Законодательство
Выдержки из законодательства РФ

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления







"ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА РАСПРОСТРАНЕНИЕ ПОРНОГРАФИЧЕСКИХ МАТЕРИАЛОВ ИЛИ ПРЕДМЕТОВ"
(А. Ахмадуллин)
("Законность", № 11, 1999)

Дата
08.10.1999

Официальная публикация в СМИ:
"Законность", 1999, № 11

Автор
Ахмадуллин А.






ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА РАСПРОСТРАНЕНИЕ
ПОРНОГРАФИЧЕСКИХ МАТЕРИАЛОВ ИЛИ ПРЕДМЕТОВ

А. АХМАДУЛЛИН

А. Ахмадуллин, старший следователь прокуратуры г. Октябрьского Республики Башкортостан.

Статья 242 включена в Уголовный кодекс Российской Федерации на основании международной Женевской конвенции от 12 октября 1923 г. о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими.
Опасность незаконного распространения порнографических материалов или предметов состоит в том, что такие действия оскорбляют нравственность, создают извращенное и циничное представление об интимной жизни между полами, направлены на нездоровое возбуждение половых инстинктов. Оно способно привести к совершению других преступлений (изнасилование, насильственные действия сексуального характера и т.д.). Распространение порнографии бывает сопряжено с организацией или содержанием притонов для занятий проституцией, вовлечением в занятие проституцией.
С появлением новых возможностей в области кино- и видеоиндустрии, компьютерной технологии незаконное распространение порнографии встречается все чаще. Сегодня во многих пунктах по продаже печатных изданий, кино- и видеоматериалов можно приобрести изделия порнографического характера, содержащиеся в книгах, фотографиях, рисунках, на видеокассетах и т.д.
Начиная с принятия первого УК Российской Федерации 1922 г., диспозиция статьи, предусматривающей ответственность за культивирование порнографии, практически не подверглась изменениям. Это - либо следствие стабильности уголовно - правовой нормы, ее соответствия общественным отношениям, либо говорит о том, что статья практически не применяется. Например, в соответствии со ст. 182.1 УК РСФСР (в редакции от 25 ноября 1935 г.) ответственность наступала за изготовление, распространение и рекламирование порнографических сочинений, печатных изданий, изображений и иных предметов, а также торговлю ими или их хранение с целью продажи или распространения. Эта формулировка сохранилась и в УК 1960 г.
По смыслу этих статей, будто бы само по себе изготовление порнографических сочинений и иных предметов без цели их последующего распространения и рекламирования влекло уголовную ответственность. Так, Советским районным народным судом Омска в 1990 г. С. осужден к лишению свободы по ст. 228 УК РСФСР. Он признан виновным в изготовлении порнографических фотографий. С. признался в том, что действительно изготовил эти фотографии, но отрицал намерение ознакомить с ними кого-либо. Следствием не установлено, что С. занимался распространением порнографических фотографий или хранил с целью последующего распространения. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР приговор отменила и производство по делу прекратила, признав, что при недоказанности умысла на ознакомление с порнографическими предметами других лиц ответственность за их изготовление наступать не должна.
Прямое указание в диспозиции ст. 242 УК РФ на то, что изготовление порнографии может быть признано преступлением только в случае специальной цели распространения или рекламирования, несомненно, более удачно.
Это, однако, нельзя сказать о санкции ст. 242 УК. Согласно санкции ст. 228 УК РСФСР при вынесении обвинительного приговора обязательной была конфискация порнографических предметов и средств их производства. В действующей норме УК РФ этого нет. Возможно, законодатель посчитал, что судьба признанных вещественными доказательствами по делу порнографических предметов и средств их изготовления будет решаться судом в соответствии с положениями ст. 86 УПК РСФСР (меры, принимаемые в отношении вещественных доказательств). А в соответствии с этой нормой орудия преступления, принадлежащие обвиняемому (в нашем случае это средства производства порнографических материалов), подлежат конфискации и передаются в соответствующие учреждения или уничтожаются.
Однако на практике суды по разным причинам судьбу вещественных доказательств в приговоре не всегда определяют. Не решается этот вопрос и в порядке ст. ст. 368 - 369 УПК РСФСР, предусматривающих разрешение судами вопросов, связанных с приведением приговора в исполнение. Например, в июне 1998 г. Октябрьским городским судом Республики Башкортостан по ст. 242 УК РФ осужден Г. Признанные вещественными доказательствами по делу средства производства и размножения (три видеомагнитофона и телевизор) порнографических видеокассет, использовавшихся Г. для продажи, остались у осужденного, так как суд о них не вынес никакого решения.
Таким образом, преступлением, предусмотренным ст. 242 УК РФ, признается: создание оригинала порнографического материала либо копии любым способом, причем обязательно с целью ознакомления с ним других людей; сбыт порнографического материала; ознакомление посторонних с порнографическим материалом, оглашение способов его приобретения.
Цель или желание показать порнографический материал иному лицу предполагает, что преступник осознает, что изготавливает именно порнографическую продукцию с целью ее распространения или рекламирования; осознает, что распространяет, рекламирует или торгует именно порнографическим материалом; предвидит, что этим возбуждает нездоровые половые чувства у людей, а также желает или, во всяком случае, сознательно допускает это (например, продавец видеокассет в киоске, торгующий из-под полы и фильмами порнографического содержания).
Любой из указанных видов деятельности, предметом которых является порнография, запрещен на территории Российской Федерации. Поэтому указание в диспозиции статьи уголовного закона слова "незаконное", возможно, лишнее. Разрешена деятельность только с эротической продукцией.
Эротикой, в широком смысле этого слова, признается совокупность всего, что связано с половой любовью, сексуальностью. На практике следователи и суды в должной мере не производят оценки материалов и предметов с точки зрения отнесения их к порнографическим или эротическим. Это приводит к необоснованному привлечению к уголовной ответственности и осуждению лиц, занимавшихся изготовлением и распространением продукции эротического характера. Так, Советским районным народным судом Уфы К. и О. осуждены по ст. 228 УК РСФСР (старая редакция ст. 242 УК РФ) к лишению свободы сроком на три года с конфискацией порнографических предметов и средств их производства. Согласно материалам предварительного расследования и судебного следствия К. в течение 1983 - 1985 гг. устраивал с использованием видеомагнитофона просмотры порнографических фильмов, на которых присутствовали посторонние лица. О. также организовывал у себя показ для посторонних порнографических фильмов.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР отменила приговоры в отношении К. и О., направив дела на дополнительное расследование, указав на неполноту и односторонность следствия. Действительно, в основу доказательств по этим делам были положены заключения комиссионных психолого - искусствоведческих экспертиз о том, что фильмы являются порнографическими. В состав обеих комиссий входили специалисты медицины, педагогики и психологии. Специалистов в области кино- и видеоискусства не было. Согласно ст. 184 УПК РСФСР до назначения экспертизы лицо, назначающее ее, обязано получить сведения о компетентности эксперта, т.е. о его образовании, специальности, месте и стаже научной, практической и экспертной работы. Таким образом, полученные заключения экспертиз были сделаны некомпетентными людьми и не могли быть признаны доказательствами по делу. Заключениями повторных искусствоведческих экспертиз фильмы, демонстрированные К. и О., не были признаны порнографическими, дела прекращены ввиду отсутствия состава преступления.
Следует признать, что по делам рассматриваемой категории обязательно проведение искусствоведческой экспертизы для определения, относятся ли исследуемые предметы и материалы к порнографическим. При этом если исследуются кино- и видеофильмы, то в качестве эксперта привлекается специалист в области кино- и видеоискусства; если картины и рисунки - специалист в области живописи и изобразительного искусства и т.д.
Советским районным судом Уфы по ст. 242 УК РФ осужден З. У него во время следствия обнаружено и изъято более 85 порнографических видеокассет. В июне 1998 г. Октябрьским городским судом Республики Башкортостан осуждены по двум делам по ст. 242 УК РФ за изготовление в целях распространения и распространение порнографических видеофильмов Г. и А. По этим уголовным делам проводились искусствоведческие экспертизы, где в качестве эксперта участвовала директор одного из кинотеатров Уфы, член Республиканского регистра киновидеофильмов и видеопрограмм при Государственном творческо - производственном управлении "Башкиновидеопрокат", имеющая высшее киноведческое образование и стаж работы в области кино с 1988 г.
Вывод об отнесении видеокассет к порнографическим позволило сделать следующее. В фильмах не было добротной драматургической основы, сюжеты - примитивные и служащие единственной цели - наложить порнографические киноэпизоды на какую-то основу. Примитивная режиссура. Показ интимных сцен, половых актов представлен как самоцель, сюжетно не оправдан и не подготовлен. Полный натурализм, т.е. половые акты не являются постановочными эффектами или плодом режиссерской фантазии, а представляют собой действительные половые акты. Отсюда показ крупным планом мужских гениталий в состоянии эрекции, показ половых актов со всеми физиологическими подробностями и прочее. Оскорбление женской сексуальности, женского достоинства, эксплуатация женского тела - также один из признаков, по которым фильмы отнесены к разряду порнографических. В порнографических фильмах никогда не снимаются сколько-нибудь известные актеры - сняты либо статисты, либо порноактеры.


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru