Законодательство
Выдержки из законодательства РФ

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления







"О ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ И КОММЕРЧЕСКОМ ПОДКУПЕ"
(Н. Егорова)
("Российская юстиция", № 10, 2001)

Дата
27.09.2001

Официальная публикация в СМИ:
"Российская юстиция", 2001, № 10

Автор
Егорова Н.А.






О ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ И КОММЕРЧЕСКОМ ПОДКУПЕ

Н. ЕГОРОВА

Н. Егорова, доцент кафедры уголовного права Волгоградской академии МВД РФ.

10 февраля 2000 г. Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" (далее - Постановление).
На мой взгляд, сфера действия Постановления несколько выходит за пределы, очерченные в его наименовании. Уяснение особенностей субъекта преступления - должностного лица имеет значение не только для констатации состава получения взятки, но и для квалификации всех должностных преступлений - как предусмотренных главой 30 УК, так и иных (понятие лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, также важно не только для квалификации коммерческого подкупа).
Так, после изучения п. 2 Постановления остается неясным, должны ли признаваться представителями власти лица, которые состоят на службе не в органах и учреждениях, указанных в примечании 1 к ст. 285 УК, а в коммерческих организациях (например, капитаны морских судов, находящихся в дальнем плавании, при осуществлении ими функций органа дознания - ст. 117 УПК, контролеры - ревизоры, билетные контролеры и другие уполномоченные работники пассажирского городского и междугородного автомобильного транспорта и электротранспорта при рассмотрении дел об административных правонарушениях и наложении административных взысканий - ст. 209 КоАП РСФСР и т.п.)?
Также было бы целесообразно привести в п. 3 Постановления примерный перечень субъектов, выполняющих организационно - распорядительные и административно - хозяйственные функции (для сравнения см. подп. "б" и "в" п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. № 4).
Хотелось бы видеть более четко особенности такой разновидности субъектов преступления, как лица, занимающие государственные должности Российской Федерации, и лица, занимающие государственные должности субъектов Российской Федерации (примечания 2 и 3 к ст. 285 УК), а также главы органов местного самоуправления. Получение взятки перечисленными должностными лицами образует особо квалифицированный состав преступления (ч. 3 ст. 290 УК). Как показывает практика, примечания 2 и 3 к ст. 285 УК порой толкуются произвольно, без учета действующего законодательства. Например, по ч. 3 ст. 290 УК квалифицировалось получение взятки старшим следователем следственного отдела РОВД (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 6. С. 19 - 20). Получение взяток старшим следователем прокуратуры района было расценено как совершенное лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 7. С. 13). Однако названные лица указанные должности не занимают. В этой связи Постановление нужно дополнить соответствующим разъяснением.
Следовало бы также особо подчеркнуть, что первоочередное значение для констатации признаков субъекта преступления должностного лица имеет примечание 1 к ст. 285 УК, а не реестры государственных должностей. Факт пребывания лица на какой-либо из должностей, включенных в такие реестры, не превращает это лицо в должностное в смысле примечания 1 к ст. 285 УК. Надлежит еще установить, что оно постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляет функции представителя власти либо выполняет организационно - распорядительные или административно - хозяйственные функции. Если государственный или муниципальный служащий признаками должностного лица не обладает, то он может нести уголовную ответственность по статьям главы 30 УК только "в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями" (примечание 4 к ст. 285 УК), т.е. ст. ст. 288 и 292 УК. Субъектом получения взятки он не является. Данное обстоятельство не всегда принимается в расчет. К примеру, весьма сомнительна обоснованность признания должностным лицом консультанта отдела администрации области, занимавшего государственную должность категории "В" в соответствии с реестром государственных должностей государственной службы области (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. № 9. С. 7 - 8).
Еще одна проблема: уголовно - правовая оценка действий преподавателей государственных учебных заведений, получающих вознаграждение за положительные оценки при приеме зачетов и экзаменов. Являются ли функции этих лиц в подобных ситуациях должностными или профессиональными? В отличие от Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. № 4 (п. 4), в анализируемом Постановлении не указано, в каких случаях преподаватели (а также медицинские работники) считаются исполняющими организационно - распорядительные или административно - хозяйственные обязанности. По смыслу ранее действовавшего Постановления № 4, преподаватель, например, мог нести ответственность за должностное преступление, если нарушил обязанности, возложенные на него как на члена квалификационной или экзаменационной комиссии. В теории также признается, что педагоги, оценивающие знания учащихся на вступительных или выпускных экзаменах, относятся к категории должностных лиц. На практике, однако, наблюдается тенденция признавать должностными лицами преподавателей, на которых возложены обязанности по единоличному приему курсовых экзаменов и зачетов (см., например: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 2. С. 12 - 13). Во избежание неясностей данный вопрос следовало бы однозначно разрешить в п. 5 Постановления.
О лицах, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации. В п. 6 Постановления указано, что последние не могут быть признаны должностными лицами и подлежат ответственности по ст. 204 УК. Содержание управленческих функций не затрагивается. Из всего разнообразия субъектов коммерческого подкупа (ч. ч. 3, 4 ст. 204 УК) конкретно названы только "поверенные, представляющие в соответствии с договором интересы государства в органах управления акционерных обществ (хозяйственных товариществ), часть акций (доли, вклады) которых закреплена (находится) в федеральной собственности" (абз. 1 п. 6 Постановления).
В УК отсутствует специальная статья о посредничестве во взяточничестве. И все же в п. 8 рассматриваемого Постановления отмечено, что "уголовная ответственность посредника во взяточничестве в зависимости от конкретных обстоятельств по делу и его роли в даче или получении взятки наступает лишь в случаях, предусмотренных ст. 33 УК РФ". Поскольку посредник упоминается в ч. 1 ст. 290 и ч. 1 ст. 291 УК, то следовало бы разъяснить, может ли быть вменен в вину признак получения или дачи взятки "через посредника" как способ совершения преступления, если лицо, передавшее предмет взятки, не осознавало общественной опасности своих действий; либо под "посредником" в тексте уголовного закона подразумевается только субъект преступления, соучастник.
Пленум Верховного Суда РФ обоснованно, на мой взгляд, признает предметом взятки или коммерческого подкупа только имущество, выгоды или услуги имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате (п. 9 Постановления). Но открыт вопрос о том, какие именно выгоды и услуги могут рассматриваться как взятка: только урегулированные законодательством (допустим, упоминаемый в Постановлении ремонт квартиры) либо, наряду с ними, носящие нелегальный характер - в частности, сексуальные услуги (см.: Государство и право. 2000. № 4. С. 22).
Несколько слов о проблеме соотношения уголовно - правовых норм о взяточничестве и ст. 575 ГК РФ. Вопрос о существовании и размерах "допустимой" взятки неизбежно будет возникать в деятельности правоохранительных органов. Поэтому здесь необходима четко сформулированная и принципиальная позиция Пленума Верховного Суда РФ.
Не совсем удачна редакция п. 15 Постановления, где определено понятие вымогательства взятки (незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе). Как известно, в теории и на практике (п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г.) признавалось существование двух форм вымогательства взятки. Первая предполагала открытое требование взятки под угрозой совершения действий, могущих причинить ущерб законным интересам взяткодателя. Вторая была возможна при отсутствии такого требования и угрозы и связана с тем, что лицо поставлено в условия, при которых оно вынуждено дать взятку для предотвращения вреда своим правоохраняемым интересам. Прочитав п. 15 анализируемого Постановления, можно прийти к выводу, что вымогательство взятки (незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе) трактуется исключительно как прямое требование дать взятку (передать вознаграждение) под угрозой "совершения действий, которые могут причинить ущерб законным интересам гражданина либо поставить последнего в такие условия, при которых..." (и т.д.), что вряд ли правильно.


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru