Законодательство
Выдержки из законодательства РФ

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления







"УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ГЕНОЦИД"
(А. Кибальник, И. Соломоненко)
("Российская юстиция", № 2, 2003)

Дата
24.01.2003

Официальная публикация в СМИ:
"Российская юстиция", 2003, № 2

Автор
Кибальник А.
Соломоненко И.






УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ГЕНОЦИД

А. КИБАЛЬНИК, И. СОЛОМОНЕНКО

А. Кибальник, кандидат юридических наук (г. Ставрополь).

И. Соломоненко, кандидат юридических наук (г. Ставрополь).

Юридический термин "геноцид" был введен в оборот между двумя мировыми войнами применительно к фактам массового уничтожения армянского населения по указанию властей Османской Турции в 1914 - 1918 гг. Понадобилась еще одна мировая война для того, чтобы в Уставе Международного военного трибунала (Нюрнбергского) проявления геноцида были описаны как тягчайшие преступления, выражающиеся в "преднамеренном и систематическом истреблении расовых или национальных групп гражданского населения на определенных оккупированных территориях с целью уничтожить определенные расы и слои наций и народностей, расовых и религиозных групп..." 9 декабря 1948 г. сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла Конвенцию о предупреждении геноцида и наказании за него.
В соответствии со ст. 1 Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества от 26 ноября 1968 г. геноцид относится к перечню преступлений, к которым "никакие сроки давности не применяются".
Международно - правовые акты, установившие преступность геноцида, по существу способствовали универсализации как понимания этого деяния, так и формулирования его юридически значимых признаков. В соответствии с указанием Конвенции о геноциде преступность этого деяния в нашей стране впервые установлена ст. 357 УК РФ.
Родовым (и видовым) объектом геноцида являются интересы обеспечения мира и безопасности человечества. Под "миром" надо понимать такое состояние отношений между государствами - субъектами международного права, которое характеризуется отсутствием фактических военных действий между ними. "Безопасность человечества" - это состояние защищенности неопределенного круга лиц от любых угроз, посягающих на их жизненно важные интересы, связанные с физическим существованием человечества в целом или какой-либо демографической группы людей. При этом такие угрозы должны исходить от субъектов уголовного права.
Основным непосредственным объектом геноцида надо признать только безопасность человечества, так как юридически допускается совершение этого преступления и в мирное время, и во внутригосударственной политике.
Текстуальный анализ нормы о геноциде заставляет говорить о существовании дополнительного непосредственного объекта данного преступления - жизни и здоровья людей, принадлежащих к демографическим общностям. Соответственно, потерпевшими от этого преступления могут быть представители (члены) национальной, расовой, этнической или религиозной группы. Исходя из высочайшей степени общественной опасности рассматриваемого преступления, представляется, что потерпевшими от геноцида необходимо признавать всех представителей демографической группы, вне зависимости от того, скольким лицам причинен вред.
В ст. 357 УК называется шесть деяний, образующих объективную сторону геноцида. Необходимо отметить, что факт уничтожения демографической группы как последствие, к которому стремится виновный, остается за рамками геноцида как оконченного состава преступления. В то же время в качестве характеристики действий, образующих геноцид, называется убийство и причинение тяжкого вреда здоровью, поэтому вопрос о характеристике состава геноцида с точки зрения конструкции объективной стороны сам по себе представляется проблематичным.
Под "убийством" членов демографической группы надо понимать любое умышленное причинение смерти, подпадающее под признаки ст. 105 УК. Закон при характеристике объективных признаков геноцида оперирует термином "убийство" во множественном числе ("убийства членов..."). Поэтому этот "способ" осуществления геноцида имеет место минимум при двукратном причинении смерти представителям демографической группы (при установлении соответствующих признаков субъективной стороны). С другой стороны, само по себе количество убитых на формальную квалификацию геноцида не влияет, но должно учитываться при назначении наказания как отягчающее обстоятельство по признаку наступления тяжких последствий. Причинение тяжкого вреда здоровью представителям демографической группы имеет место при причинении в результате действий виновного здоровью любого из последствий, указанных в диспозиции ч. 1 ст. 111 УК, также как минимум двум представителям демографической группы.
Если само по себе количество погибших или травмированных при осуществлении актов геноцида юридически не может повлиять на квалификацию содеянного по ст. 357 УК, то абсолютно неясно, в чем состоит обоснованность установления "нижнего предела" количества жертв таких проявлений геноцида, как убийство и причинение тяжкого вреда здоровью членам демографической группы. Представляется, что характер и степень общественной опасности геноцида настолько велики, что юридически не должно существовать никакой "нижней границы" числу его жертв. Тем более что при осуществлении иных (формальных) проявлений геноцида вообще неважно, причинены кому-либо смерть либо тяжкий вред здоровью. По этим причинам предлагаем в ст. 357 УК указать на единственное число потерпевших от геноцида, которое позволило бы избежать возможных юридических коллизий и споров при определении "минимально" допустимого количества жертв.
Иначе обстоит дело при характеристике остальных признаков объективной стороны геноцида. Насильственное воспрепятствование деторождению как деяние может выражаться в совершении виновным самых разнообразных действий с целью недопущения рождения детей у представителей той или иной демографической группы населения. В литературе высказана позиция, согласно которой это деяние может проявляться в проведении против воли женщины искусственного прерывания беременности, стерилизации. Однако прерывание беременности без согласия потерпевшей, стерилизация являются видами тяжкого вреда здоровью. И вряд ли в этом случае может идти речь о конкуренции более специального признака, ибо эти признаки (т.е. причинение тяжкого вреда здоровью и воспрепятствование деторождению) являются альтернативными признаками одного и того же состава преступления. Видимо, рассматриваемый признак объективной стороны геноцида может быть самостоятельно вменен при условии, что насильственное воспрепятствование деторождению не связано с причинением тяжкого вреда здоровью представителей демографической группы (например, недопущение сексуальных контактов между представителями одной и той же демографической группы; химиотерапевтическое либо медикаментозное подавление половой функции).
Принудительная передача детей - деяние, имеющее место при передаче детей в иную демографическую группу, при которой передаваемый ребенок утрачивает демографические качества, присущие его родителям (речь должна идти об утрате тех качеств, которые не передаются по наследству).
Насильственное переселение, рассчитанное на физическое уничтожение членов демографической группы, - это действие, выражающееся в перемещении их представителей в непривычные условия (в первую очередь, климатические), которые могут привести к физическому вымиранию перемещаемой группы людей. Как известно, группы людей, постоянно проживающие в той или иной местности, физиологически на протяжении многих поколений приспосабливаются к природным условиям проживания. Резкое перемещение такой группы в принципиально иные природные условия влечет общее ослабление организма и, как следствие, угасание жизненных функций ("климатопатология"). При этом перемещение представителей демографической группы должно быть произведено именно в чуждые природные условия, а не просто в "резервации" или абстрактные "пункты переселения".
Наконец, последним из указанных в УК проявлений геноцида является иное создание жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов демографической группы. Под "иным" созданием таких жизненных условий понимается неограниченный перечень деяний, которые не являются ранее рассмотренными признаками геноцида и в то же время создают угрозу физическому существованию демографической группы или ее части (например, биологическое, химическое либо радиоактивное заражение места обитания; наложение запрета на занятие каким-либо видом деятельности, являющейся единственным источником существования демографической группы).
Сказанное позволяет сделать вывод о том, что состав геноцида носит формально - материальный характер.
Уголовный закон говорит об общем субъекте преступления геноцида. Субъективная сторона состава выражается в умышленной форме вины. Универсальным требованием к квалификации геноцида является установление особой цели действий виновного - стремления уничтожить полностью или частично демографическую группу. В данном случае цель совершения преступления становится обязательным субъективным признаком его состава. Законодательное определение обязательной цели при совершении геноцида предполагает, что все его проявления могут быть совершены только с прямым умыслом. По наличию указанной цели акт геноцида отграничивается от преступлений против жизни и здоровья, совершенных по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды.
В литературе высказана точка зрения о том, что проявлением геноцида являются акты апартеида. Действительно, международное право предписывает объявлять "караемым по закону преступлением" всякое распространение идей о расовом превосходстве и любые акты расовой дискриминации (ст. 4 Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1966 года). Но осуществление политики расовой сегрегации не преследует обязательной цели уничтожения такой демографической общности. Кроме того, апартеид предполагает ущемление прав и интересов только одной демографической группы - расы; а о других демографических группах (нации, этносе, религиозной общности) при совершении апартеида речи не идет вовсе. На наш взгляд, в силу различных объективных и субъективных проявлений геноцида и апартеида последний нельзя расценивать как частное проявление геноцида.
Серьезный вопрос о пределах регламентации уголовной ответственности за рассматриваемое преступление заключается в следующем. С точки зрения учений о неоконченном преступлении и соучастии сам по себе приказ государственного должностного лица об осуществлении акта геноцида должен расцениваться как приготовление к совершению этого преступления, даже если оно не было по каким-либо причинам совершено. Мировая история свидетельствует о том, что геноцид претворяется в жизнь обычно по приказу правящих кругов и сам по себе является государственной политикой. Но при этом сами лица, отдавшие приказ об осуществлении акта геноцида, его непосредственно не исполняют. В связи с этим содеянное ими может подлежать несправедливо заниженной юридической оценке. Кроме того, планирование и подготовка актов геноцида вполне может осуществляться не только публичными деятелями или должностными лицами, но и самыми обычными людьми. В связи с этим представляется, что для правильной юридической оценки планирования и подготовки совершения актов геноцида необходимо предусмотреть противоправность этих деяний в качестве самостоятельных признаков объективной стороны состава геноцида.
При этом под планированием геноцида необходимо понимать составление конкретного плана действий, направленных на полное либо частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы людей. Конкретность такого плана может означать следующее: предусмотренность в нем соответствующих организационно - технических проектов по осуществлению актов геноцида; объективную возможность реализации таких проектов; разработку расчетов материально - технических потребностей для реализации подобных планов; наличие хотя бы приблизительно очерченного круга исполнителей; проработку планов на осуществление актов геноцида в целом и отдельных операций по его осуществлению.
Под подготовкой геноцида как самостоятельного уголовно наказуемого деяния могут пониматься реальное осуществление комплекса мер и мероприятий организационного и материально - технического характера для осуществления актов геноцида.


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru