейский суд отметил, что единственным основанием для предоставления справедливой компенсации в данном случае является тот факт, что заявитель не смогла воспользоваться гарантиями, предусмотренными в пункте 1 статьи 6 Конвенции. Однако Европейский суд не должен гадать, каков был бы исход разбирательства в противном случае. Вместе с тем, Европейский суд счел, что заявителю нанесен определенный моральный вред, который не может быть возмещен только установлением нарушения в настоящем Постановлении. Исходя из принципа справедливости в соответствии со статьей 41 Конвенции, Европейский суд присудил заявителю 6500 евро в качестве компенсации в этом отношении.

B. Судебные расходы и издержки

40. В отношении судебных расходов и издержек, понесенных при представлении ее интересов, заявитель потребовала присудить ей общую сумму в 7600 евро.
41. Власти Турции не согласились с этим требованием.
42. Принимая во внимание предоставленные ему документы, Европейский суд присудил заявителю 4000 евро в качестве компенсации всех судебных расходов и издержек.

C. Процентная ставка при просрочке платежей

43. Европейский суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;
2) постановил, что отсутствует необходимость в отдельном рассмотрении части жалобы, поданной на основании статьи 10 Конвенции;
3) постановил,
a) что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции следующие суммы, подлежащие переводу в новые турецкие лиры по курсу на день выплаты:
i) 6500 (шесть тысяч пятьсот) евро в качестве компенсации морального вреда;
ii) 4000 (четыре тысячи) евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек;
iii) сумму налогов, которая может быть начислена на указанные суммы;
b) что по истечении указанного трехмесячного срока и до произведения окончательной выплаты на указанные суммы начисляются простые проценты в размере предельной годовой ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента;
4) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.

Совершено на французском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 31 октября 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Председатель Палаты
сэр Николас БРАТЦА

Секретарь Секции Суда
Т.Лоренс ЭРЛИ


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru