Законодательство
Выдержки из законодательства РФ

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления







ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 09.11.2006
"ДЕЛО "СТОЯКОВИЧ (STOJAKOVIC) ПРОТИВ АВСТРИИ" [рус., англ.]

Официальная публикация в СМИ:
Постановление на русском языке подготовлено для публикации в системах КонсультантПлюс.
Постановление на английском языке получено с сервера Европейского суда по правам человека .

Тип документа
Многосторонний документ (кроме СНГ)

Договаривающиеся стороны



Текст Постановления на английском языке см. в документе.



[неофициальный перевод] <*>

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО "СТОЯКОВИЧ (STOJAKOVIC) ПРОТИВ АВСТРИИ"
(Жалоба № 30003/02)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

(Страсбург, 9 ноября 2006 года)

   --------------------------------

<*> Перевод на русский язык Берестнева Ю.Ю.

По делу "Стоякович против Австрии" Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:
Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,
Н. Ваич,
А. Ковлера,
Э. Штейнер,
Х. Гаджиева,
Д. Шпильманна,
С.Э. Йебенса, судей,
а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,
заседая за закрытыми дверями 19 октября 2006 г.,
вынес в тот же день следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было инициировано жалобой (№ 30003/02), поданной 7 августа 2002 г. в Европейский суд по правам человека (далее - Европейский суд) против Австрийской Республики гражданином Австрии Миленко Стояковичем (Milenko Stojakovic) (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция).
2. Интересы заявителя в Европейском суде представлял М. Подушка (M. Poduschka), адвокат из г. Перг (Perg). Власти Австрии в Европейском суде были представлены Уполномоченным Австрии при Европейском суде по правам человека Ф. Трауттмансдорффом (F. Trauttmansdorff), директором Департамента международного права Федерального министерства иностранных дел Австрии.
3. Заявитель жаловался, в частности, на непроведение открытого слушания по его делу в суде в нарушение статьи 6 Конвенции.
4. Жалоба была передана на рассмотрение в Первую секцию Европейского суда (пункт 1 правила 52 Регламента Суда). В рамках этой Секции в соответствии с пунктом 1 правила 26 Регламента Суда была сформирована Палата для рассмотрения этого дела (пункт 1 статьи 27 Конвенции).
5. 1 ноября 2004 г. Европейский суд изменил состав своих Секций (пункт 1 правила 25 Регламента Суда). Дело было передано на рассмотрение в Первую секцию в новом составе (пункт 1 правила 52 Суда).
6. Решением от 5 июля 2005 г. Европейский суд объявил жалобу частично приемлемой для рассмотрения по существу.
7. Заявитель, но не власти Австрии, представил дополнительные письменные доводы по делу (пункт 1 правила 59 Регламента Суда).

ФАКТЫ

I. Обстоятельства дела

8. Заявитель родился в 1944 году и проживает в г. Линце (Linz).
9. С 1984 года заявитель являлся главой Федерального научно-исследовательского института бактериологии и серологии (Bundesstaatiche bakteriologisch-serologische Untersuchungsanstalt) в г. Линце (далее - Институт). Согласно направлениям деятельности, представленным властями Австрии, задачами Института являлись:
- проведение различных экспертиз, а именно экспертиз по официальным запросам согласно соответствующим законам о здравоохранении и бактериологических исследований качества воды;
- исследование, сбор и передача информации; оказание помощи в установке и эксплуатации системы предупреждения определенных инфекционных болезней; эксплуатация особой сети по эпидемиологическим болезням, входящей в сеть Европейского Союза и другие международные сети;
- участие в международных научных проектах и исследованиях;
- предоставление общей информации и рекомендаций, таких, как рекомендации относительно профилактики распространения инфекционных болезней и использования антибиотиков;
- дача экспертных рекомендаций по разработке стандартов качества для микробиологических лабораторий, национальных рекомендаций в области гигиены, медицинской микробиологии и профилактической медицины, а также эпидемического законодательства;
- представление интересов компетентного департамента Министерства труда, здравоохранения и социальных дел в работе национальных и международных экспертных групп.
10. Заявитель, как глава Института, отвечал за все задачи, возложенные на него. В соответствии со статьей 3 Закона о гражданских служащих (Beamten-Dienstrechtsgesetz) он также нес ответственность по некоторым вопросам регулирования деятельности этой службы, а именно составление графика отпусков и предоставление дополнительного отпуска, а также обладал полномочиями по вынесению решений (Bescheide) в этом отношении.
11. 22 ноября 1999 г. Дисциплинарная комиссия Министерства труда, здравоохранения и социальных дел (Disziplinarkommission beim Bundesministerium {fur} <*> Arbeit, Gesundheim und Soziales) признала заявителя виновным в нарушении своих профессиональных обязанностей в соответствии с Законом о запрете дискриминации (Bundes-Gleichbehandlungsgesetz) и приговорила его к штрафу в размере приблизительно 2400 евро. Она установила, что заявитель, inter alia, сделал заявления о некоторых своих сотрудниках, относящиеся к сексуальным домогательствам. 15 июня 2000 г. Высшая дисциплинарная комиссия Министерства государственной службы и спорта (Disziplinaroberkommission beim Bundesministerium {fur offentliche} Leistung und Sport) частично отклонила жалобу заявителя. Она снизила размер штрафа приблизительно до 1600 евро. 4 сентября 2003 г. административный суд отклонил жалобу заявителя.
   --------------------------------

<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.

12. Между тем 31 марта 2000 г. Федеральный министр труда, здравоохранения и социальных дел (далее - Федеральный министр) освободила заявителя от занимаемой должности, и это Решение вступило в силу немедленно (Abberufung mit sofortiger Wirkung), и перевела его на более низкую должность, а именно должность судьи при Министерстве труда, здравоохранения и социальных дел земли Вена.
13. Ссылаясь на поведение заявителя, которое являлось предметом продолжавшегося дисциплинарного разбирательства, Федеральный министр установила, что заявитель нарушил свои профессиональные обязанности, и ему больше не могло быть оказано доверие для выполнения управленческих обязанностей в качестве главы Института. Она ссылалась на статью 38 Закона о гражданских служащих, в соответствии с которой перемещение с должности могло быть осуществлено ex officio в случае важного служебного интереса. В то же время она проинформировала заявителя, что выплата дополнительного вознаграждения за исполнение трудовых обязанностей (Verwendungszulage), предоставленная ему как главе Института, будет прекращена с 1 мая 2000 г.
14. 17 апреля 2000 г. заявитель подал жалобу на это Решение и утверждал, что дисциплинарное разбирательство все еще продолжалось.
15. 21 июня 2000 г. заявитель с помощью своего адвоката привел последующие доводы. Он утверждал, что Федеральный министр не установила достаточных фактов относительно исходной ситуации, в которой были сделаны его заявления, и поместила их в неправильный контекст. Далее заявитель утверждал, что сделал одно из заявлений и просил заслушать свидетеля в контексте слушания дела. Наконец, он утверждал, что Высшая дисциплинарная комиссия Министерства государственной службы и спорта частично удовлетворила его жалобу и что дисциплинарное разбирательство все еще продолжалось. Следовательно, отсутствовали причины для его перевода на другую должность.
16. 9 октября 2000 г. апелляционная комиссия Министерства государственной службы и спорта (Berufungskommission) отклонила жалобу заявителя без проведения слушания по делу. Она отметила, что орган, принимающий решение по переводу на другую должность, может не ждать в обязательном порядке исхода продолжающегося дисциплинарного разбирательства, но может сам оценить, нарушил ли гражданский служащий свои профессиональные обязанности и требует ли такое нарушение перевода на другую должность. Доводы заявителя в основном относились к вопросу его вины, что являлось предметом дисциплинарного разбирательства. Ее задачей являлось установление того, был ли перевод заявителя на другую должность объективно необходим. Тем не менее, она рассмотрела и отклонила доводы заявителя в отношении предполагаемого оправдывающего контекста, в котором были сделаны заявления. Далее она признала, что в действительности не было ясно, сделал ли заявитель одно из рассматриваемых заявлений. Тем не менее, учитывая все другие заявления, она подтвердила вывод Федерального министра, что заявителю больше не может быть оказано доверие в выполнении обязанностей главы Института. В частности, что ненадлежащее поведение заявителя усугубило уже существующие конфликты и состояния напряженности на работе и, следовательно, имел место важный служебный интерес, который сделал его перевод на другую должность необходимым.
17. 6 декабря 2000 г. заявитель подал жалобу в Конституционный Суд (Verfassungsgerichtshof). Он утверждал, что тот факт, что апелляционная комиссия Министерства государственной службы и спорта (далее - апелляционная комиссия) вынесла свое решение по итогам закрытого заседания, был в нарушение его права на доступ к правосудию в соответствии со статьей 6 Конвенции. Кроме того, он утверждал, что апелляционная комиссия вынесла произвольное решение, поскольку она надлежащим образом не учла его доводы, приведенные на дисциплинарном разбирательстве, согласно которым разбирательство в отношении него должно было быть рассмотрено в контексте Министерской программы изменения структуры и должно было обязать его уйти на пенсию раньше срока.
18. 26 ноября 2001 г. Конституционный Суд отклонил жалобу заявителя. Ссылаясь на свое прецедентное право, он установил, что права и обязанности, вытекающие из работы в качестве гражданского служащего, не могут считаться "гражданскими правами" по смыслу статьи 6 Конвенции. Из этого следовало, что статья 6 Конвенции не была применима в деле заявителя. Далее Конституционный Суд установил, что отсутствовало какое-либо указание на произвол в рассматриваемом дисциплинарном разбирательстве.
19. Копия этого Решения была вручена адвокату заявителя 13 февраля 2002 г.

II. Применимое национальное законодательство

20. Соответствующие правила содержатся в Законе о гражданских служащих. В редакции, действовавшей в период рассматриваемых событий, он предусматривал следующее.

A. Процедура перевода гражданских служащих
на другие должности

21. Часть 1 статьи 38 Закона о гражданских служащих (Beamten-Dienstrechtsgesetz) определяет перевод (Versetzung) гражданского служащего как назначение на должность на постоянной основе в другой департамент.
22. В соответствии с частью 2 статьи 40 Закона о гражданских служащих освобождение от должности (Abberufung) гражданского служащего равносильно переводу на другую должность inter alia, если новое назначение как минимум не соответствует уровню ранее занимаемой должности.
23. В соответствии с частью 2 статьи 38 Закона о гражданских служащих перевод на другую должность может быть осуществлен ex officio в случае важного служебного интереса.
24. В соответствии с частью 7a статьи 38 Закона о гражданских служащих перевод на другую должность должен быть оформлен решением. Рассматриваемый гражданский служащий может подать жалобу на это решение. Его жалоба не оказывает приостанавливающее воздействие на решение.
25. Статья 121 Закона о заработной плате (Gehaltsgesetz) предусматривает, что гражданский служащий имеет право на дополнительное денежное содержание за выполнение трудовых обязанностей (Verwendungszulage), если он постоянно несет значительную степень ответственности за выполнение задач общего управления и если эта степень ответственности превышает ту, которая, как правило, связана с должностью равного класса.
26. В соответствии с частью 6 статьи 41a Закона о гражданских служащих жалоба рассматривается апелляционной комиссией (Berufungskommission), учрежденной в Министерстве государственной службы и спорта (Bundesministerium {fur offentliche} Leistung und Sport).
27. Статья 41a Закона о гражданских служащих регламентирует состав апелляционной комиссии. Часть 3 указанной статьи предусматривает, что ее председатель и его заместитель являются судьями, другие члены являются юридически обученными гражданскими служащими, из которых одна половина - представители работодателя, а другая половина - представители служащего. Члены апелляционной комиссии назначаются Федеральным Президентом Австрии по предложению Федерального Правительства Австрии (Bundesregierung) или Председателем Национального совета Австрии ({Nationalratsprasident}). Представители служащих, в принципе, назначаются Профсоюзом гражданских служащих (Gewerkschaft {Offenticher} Dienst), и в случае, если Профсоюз гражданских служащих не назначит своих представителей в течение четырех недель, то представители служащих назначаются министром государственной службы и спорта.
28. Срок их полномочий составляет пять лет.
29. Статья 41c Закона о гражданских служащих предусматривает, что апелляционная комиссия выносит решения сенатом (Senate), состоящим из трех членов, председателя или его заместителя, одного гражданского служащего, представляющего работодателя, и одного гражданского служащего, представляющего служащего. Гражданский служащий, представляющий работодателя, должен работать в Федеральном министерстве соответствующего истца.
30. До истечения одного года председатель апелляционной комиссии должен установить количество сенатов, их членов и последовательность их замены, которой они должны придерживаться, если один из членов является нетрудоспособным. Затем председатель апелляционной комиссии распределяет обязанности.
31. Часть 1 статьи 41d Закона о гражданских служащих предусматривает, что апелляционная комиссия принимает решение большинством голосов. Часть 2 указанной статьи предусматривает, что члены апелляционной комиссии не связаны какими-либо инструкциями при выполнении своих функций.
32. Решения апелляционной комиссии не подлежат пересмотру в административном суде. Тем не менее, на них может быть подана жалоба в Конституционный Суд Австрии.

B. Разбирательства в апелляционной комиссии

33. Процедура разбирательства в апелляционной комиссии установлена Кодексом общей административной процедуры (Allgemeines Verwaltungsverfahrensgesetz). Часть 1 статьи 40 Кодекса общей административной процедуры предусматривает следующее:
"Устные слушания должны быть проведены в присутствии всех известных сторон и необходимых свидетелей и экспертов...".
34. Последовательной практикой административных органов является проведение устных слушаний в закрытом заседании, если закон не предусматривает иного, поскольку, как правило, презюмируется, что принцип гласности не распространяется на административные разбирательства.

ПРАВО

I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции

35. Ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, заявитель жаловался на непроведение публичного устного слушания дела судом в разбирательстве относительно освобождения его с поста главы Института и перевода на другую должность. В части, применимой к настоящему делу, пункт 1 статьи 6 Конвенции гласит:
"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела... независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона...".

1. Применимость пункта 1 статьи 6 Конвенции

36. Ссылаясь на дело "Пеллегрен против Франции" (Pellegrin v. France) (см. Постановление Большой палаты Европейского суда, жалоба № 28541/95, § 64, § 66, ECHR 1999-VIII), власти Австрии утверждали, что статья 6 Конвенции неприменима к оспариваемому разбирательству. Они ссылались на задачи Института, приведенные в перечне направлений его деятельности, который они представили. В частности, они подчеркивали задачи Института в отношении эксплуатации системы предупреждения определенных инфекционных болезней, помощи Института в разработке соответствующего законодательства и рекомендаций, а также представления интересов компетентного департамента Министерства труда, здравоохранения и социальных дел в национальных и международных экспертных группах. Далее они обратили внимание на степень ответственности заявителя как главы Института и ссылались, в частности, на его полномочия по принятию решений (Bescheide) в соответствии со статьей 3 Закона о гражданских служащих. Они далее утверждали, что заявитель получал дополнительное денежное содержание за выполнение своих обязанностей, поскольку нес значительную степень ответственности за выполнение задач общего администрирования.
37. Заявитель не согласился с доводами властей Австрии. Он утверждал, что его деятельность как главы Института заключалась, главным образом, в проведении медицинских экспертиз и что он не участвовал в отправлении государственных полномочий. Он утверждал, что его ответственность как главы Института была сравнима с ответственностью директора частной организации.
38. Европейский суд напомнил, что для того, чтобы пункт 1 статьи 6 Конвенции в его "гражданской" части был применим, должен иметь место спор относительно "права", как может быть сказано, минимум на доказуемых основаниях, которое должно быть признано в соответствии с национальным правом. Спор должен быть настоящим и серьезным. Он может относиться не только к фактическому существованию права, но также и к его пределам и способу пользования им. Кроме того, исход разбирательства должен быть напрямую решающим для рассматриваемого гражданского права.
39. Для того, чтобы определить применимость пункта 1 статьи 6 Конвенции к государственным служащим, назначенным или работающим по контракту, Европейский суд принимает функциональный критерий, основанный на характере обязанностей служащих и ответственности. Единственными спорами, исключенными из пределов пункта 1 статьи 6 Конвенции, являются те споры, которые подняты государственными служащими, чьи обязанности олицетворяют собой особую деятельность государственной службы в той мере, в какой последние действуют в качестве доверенного лица государственного органа, ответственного за защиту общих интересов государства или других государственных органов. На практике Европейский суд в каждом деле оценивает, влечет ли за собой должность заявителя, в свете природы обязанностей и ответственности, принадлежащих ей, прямое или косвенное участие в отправлении полномочий, предоставленных законом государства, и обязанностей, предназначенных для защиты общих интересов государства или других государственных органов (см. Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Мартини против Франции" (Martinie v. France) от 12 апреля 2006 г., жалоба № 58675/00, § 26).
40. Для того чтобы оценить, применима ли статья 6 Конвенции к настоящему разбирательству, Европейский суд будет в большей степени учитывать должность заявителя, характер его обязанностей и ответственности, относящихся к должности, нежели особый характер спора между заявителем и государством (см. упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Мартини против Франции", § 30).
41. Европейский суд отметил, что заявитель являлся главой Федерального научно-исследовательского института бактериологии и серологии. Задачи этого учреждения по существу были ограничены проведением различных исследований и экспертиз, сбором и передачей информации, но не включали в себя принятие каких-либо обязательных для исполнения широкой общественностью решений или распоряжений. Кроме того, ничто не указывает на то, что экспертиза, требуемая от Института, носила более чем чисто технический характер или что Институт принимал какое-либо участие в государственных дипломатических миссиях на международных форумах. Европейский суд пришел к выводу, что ответственность и полномочия заявителя как главы Института не выходили за пределы ответственности и полномочий директора сопоставимого частного учреждения. Следовательно, Европейский суд счел, что характер обязанностей и ответственности заявителя как главы Федерального научно-исследовательского института бактериологии и серологии не был сопряжен с осуществлением какой-либо части государственной суверенной власти, если это понятие толковать в широком смысле. Тем не менее, правильным подходом является принятие ограничивающего толкования исключений гарантий, предоставленных пунктом 1 статьи 6 Конвенции (см. упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Мартини против Франции", § 30).
42. Следовательно, статья 6 Конвенции применима в настоящем деле.

2. Соблюдение пункта 1 статьи 6 Конвенции

43. Власти Австрии, ссылаясь на соответствующие положения Закона о гражданских служащих относительно апелляционной комиссии, утверждали, что этот орган квалифицируется как суд по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции. Тем не менее, заявитель отказался от своего права на открытое устное слушание дела, поскольку он не ходатайствовал о проведении такого слушания перед апелляционной комиссией или Конституционным Судом Австрии. Его утверждение о том, что проведение устного и открытого слушания дела было бы невозможно в свете правовой ситуации, было неверным. Хотя национальное право, регулирующее рассматриваемое разбирательство, однозначно не предусматривало открытое слушание дела в апелляционной комиссии, толкование существенных положений в соответствии с Федеральной конституцией, тем не менее, обязало бы апелляционную комиссию провести открытое слушание дела, если это было необходимо в соответствии со статьей 6 Конвенции. Отказ заявителя не выглядел несоразмерным, поскольку важные факты могли быть в достаточной мере установлены на основе материалов дела. Заявитель в основном признавался в обличающих высказываниях и описывал возрастающие тенденции в Институте. Апелляционной комиссии, так или иначе, нужно было просто учесть объективные факты. Кроме того, исключение общественности было оправдано в трудовых спорах между органами власти и гражданскими служащими по причине их обязанности сохранения секретности об осуществлении официальной деятельности. Тем более в настоящих обстоятельствах это относилось к делу, поскольку рассматриваемое разбирательство относилось только к инцидентам внутреннего характера, которые происходили в пределах Института заявителя.
44. Заявитель не согласился с мнением властей Австрии. Он оспаривал то обстоятельство, что он отказался бы от своего права на слушание дела, даже если бы он прямо не ходатайствовал о проведении устного слушания дела. Так или иначе, в настоящем деле отсутствовало какое-либо положение законодательства, предусматривающее открытое устное слушание дела в апелляционной комиссии. Он утверждал, что по его делу могло быть принято решение только на основании материалов дела. Кроме того, отсутствовала какая-либо законная причина, объясняющая, почему необходимое слушание в его деле не должно быть открытым. Апелляционная комиссия должна была провести слушание дела в целях соответствия требованиям пункта 1 статьи 6 Конвенции. Такое слушание дела, возможно, смогло бы привести к более благоприятному исходу разбирательства для него, поскольку могли бы быть заслушаны показания, и апелляционная комиссия могла бы оценить достоверность показаний свидетелей. Кроме того, заявитель утверждал, что два члена апелляционной комиссии являлись гражданскими служащими, которые были связаны инструкциями его бывшего работодателя и, следовательно, не могли считаться независимыми. Наконец, заявитель ссылался на предполагаемые обстоятельства его перевода на другую должность, а именно министерскую программу изменения структуры, которая обязала бы его уйти на пенсию раньше времени.
45. Европейский суд вначале рассмотрит вопрос о том, было ли дело заявителя рассмотрено "судом" по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции. В связи с этим Европейский суд отметил, что Федеральный министр труда, здравоохранения и социальных дел, рассматривавшая дело заявителя в первой инстанции, является административным должностным лицом. Кроме того, Конституционный Суд Австрии, рассматривавший дело заявителя в последней инстанции, не обладал, при обстоятельствах настоящего дела, необходимым объемом полномочий для того, чтобы являться "судом" по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского суда по делу "Цумтобель против Австрии" (Zumtobel v. Austria) от 21 сентября 1993 г., Series A, № 268-A, p. 13, § 30; и Постановление Европейского суда по делу "Ортенберг против Австрии" (Ortenberg v. Austria) от 25 ноября 1994 г., Series A, № 295-B, p. 50, § 32). В настоящем разбирательстве жалоба на решение комиссии не могла быть подана в административный суд. Следовательно, остается рассмотреть то обстоятельство, может ли апелляционная комиссия, которая рассматривала дело во второй инстанции, считаться "судом" в целях пункта 1 статьи 6 Конвенции.
46. Согласно прецедентному праву Европейского суда "суд" характеризуется в материально-правовом смысле слова своей судебной функцией, то есть разрешением вопросов, находящихся в его компетенции, на основе принципа верховенства права и после проведения судебного разбирательства предписанным способом. "Суд" должен также удовлетворять ряду других требований - независимости, в частности, от исполнительной власти; беспристрастности; сроку полномочий своих судей; гарантиям, предоставляемым его процедурой - некоторые из которых содержатся в тексте пункта 1 статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского суда по делу "Байшер против Австрии" (Baischer v. Austria) от 20 декабря 2001 г., жалоба № 32381/96, § 23 со ссылкой на Постановление Европейского суда по делу "Белилос против Швейцарии" (Belilos v. Switzerland) от 29 апреля 1988 г., Series A, № 132, p. 29, § 64).
47. Европейский суд отметил, что в соответствии с применимыми положениями Закона о гражданских служащих апелляционная комиссия, учрежденная в Министерстве государственной службы и спорта, рассматривает дела сенатами, состоящими из трех членов: судья в качестве председателя, юридически обученный гражданский служащий из департамента истца как представитель работодателя и юридически обученный гражданский служащий, назначенный Профсоюзом гражданских служащих как представитель служащего.
48. Европейский суд отметил, что тот факт, что интересы как работодателя, так и служащего представлены в составе суда, не может считаться противоречащим пункту 1 статьи 6 Конвенции, если не возникает дисбаланса между противоречащими интересами в рассматриваемом деле (см. Решение Европейского суда по делу "Сиглфирдингур против Исландии" ({Siglfirdingur} v. Iceland) от 7 сентября 1999 г., жалоба № 34142/96). В настоящем деле отсутствуют какие-либо указания на наличие несоразмерности сил.
49. Далее Европейский суд отметил, что члены апелляционной комиссии назначаются сроком на пять лет и не связаны какими-либо инструкциями при выполнении своих функций. Учитывая этот последний момент, Европейский суд не может согласиться с доводом заявителя, что члены апелляционной комиссии, рассматривавшие его дело, были связаны инструкциями его бывшего работодателя, а именно Федерального министра труда, здравоохранения и социальных дел.
50. Наконец, учитывая сложившееся прецедентное право, относящееся к схожим органам (см., например, Постановление Европейского суда по делу "Шталлингер и Кузо против Австрии" (Stallinger and Kuso v. Austria) от 23 апреля 1997 г., Reports of Judgments and Decisions 1997-II, § 34 - 37, относящееся к комитетам по земельной реформе и Решение Европейского суда по делу "Роса против Австрии" (Rozsa v. Austria) от 6 апреля 2004 г., жалоба № 67950/01, касающееся судебных и апелляционных советов по налоговым правонарушениям) Европейский суд счел, что апелляционная комиссия должна рассматриваться в качестве суда по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции.
51. Следовательно, Европейский суд возвращается к вопросу непроведения открытого устного слушания дела в этом суде. Власти Австрии утверждали, что заявитель отказался от своего права на открытое слушание дела. Заявитель не согласился с этим доводом и утверждал, что, так или иначе, слушание дела не было бы открытым согласно соответствующим положениям национального права.
52. Европейский суд отметил, что заявитель в своих доводах от 21 июня 2000 г. ходатайствовал перед апелляционной комиссией допросить свидетеля в контексте слушания дела. Кроме того, в своей жалобе в Конституционный Суд Австрии он утверждал, что апелляционная комиссия приняла решение по итогам закрытого заседания. Таким образом, Европейский суд не может признать тот факт, что заявитель отказался от своего права на слушание дела.
53. Далее Европейский суд отметил, что в соответствии с устоявшимся прецедентным правом заявитель в принципе имел право на слушание дела в суде первой инстанции, рассматривавшем его дело, если отсутствовали исключительные обстоятельства, которые оправдывали обхождение без слушания дела (см., например, Постановление Европейского суда по делу "Фредин против Швеции (№ 2)" (Fredin v. Sweden (No. 2)) от 23 февраля 1994 г., Series A, № 283-A, pp. 10 - 11, § 21 - 22; упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Шталлингер и Кузо против Австрии", pp. 679 - 80, § 51; Постановление Европейского суда по делу "Аллан Якобссон против Швеции (№ 2)" (Allan Jacobsson v. Sweden (No. 2)) от 19 февраля 1998 г., Reports 1998-I, p. 168, § 46). Европейский суд согласен с такими исключительными обстоятельствами в делах, в которых судебные разбирательства относились к исключительно правовым или технико-юридическим вопросам (см. Постановление Европейского суда по делу "Шулер-Цграгген против Швейцарии" (Schuler-Zgraggen v. Switzerland) от 24 июня 1993 г., Series A, № 263, p. 19 - 20, § 58; Решение Европейского суда по делу "Варела Ассалину против Португалии" (Varela Assalino v. Portugal) от 25 апреля 2002 г., жалоба № 64336/01; Решение Европейского суда по делу "Шпайль против Австрии" (Speil v. Austria) от 5 сентября 2002 г., жалоба № 42057/98).
54. Тем не менее, Европейский суд считает, что отсутствовали какие-либо исключительные обстоятельства, которые могли оправдать обхождение без слушания по делу заявителя.
55. Следовательно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в отношении права заявителя на слушание дела в апелляционной комиссии. Ввиду непроведения слушаний в настоящем деле Европейский суд не счел необходимым рассматривать последующий довод заявителя, согласно которому в соответствии с национальным законодательством слушание дела, даже если бы оно было проведено, так или иначе не было бы открытым.

II. Применение статьи 41 Конвенции

56. Статья 41 Конвенции предусматривает:
"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

A. Ущерб

57. В отношении возмещения материального ущерба заявитель потребовал присудить ему 223413 евро 75 центов за финансовые потери, которые он до сих пор нес вследствие его перевода на другую должность и, in eventu, 359406 евро 16 центов за финансовые потери, которые он нес до ухода на пенсию и вследствие уменьшения его пенсии. Далее он потребовал, чтобы его восстановили в прежней должности главы Федерального научно-исследовательского института бактериологии и серологии г. Линца. Наконец, он потребовал возмещения 1600 евро в отношении штрафа, который его обязали заплатить в ходе дисциплинарного разбирательства.
58. Власти Австрии не согласились с этими требованиями.
59. Европейский суд напомнил, что он не может строить предположения об исходе разбирательства, если бы оно соответствовало статье 6 Конвенции. Кроме того, Европейский суд не может усмотреть какую-либо причинно-следственную связь между требуемым возмещением ущерба и установленным нарушением. Соответственно, он отклонил эти требования заявителя.

B. Судебные расходы и издержки

60. Заявитель потребовал присудить ему в общей сумме 4150 евро 88 центов в качестве компенсации расходов, относящихся к внутригосударственному разбирательству, из которых 2089 евро 41 цент относятся к расходам, понесенным в ходе разбирательства по переводу на другую должность, и 2061 евро 47 центов относятся к расходам, понесенным в ходе других судебных разбирательств. Далее он потребовал присудить ему 7545 евро 42 цента, включая налог на добавленную стоимость, в качестве компенсации расходов, понесенных в ходе разбирательства по делу в Европейском суде.
61. Власти Австрии не согласились с требованием заявителя в отношении расходов, понесенных в ходе внутригосударственного разбирательства, и утверждали, что требование о возмещении расходов в отношении Страсбургских процедур было чрезмерным.
62. В соответствии с прецедентным правом Европейского суда заявитель имеет право на возмещение судебных расходов и издержек только в том случае, если показано, что они были фактически и необходимо понесены и являлись разумными по величине. В настоящем деле часть требуемых к возмещению расходов, понесенных в ходе внутригосударственного разбирательства, относится к другим разбирательствам, которые не рассматривались в Европейском суде. Что касается расходов, требуемых к возмещению за рассматриваемое судебное разбирательство, а именно судебное разбирательство по переводу на другую должность, то заявитель не обосновал, что отдельные расходы были понесены в отношении требования о проведении открытого устного слушания дела, а также что такое слушание дела не было проведено. Следовательно, Европейский суд отклонил соответствующие требования заявителя.
63. Что касается судебных расходов и издержек, понесенных в Европейском суде, Европейский суд отметил, что заявитель, который был представлен адвокатом, не воспользовался правовой помощью. Исходя из принципа справедливости, Европейский суд счел разумным присудить заявителю 3500 евро в этом отношении. Эта сумма включает сумму налога на добавленную стоимость.

C. Процентная ставка при просрочке платежей

64. Европейский суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1) постановил, что статья 6 Конвенции применима в настоящем судебном разбирательстве;
2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в отношении права заявителя на слушание дела в апелляционной комиссии;
3) постановил,
a) что государство-ответчик должно в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю 3500 (три тысячи пятьсот) евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек;
b) что с даты истечения вышеуказанного трехмесячного срока до момента выплаты простые проценты должны начисляться на эти суммы в размере, равном предельной годовой процентной ставке Европейского центрального банка плюс три процента;
4) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 9 ноября 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Европейского суда.

Председатель Палаты
Христос РОЗАКИС

Секретарь Секции Суда
Серен НИЛЬСЕН





EUROPEA№ COURT OF HUMA№ RIGHTS

FIRST SECTION

CASE OF STOJAKOVIC v. AUSTRIA
(Application No. 30003/02)

JUDGMENT <*>

(Strasbourg, 9.XI.2006)

FINAL
(09.II.2007)

   --------------------------------

<*> This judgment will become final in the circumstances set out in Article 44 § 2 of the Convention. It may be subject to editorial revision.

In the case of Stojakovic v. Austria,
The European Court of Human Rights (First Section), sitting as a Chamber composed of:
Mr C.L. Rozakis, President,
Mrs {N. Vajic},
Mr A. Kovler,
Mrs E. Steiner,
Mr K. Hajiyev,
Mr D. Spielmann,
Mr S.E. Jebens, judges,
and Mr S. Nielsen, Section Registrar,
Having deliberated in private on 19 October 2006,
Delivers the following judgment, which was adopted on that date:

PROCEDURE

1. The case originated in an application (No. 30003/02) against the Republic of Austria lodged with the Court under Article 34 of the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms ("the Convention") by an Austrian national, Mr Milenko Stojakovic ("the applicant"), on 7 August 2002.
2. The applicant was represented by Mr M. Poduschka, a lawyer practising in Perg. The Austrian Government ("the Government") were represented by their Agent, Mr F. Trauttmansdorff, Head of the International Law Department at the Federal Ministry for Foreign Affairs.
3. The applicant complained, in particular, under Article 6 of the Convention about the lack of a public oral hearing before a tribunal.
4. The application was allocated to the First Section of the Court (Rule 52 § 1 of the Rules of Court). Within that Section, the Chamber that would consider the case (Article 27 § 1 of the Convention) was constituted as provided in Rule 26 § 1.
5. On 1 November 2004 the Court changed the composition of its Sections (Rule 25 § 1). This case was assigned to the newly composed First Section (Rule 52 § 1).
6. By a decision of 5 July 2005, the Court declared the application partly admissible.
7. The applicant, but not the Government, filed further written observations (Rule 59 § 1).

THE FACTS

I. The circumstances of the case

8. The applicant was born in 1944 and lives in Linz.
9. Since 1984 the applicant was the head of the Federal Bacteriological Serological Research Institute (Bundesstaatiche bakteriologisch-serologische Untersuchungsanstalt) in Linz. According to the activity profile submitted by the Government the tasks of the Institute involved
- carrying out of various examinations, namely examinations upon official request under the relevant Health Acts and bacteriological examinations of water quality;
- research, collection and transfer of data; assistance to the installation and maintenance of a notification system concerning certain infectious diseases; maintenance of a specific network on epidemiological diseases integrating EU and other international networks;
- participation in international scientific projects and studies;
- provision of general information and advice, such as advice concerning prevention and transfer of infectious diseases and use of antibiotics;
- assistance by giving of expert advice in the elaboration of quality standards for microbiological laboratories, of national recommendations in the field of hygiene, medical microbiology and preventive medicine and of epidemic legislation;
- representation of the competent Ministry's department in national and international expert groups.
10. The applicant, as head of the Institute, was responsible for all tasks entrusted to it. Under section 3 of the Civil Servants Act (Beamten-Dienstrechtsgesetz) he was further responsible for certain matters concerning the regulation of its service, namely the arrangement of vacation and grant of special leave, and had the authority to issue decisions (Bescheide) in this regard.
11. On 22 November 1999 the Disciplinary Commission at the Ministry for Work, Health and Social Affairs (Disziplinarkommission beim Bundesministerium {fur} Arbeit, Gesundheit und Soziales) found the applicant guilty of having violated his professional duties under the Non-Discrimination Act (Bundes-Gleichbehandlungsgesetz) and sentenced him to a fine of approximately 2,400 euros (EUR). It found that the applicant inter alia had made statements about some of his employees amounting to sexual harassment. On 15 June 2000 the Senior Disciplinary Board at the Ministry for Public Service and Sport (Disziplinaroberkommission beim Bundesministerium {fur offentliche} Leistung und Sport) partly dismissed the applicant's appeal. It reduced the fine to approximately EUR 1,600. On 4 September 2003 the Administrative Court dismissed the applicant's complaint.
12. In the meantime, on 31 March 2000, the Federal Minister for Work, Health and Social Affairs recalled the applicant from his post with immediate effect (Abberufung mit sofortiger Wirkung) and transferred him to a post with a lower grade, namely a referee post at the Ministry for Work, Health and Social Affairs in Vienna.
13. Referring to the applicant's behaviour which was the subject of the pending disciplinary proceedings, the Federal Minister found that the applicant had violated his professional duties, and could no longer be trusted to perform the managerial duties as head of the Institute. She referred to section 38 of the Civil Servants Act according to which a transfer can be ordered ex officio in case of important official interest. At the same time she informed the applicant that the payment of the extra duty allowance (Verwendungszulage) granted to him as head of the Institute was to be discontinued from 1 May 2000.
14. On 17 April 2000 the applicant filed an appeal and submitted that the disciplinary proceedings were still pending.
15. On 21 June 2000 the applicant, assisted by his counsel, filed further submissions. He submitted that the Federal Minister had not made sufficient findings as to the background in which his statements had been made and had placed them in the wrong context. He further contested that he had made one of the statements and requested to hear a witness in the context of a hearing. He finally argued that the Senior Disciplinary Board had partly granted his appeal and that the disciplinary proceedings were still pending. There were, therefore, no reasons for his transfer.
16. On 9 October 2000 the Appeals Commission (Berufungs-kommission) at the Ministry for Public Service and Sport dismissed the applicant's appeal without holding a hearing. It noted that the authority deciding on the transfer did not necessarily need to wait for the outcome of pending disciplinary proceedings but could assess itself whether a civil servant had violated his professional duties and whether such a violation requested a transfer. The applicant's arguments concerned mainly the question of his guilt, which was the subject of the disciplinary proceedings. Its task was to ascertain whether the applicant's transfer was objectively necessary. It nevertheless examined and dismissed the applicant's arguments as to the alleged justifying context in which the statements had been made. It further acknowledged that it was in fact not clear whether the applicant had made one of the statements at issue. However, having regard to all other statements it confirmed the Federal Minister's finding that the applicant could no longer be trusted to perform the tasks of a head of the Institute. In particular that the applicant's unqualified behaviour had deepened the already existent conflicts and tensions at work and there was, therefore, an important official interest which made his transfer to another post necessary.
17. On 6 December 2000 the applicant filed a complaint with the Constitutional Court (Verfassungsgerichtshof). He complained that the fact that the Appeals Commission had taken its decision after a private meeting was in violation of his right to court proceedings under Article 6 of the Convention. Furthermore he alleged that the Appeals Commission had decided arbitrarily as it had not duly taken account of his arguments made in the disciplinary proceedings according to which the proceedings against him had to be seen in the context of the Ministry's restructuring programme and were aimed at obliging him to take early retirement.
18. On 26 November 2001 the Constitutional Court dismissed the applicant's complaint. Referring to its case-law it found that rights and obligations which resulted from an employment as a civil servant could not be considered as "civil rights" within the meaning of Article 6 of the Convention. It followed that Article 6 was not applicable to the applicant's case. It further found that there was no indication of arbitrariness in the proceedings at issue.
19. This decision was served on the applicant's counsel on 13 February 2002.

II. Relevant domestic law

20. The relevant rules are contained in the Civil Servants Act. In the version in force at the material time it provided as follows.

A. Proceedings concerning the transfer of civil servants

21. Section 38 § 1 of the Civil Servants Act (Beamten-Dienstrechtsgesetz) defines the transfer (Versetzung) of a civil servant as permanent assignment to another department.
22. Under section 40 § 2 the recall (Abberufung) of a civil servant is equivalent to a transfer inter alia when the new assignment has not at least the same grade as the former post.
23. According to section 38 § 2 a transfer can be ordered ex officio in case of important official interest.
24. Under section 38 § 7a the transfer is to be ordered by decision. The concerned civil servant can appeal against this decision. His appeal does not have suspensive effect on the decision.
25. Section 121 of the Salaries Act (Gehaltsgesetz) provides that a civil servant is entitled to an extra duties allowances (Verwendungszulage) if he permanently has a considerable level of responsibility for the accomplishment of tasks of general administration and if this level of responsibility exceeds the one which is normally connected with a position in an equal grade.
26. Pursuant to section 41a § 6 an appeal will be decided upon by the Appeals Commission (Berufungskommission) established at the Ministry for Public Service and Sport (Bundesministerium {fur offentliche} Leistung und Sport).
27. Section 41a regulates the composition of the Appeals Commission. Its paragraph 3 provides that its chair and his/her substitute are judges, the other members legally trained civil servants whereof one half are representatives of the employer and the other half are representatives of the employee. The members are appointed by the Federal President on a proposal of the Federal Government (Bundesregierung) or by the President of the National Assembly ({Nationalratsprasident}). Representatives of the employees are in principle nominated by the Union of Civil Servants (Gewerkschaft {Offentlicher} Dienst) and, in case the Union makes no nomination within four weeks, by the Minister for Public Service and Sport.
28. The term of office is five years.
29. Section 41c provides that the Appeals Commission decides in formations (Senate) consisting of three members, the chair or his/her substitute, one civil servant representing the employer and one civil servant representing the employee. The civil servant representing the employer has to be employed at the Federal Ministry of the respective complainant.
30. The chair of the Appeals Commission has to fix, for one year in advance, the number of the formations, their members and the sequence in which members have to step in if a member is incapacitated. The chair further allocates business.
31. Section 41d § 1 provides that the Appeals Commission decides by a majority of votes. Its paragraph 2 provides that the members of the Appeals Commission are not bound by any instructions in the exercise of their functions.
32. The Appeals Commission's decisions are not subject to an appeal to the Administrative Court. They are, however, subject to a complaint to the Constitutional Court.

B. Hearings before the Appeals Commission

33. Hearings before the Appeals Commission are governed by the Code of General Administrative Procedure (Allgemeines Verwaltungsverfahrens-gesetz). Article 40 § 1 of this Act provides as follows:
"Oral hearings shall be held in the presence of all known parties and the necessary witnesses and experts..."
34. It is the consistent practice of administrative authorities to hold oral hearings in camera unless the law provides otherwise, as it is commonly understood that the principle of publicity does not extend to administrative proceedings.

THE LAW

I. Alleged violation of Article 6 § 1 of the Convention

35. The applicant complained under Article 6 § 1 of the Convention about the lack of a public oral hearing before a tribunal in the proceedings concerning his recall from the post as head of the Institute and transfer to another post. Article 6 § 1, as far as relevant, reads a follows:
"In the determination of his civil rights and obligations..., everyone is entitled to a fair and public hearing... by an independent and impartial tribunal established by law."

1. Applicability of Article 6 § 1

36. Referring to the Pellegrin case (Pellegrin v. France [GC], No. 28541/95, §§ 64, 66, ECHR 1999-VIII), the Government argued that Article 6 does not apply to the impugned proceedings. They referred to the tasks of the Federal Bacteriological-Serological Research Institute as listed in its activity profile which they submitted. In particular they stressed the Institute's tasks as regards the maintenance of a notification system concerning certain infectious diseases, the Institute's assistance in the elaboration of the relevant legislation and recommendations, and the representation of the competent Ministry's department in national and international expert groups. They further pointed out the applicant's degree of responsibility as head of the Institute and referred in particular to his authority to issue decisions (Bescheide) in accordance with Section 3 of the Civil Servants Act. They further maintained that the applicant had received an extra duties allowance as he had had a considerable level of responsibility for the accomplishment of tasks of general administration.
37. The applicant contested the Government's submissions. He asserted that his activity as head of the Federal Bacteriological-Serological Research Institute consisted mainly in the carrying out of medical examinations and that he had no participation in the exercise of public authority. He maintained that his responsibilities as head of the Institute were comparable of those of a director of a private institution.
38. The Court recalls that for Article 6 § 1, in its "civil" limb, to be applicable there must be a dispute over a "right" that can be said, at least on arguable grounds, to be recognised under domestic law. The dispute must be genuine and serious. It may relate not only to the actual existence of a right but also to its scope and the manner of its exercise. Moreover, the outcome of the proceedings must be directly decisive for the civil right in question.
39. In order to determine the applicability of Article 6 § 1 to public servants, whether established or employed under contract, the Court adopts a functional criterion based on the nature of the employee's duties and responsibilities. The only disputes excluded from the scope of Article 6 § 1 of the Convention are those which are raised by public servants whose duties typify the specific activities of the public service in so far as the latter is acting as the depositary of public authority responsible for protecting the general interests of the State or other public authorities. In practice, the Court will ascertain, in each case, whether the applicant's post entails - in the light of the nature of the duties and responsibilities appertaining to it - direct or indirect participation in the exercise of powers conferred by public law and duties designed to safeguard the general interests of the State or of other public authorities. (see, as a recent authority, Martinie v. France [GC], No. 58675/00, § 26, 12 April 2006 with further references to Pellegrin cited above).
40. In order to assess whether Article 6 of the Convention is applicable to the present proceedings, the Court will therefore, rather than to the special nature of the dispute between the applicant and the State, have regard to the applicant's post, the nature of his duties and the responsibilities attached to the post (see Martinie v. France, cited above, § 30).
41. The Court notes that the applicant was the head of the Federal Bacteriological Serological Research Institute. The tasks of this institution were in essence restricted to the carrying out of various examinations, the collecting and transfer of data and the giving of expert advice but did not include the taking of any binding decisions or orders to the general public. There is further nothing to indicate that the expertise required from the Institute was more than of a purely technical nature or that the Institute had any participation in the State's diplomatic missions in foreign fora. The Court finds that the applicant's responsibility and authority as head of the Institute did not exceed those of a director of a comparable private institution. The Court, therefore, considers that the nature of the applicant's duties and responsibilities as head of the Federal Bacteriological Serological Research Institute did not entail the exercise of any portion of the State's sovereign power unless this concept is to be construed broadly. However, the correct approach is to adopt a restrictive interpretation of the exceptions to the safeguards afforded by Article 6 § 1 (see Martinie, cited above, § 30).
42. It follows that Article 6 of the Convention is applicable to the present case.

2. Compliance with Article 6 § 1

43. The Government, referring to the relevant provisions of the Civil Servants Act concerning the Appeals Commission, asserted that this body qualifies as a tribunal within the meaning of Article 6 § 1 of the Convention. However, the applicant had waived his right to a public oral hearing as he had failed to request such a hearing before the Appeals Commission or the Constitutional Court. His statement that the conduct of an oral and public hearing would have been impossible in the light of the legal situation was incorrect. Although the domestic law governing the proceedings at issue did not explicitly provide for public hearings before the Appeals Commission, an interpretation of the relevant provisions in conformity with the Federal Constitution would nevertheless have obliged the Appeals Commission to hold one if this was necessary under Article 6 of the Convention. The applicant's waiver did not appear disproportionate as the relevant facts could be adequately established and determined on the basis of the case-file. The applicant basically acknowledged having made the incriminating statements and described the escalating tensions with the Institute. The Appeals Commission, in any event, merely had to take account of objective facts. Moreover, the exclusion of the public was justified in employment disputes between the authorities and civil servants because of their duty to secrecy about the performance of official activities. This was all the more the case in the present circumstances as the proceedings at issue concerned merely incidents of an intimate nature which happened within the applicant's Institute.
44. The applicant contested the Government's view. He contested that he had waived his right to a hearing even if he had not explicitly requested that an oral hearing be held. In any event, there had been no legislation providing for a public oral hearing before the Appeals Commission in the present case. He contested that his case could be decided merely on the basis of the case file. Furthermore, there was no valid reason why a necessary hearing in his case should not be public. The Appeals Commission should have held a hearing in order to comply with the requirements of Article 6 § 1. Such a hearing could have possibly led to a more favourable outcome of the proceedings for him as evidence could have been taken and the Appeals Commission could have assessed the credibility of witnesses. The applicant submitted, furthermore, that two members of the Appeals Commission were civil servants who were bound by instructions from his former employer, and can, therefore, not be regarded as independent and autonomous. The applicant finally referred to the alleged background of his transfer, namely the Ministry's restructuring programme which would oblige him to take early retirement.
45. The Court will first examine the question whether the applicant's case was examined by a "tribunal" within the meaning of Article 6 § 1 of the Convention. The Court observes in this regard that the Federal Minister for Work, Health and Social Affairs, dealing with the applicant's case at first instance, is an administrative authority. Furthermore, the Constitutional Court, dealing with the applicant's case at last instance, does not have, in the circumstances, the required scope of review in order to constitute a "tribunal" within the meaning of Article 6 § 1 of the Convention (see Zumtobel v. Austria judgment of 21 September 1993, Series A No 268-A, p. 13, § 30, and Ortenberg v. Austria, judgment of 25 November 1994, Series A No. 295-B, p. 50, § 32). No appeal could be brought before the Administrative Court in the present proceedings. It therefore remains to be examined whether the Appeals Commission which decided at second instance qualified as "tribunal" for the purposes of Article 6 § 1 of the Convention.
46. According to the Court's case-law a "tribunal" is characterised in the substantive sense of the term by its judicial function, that is to say determining matters within its competence on the basis of rule of law and after proceedings conducted in a prescribed manner. It must also satisfy a series of further requirements - independence, in particular of the executive; impartiality; duration of its members' terms of office; guarantees afforded by its procedure - several of which appear in the text of Article 6 § 1 itself (see Baischer v. Austria, No. 32381/96, § 23, 20 December 2001 with a reference to Belilos v. Switzerland, judgment of 29 April 1988, Series A No. 132, p. 29, § 64).
47. The Court notes that, under the relevant provisions of the Civil Servant's Act, the Appeals Commission established at the Ministry decides in formations consisting of three members: a judge as a chairman, a legally trained civil servant from the complainant's department as the representative of the employer and a legally trained civil servant nominated by the Union of Civil Servants as representative of the employee.
48. The Court observes that the mere fact that the interests of both the employer and of the employee are represented in the composition of a court cannot be considered to be contrary to Article 6 § 1, if no imbalance between what might be seen as conflicting interests arises in the case concerned (see, {Siglfirdingur} ehf v. Iceland (dec.) No. 34142/96, 7 September 1999). There is no indication of any imbalance in the present case.
49. The Court further notes that the Appeals Commission's members are appointed for a term of five years and are not bound by any instruction in the exercise of their functions. Having regard to this latter point, the Court cannot accept the applicant's argument that the members of the Appeals Commission dealing with his case were bound by instructions of his former employer, namely the Federal Minister for Work, Health and Social Affairs.
50. Finally, having regard to its previous case-law relating to comparable bodies (see for instance, Stallinger and Kuso v. Austria, judgment of 23 April 1997, Reports of Judgments and Decisions 1997-II, §§ 34 - 37, relating to land reform boards and Rozsa v. Austria (dec.), No. 67950/01, 6 April 2004, concerning the trial boards and appeals boards for tax offences), the Court considers that the Appeals Commission has to be regarded as a tribunal within the meaning of Article 6 § 1.
51. The Court, therefore, turns to the issue of the lack of a public oral hearing before this tribunal. The Government argued that the applicant waived his right to a public hearing. The applicant contested this and stated that, in any case, a hearing would not have been public according to the relevant provisions of domestic law.
52. The Court notes that the applicant, in his submissions of 21 June 2000, requested the Appeals Commission to hear a witness in the context of a hearing. Furthermore, in his complaint to the Constitutional Court, he complained that the Appeals Commission had taken its decision after a private meeting. Thus, the Court cannot find that the applicant waived his right to a hearing.
53. The Court further notes that, according to its established case-law, the applicant was in principle entitled to a hearing before the first and only tribunal examining his case, unless there were exceptional circumstances which justified dispensing with such a hearing (see, for instance, Fredin v. Sweden (No. 2), judgment of 23 February 1994, Series A No. 283-A, pp. 10 - 11, §§ 21 - 22; Stallinger and Kuso, cited above, pp. 679 - 80, § 51, Allan Jacobsson v. Sweden (No. 2), judgment of 19 February 1998, Reports 1998-I, p. 168, § 46). The Court has accepted such exceptional circumstances in cases where proceedings concerned exclusively legal or highly technical questions (see Schuler-Zgraggen v. Switzerland, judgment of 24 June 1993, Series A No. 263, p. 19 - 20, § 58; Varela Assalino v. Portugal (dec.), No. 64336/01, 25 April 2002; Speil v. Austria (dec.) No. 42057/98, 5 September 2002).
54. The Court considers, however, that there were no such exceptional circumstances which would have justified dispensing with a hearing in the applicant's case.
55. There has accordingly been a violation of Article 6 § 1 of the Convention in respect of the applicant's right to a hearing before the Appeals Commission. In the view of the absence of a hearing in the present case, the Court does not consider it necessary to examine the applicant's further argument that under the domestic law a hearing, if held, would in any case not have been public.

II. Application of Article 41 of the Convention

56. Article 41 of the Convention provides:
"If the Court finds that there has been a violation of the Convention or the Protocols thereto, and if the internal law of the High Contracting Party concerned allows only partial reparation to be made, the Court shall, if necessary, afford just satisfaction to the injured party."

A. Damage

57. In respect of pecuniary damage the applicant claimed 223,413.75 euros (EUR) because of financial losses suffered due to his transfer until now and, in eventu, EUR 359,406.16 for financial losses suffered until his retirement and due to his reduced retirement allowances. He further requested that he be reinstated in his former post as head of the Linz Federal Bacteriological Serological Research Institute. Finally, he claimed reimbursement of EUR 1,600 as regards the fine he had been ordered to pay in disciplinary proceedings.
58. The Government contested these claims.
59. The Court reiterates that it cannot speculate what the outcome of the proceedings would be if they had been in conformity with Article 6 of the Convention. Moreover, the Court cannot discern any casual link between the damage claimed and the violation found. Accordingly, it dismisses the applicant's claims.

B. Costs and expenses

60. The applicant claimed a total of EUR 4,150.88 for costs related to the domestic proceedings whereof EUR 2,089.41 relates to the costs of the transfer proceedings and EUR 2,061.47 to the costs incurred in other proceedings. He further claimed EUR 7,545.42 including VAT for the costs incurred in the proceedings before the Court.
61. The Government contested the claim as regards the costs of the domestic proceedings and submitted that the cost claim as regards the Strasbourg proceedings was excessive.
62. According to the Court's case-law, an applicant is entitled to reimbursement of his costs and expenses only in so far as it has been shown that these have been actually and necessarily incurred and were reasonable as to quantum. In the present case, part of the domestic proceedings costs claimed concern other proceedings than those at issue before the Court. As regards the costs claimed for the proceedings at issue, namely the transfer proceedings, the applicant has not substantiated that specific costs were incurred in relation to the demand for a public oral hearing and the complaint that no such hearing had taken place. Consequently, the Court dismisses the applicant's respective claims.
63. As regards the costs and expenses incurred before the Court, the Court notes that the applicant, who was represented by counsel, did not have the benefit of legal aid. Making an assessment on an equitable basis, the Court finds it reasonable to award EUR 3,500 in this regard. This amount includes VAT.

C. Default interest

64. The Court considers it appropriate that the default interest should be based on the marginal lending rate of the European Central Bank, to which should be added three percentage points.

FOR THESE REASONS, THE COURT UNANIMOUSLY

1. Holds that Article 6 is applicable to the present proceedings;
2. Holds that there has been a violation of Article 6 § 1 of the Convention in respect of the applicant's right to a hearing before the Appeals Commission;
3. Holds
(a) that the respondent State is to pay the applicant, within three months from the date on which the judgment becomes final in accordance with Article 44 § 2 of the Convention, EUR 3,500 (three thousand five hundred euros) in respect of costs and expenses;
(b) that from the expiry of the above-mentioned three months until settlement simple interest shall be payable on the above amount at a rate equal to the marginal lending rate of the European Central Bank during the default period plus three percentage points;
4. Dismisses the remainder of the applicant's claim for just satisfaction.

Done in English, and notified in writing on 9 November 2006, pursuant to Rule 77 §§ 2 and 3 of the Rules of Court.

Christos ROZAKIS
President

{Soren} NIELSEN
Registrar


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru