Законодательство
Выдержки из законодательства РФ

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления







"ОСОБЕННОСТИ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ ЗА НЕОКОНЧЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СОСТАВЛЯЮЩИЕ МНОЖЕСТВЕННОСТЬ"
(И. Камынин, А. Колесников)
("Законность", № 4, 1999)

Дата
29.03.1999

Официальная публикация в СМИ:
"Законность", 1999, № 4

Автор
Камынин И.
Колесников А.






ОСОБЕННОСТИ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ
ЗА НЕОКОНЧЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ПРЕСТУПЛЕНИЯ,
СОСТАВЛЯЮЩИЕ МНОЖЕСТВЕННОСТЬ

И. КАМЫНИН, А. КОЛЕСНИКОВ

И. Камынин, старший прокурор управления правового обеспечения Генеральной прокуратуры РФ.

А. Колесников, старший прокурор управления правового обеспечения Генеральной прокуратуры РФ.

В правоприменительной практике нет единых подходов в определении критериев, влияющих на пределы назначаемого судом наказания. Трудности возникают, в частности, при оценке влияния неоконченных преступлений на степень тяжести деяния. Это обусловлено тем, что в соответствии со ст. 66 УК РФ размеры и сроки наказания находятся в зависимости от конкретной стадии совершения преступления.
На первый взгляд, правила исчисления срока и размера наказания, предусмотренные ст. 66, не могут служить достаточным основанием для отнесения преступления к определенной категории в соответствии со ст. 15 УК. Такое заключение позволяет истолковать ст. 15 как норму, применяемую только к оконченным преступлениям.
Однако на практике суды иногда определяют окончательную тяжесть преступления после соответствующих расчетов, произведенных согласно ст. 66 УК. Поставленная проблема на практике приобретает еще более сложный характер в случае назначения наказания несовершеннолетним, совершившим покушение на особо тяжкие преступления.
Так, Верховный Суд РФ дал свою оценку по некоторым непростым вопросам действующего законодательства. По его мнению, поскольку "несовершеннолетним на основании части 6 статьи 88 УК РФ назначается лишение свободы на срок не свыше десяти лет, следовательно, за покушение на умышленное убийство по ст. ст. 15 и 102 УК РСФСР им не может быть назначено наказание свыше семи лет шести месяцев лишения свободы" <*>. Таким образом, он исчислил срок наказания несовершеннолетним исходя из максимального срока наказания, предусмотренного для них ст. 88 УК.

   --------------------------------

<*> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. № 4. С. 17.

По нашему мнению, такое решение не совсем точно соответствует требованиям закона. Придя к данному выводу, суд фактически признал, что несовершеннолетние не могут совершать особо тяжких преступлений. А это противоречит п. "в" ст. 93 УК, где сказано, что "условно - досрочное освобождение от отбывания наказания может быть применено к несовершеннолетним... после фактического отбытия не менее двух третей срока наказания, назначенного судом за особо тяжкое преступление".
Так же непоследовательно, на наш взгляд, суд поступил по делу Баринова <*>. При изменении меры наказания осужденному по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР и по ст. 15, п. "з" ст. 102 УК РСФСР суд кассационной инстанции определил, что требования ч. 3 ст. 66 УК можно распространить на деяния, совершенные до вступления в действие настоящего кодекса. Причем, несмотря на то, что суд первой инстанции принял во внимание факт совершения неоконченного преступления и с учетом указанного обстоятельства назначил соответствующее наказание, суд второй инстанции поставил знак равенства между этим наказанием и максимальной санкцией, предусмотренной за оконченное преступление. Таким образом, это решение привело к двойному снижению наказания за особо тяжкое преступление как по УК РСФСР, так и по УК РФ.
   --------------------------------

<*> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. № 4. С. 17.

На практике встречаются еще более сложные случаи. Например, как это имело место по уголовному делу Задворных <*>, кассационная инстанция суда с учетом требований ст. 62 и ч. 3 ст. 66 УК РФ смягчила наказание осужденному. При этом было отмечено, что исходной базой для применения указанных норм является установленный, согласно ч. 6 ст. 88 УК РФ, максимальный для несовершеннолетних срок наказания в виде десяти лет лишения свободы. В результате окончательное наказание подверглось тройной корректировке.
   --------------------------------

<*> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 8. С. 14.

В этом решении обращает на себя внимание использованная судом мотивировка. Согласно ей "срок наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока наказания, предусмотренного законом за оконченное преступление". Вместе с тем из смысла и содержания ст. 66 УК РФ следует, что указанная норма является отсылочной к соответствующим нормам Особенной части УК РФ. А стало быть, при исчислении срока наказания несовершеннолетним суд обязан был взять за основу санкцию статьи Особенной части УК РФ. Если же мера наказания превышала максимально допустимую для несовершеннолетних, суд должен применить ст. 88 УК РФ и назначить наказание в виде десяти лет лишения свободы.
Приведенные примеры заставляют задуматься и над таким важным вопросом, как последовательность применения норм УК РФ, предусматривающих возможность снижения наказания, т.е., по существу, их иерархию. Несмотря на то, что вследствие арифметических операций окончательное наказание может не претерпеть каких-либо изменений, однако на законодательном уровне этот вопрос необходимо решить, чтобы создать единообразие в применении закона.
Не совсем последовательно законодатель подошел к решению вопроса о неоднократности преступлений. Напомним, что понятие неоднократности преступлений дано в ст. 16 УК РФ. В отличие от ст. 17 (совокупность преступлений), которая корреспондируется со ст. 69 УК (назначение наказания при совокупности преступлений), законодатель обошел молчанием порядок назначения наказания при неоднократности преступлений. Исключение составляют лишь случаи, когда неоднократность прямо указана в диспозиции нормы в качестве квалифицирующего признака.
Законодательное определение совокупности преступлений в ряде случаев совпадает с законодательным определением неоднократности преступлений. Например, при совершении виновным сначала хищения оружия и боеприпасов, а затем кражи его действия должны квалифицироваться по ч. 1 ст. 226 и по ч. 2 ст. 158 УК РФ по признаку неоднократности. Если же виновный совершает первоначально неквалифицированную кражу и в последующем хищение оружия и боеприпасов, его действия квалифицируются по ч. 1 ст. 158 и ч. 1 ст. 226 УК РФ. Как в первом, так и во втором случае законодатель отнес указанные преступления к неоднократным.
Исходя из подобной законодательной оценки следовало бы применить правила назначения наказания, сформулированные ч. 3 ст. 16 УК РФ. Однако некоторые суды при назначении наказания руководствуются ст. 69 УК. Фактически устраняя законодательный пробел, они применяют закон по аналогии, несмотря на запрет, содержащийся в ч. 2 ст. 3 УК РФ. Тем самым упомянутая множественность приобретает черты совокупности преступлений.
Очевидно, что деяния, составляющие множественность преступлений, в обоих случаях одинаковы по своим объективным характеристикам. Однако в силу того, что последовательность преступлений имеет диаметральные отличия, становятся заметны расхождения в санкциях статей. Если по ч. 2 ст. 158 УК РФ может быть назначен штраф либо лишение свободы на срок от двух до шести лет, то по ч. 2 ст. 226 УК РФ наказание назначается в пределах от пяти до двенадцати лет лишения свободы с конфискацией имущества. В свою очередь верхние пределы санкций рассматриваемых статей влияют на степень тяжести совершенных преступлений, которая является решающей для соответствующих правовых последствий.
В соответствии же с УК РФ правовые последствия для лиц, отбывающих либо отбывших наказания за тяжкое преступление, существенно отличаются от правовых последствий, возникающих в случае совершения особо тяжкого преступления. Отмеченное обстоятельство не может не затрагивать принцип справедливости, сформулированный в ст. 6 УК РФ.
Такое же несоответствие наблюдается на примере множественности преступлений, состоящих из ст. ст. 165 и 221 УК РФ. Комбинация из указанных статей, когда незаконные действия с оружием и боеприпасами предшествовали преступлению, направленному на причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, образует неоднократность преступлений. Обратная же комбинация из тех же статей (в другой последовательности) неоднократности не образует. Они составляют совокупность преступлений.
К такому выводу приводит сравнительный анализ примечаний к ст. ст. 158 и 221 УК РФ. Остается неясным, почему из перечня статей, содержащихся в примечании к ст. 221 УК РФ, "выпали" такие преступления, как причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, а также неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения.
Поскольку подобное построение норм ломает их стройность и адресность, рассмотренные приложения необходимо привести в соответствие друг с другом. Законодательная техника позволяет это сделать без ущерба другим нормам посредством внесения соответствующих дополнений в приложение к ст. 221 УК РФ.
В УК РФ содержится ряд парных норм, имеющих взаимно адресный характер. Например, п. "а" ч. 2 ст. 131 и п. "а" ч. 2 ст. 132.
Упоминание в диспозиции нормы квалифицирующего признака - совершение ранее определенного преступления - по мнению законодателя призвано сыграть профилактическую роль, так как эти преступления посягают на одни и те же отношения и свидетельствуют об устойчивости умысла виновного совершать именно такие преступления. Примечательно, что данный квалифицирующий признак расположен в том же пункте и в той же части, что и признак неоднократности. Тем самым законодатель хочет подчеркнуть, что к выбранной им множественности преступлений применяются правила назначения наказания, предусмотренные ст. 69 УК РФ. Следовательно, такая последовательность образует совокупность преступлений. Единственным отличием ее от неоднократности в смысле примечаний к ст. ст. 158 и 221 УК РФ является направленность умысла виновного на совершение преступлений одного вида.
В УК РФ содержатся и другие парные нормы. Например, изнасилование с квалифицирующим признаком (п. "а" ч. 2 ст. 131) по своей правовой природе имеет взаимно адресный характер с насильственными действиями сексуального характера (п. "а" ч. 2 ст. 132). Взаимность этих норм выражается в том, что приведенные в них квалифицирующие признаки по своему содержанию идентичны.
Примером иного рода выступает комбинация из преступлений, помещенных в главу 16 (преступления против личности). Так, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью должно признаваться квалифицирующим признаком в случае совершения повторно умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью и соответственно квалифицироваться по ч. 1 ст. 111 и п. "ж" ч. 2 ст. 112 УК РФ. В случае же изменения последовательности совершения указанных преступлений и при отсутствии квалифицирующих признаков все они должны квалифицироваться только по ч. 1 ст. 111.
Полагаем, что указанная множественность преступлений в правовом значении приобретает признаки как совокупности преступлений, так и неоднократности. Однако будет ошибочным относить их к определенной множественности преступлений. Они должны иметь свое самостоятельное место в системе Общей части УК РФ.
Изложенное позволяет прийти к выводу, что ст. 16 УК РФ целесообразно изложить в следующей редакции:
"При совершении лицом двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи настоящего Кодекса, в случаях, когда неоднократность прямо указана в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание, совершенные преступления квалифицируются по соответствующей части статьи настоящего Кодекса, предусматривающей наказание за неоднократность преступлений.
При совершении же преступлений, предусмотренных различными статьями настоящего Кодекса, в случаях, когда неоднократность прямо указана в обоих составах в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание, каждое из входящих в неоднократность преступлений квалифицируется самостоятельно".
Одновременно необходимо сделать соответствующие дополнения в ч. 3 ст. 69 УК РФ, внеся в нее упоминание о порядке назначения наказания за неоднократные преступления. Такие дополнения позволят устранить правовую неурегулированность вопроса о назначении наказания при множественности преступлений.


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru