Законодательство
Выдержки из законодательства РФ

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления







"ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ ИНСТИТУТА МНОЖЕСТВЕННОСТИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ: ПУТИ РЕШЕНИЯ"
(Э.Г. Шкредова)
("Адвокатская практика", № 3, 2003)

Дата
26.06.2003

Официальная публикация в СМИ:
"Адвокатская практика", 2003, № 3

Автор
Шкредова Э.Г.






ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ ИНСТИТУТА МНОЖЕСТВЕННОСТИ
ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ: ПУТИ РЕШЕНИЯ

Э.Г. ШКРЕДОВА

Шкредова Э.Г., кандидат юридических наук, доцент Смоленского гуманитарного университета, заведующая кафедрой уголовного права и процесса.

Непротиворечиво сконструированный уголовный закон позволяет правоприменительным органам эффективно его использовать. Многие нормы УК РФ вызывают доктринальные споры и разное судебное толкование, не составляет исключения и институт множественности преступлений. Наибольшие проблемы в практике применения вызывают две формы: неоднократность и совокупность преступлений. В рамках данной научной статьи хотелось бы определить основные проблемные ситуации, которые могут возникнуть при применении норм, регламентирующих неоднократность и совокупность преступлений, и сделать обзор судебной практики Верховного Суда по этим вопросам.
Нормы, посвященные совокупности и неоднократности преступлений, можно подразделить на три группы: первая группа - это дефинитивные нормы: ч. 1, 2 ст. 16, ч. 1, 2 ст. 17 УК РФ, где определяются понятия неоднократности преступлений, идеальной и реальной совокупности; вторая группа (ч. 3 ст. 17 УК РФ) - норма, закрепляющая правоположение, т.е. описывающая определенные коллизионные правила <*>, в частности ч. 3 ст. 17 УК РФ содержит правило преодоления конкуренции общей и специальной нормы, и наконец, нормы ч. 3 ст. 16 и ст. 69 УК РФ, которые можно отнести к общерегулятивным, т.е. устанавливающим правила квалификации при неоднократности преступлений и определенный порядок назначения наказания по совокупности преступлений. Если применение ст. 16, 17 УК РФ возложено на все правоприменительные органы, участвующие в уголовном процессе, то использование ст. 69 УК РФ возможно только судом, ибо только последний имеет право назначать наказание.

   --------------------------------

<*> Яцеленко Б.В. Правоположения в уголовном праве // Государство и право. 2000. № 6. С. 34.

Анализ уголовно-правовых норм, а также судебной практики по делам о множественности преступлений позволяет выделить следующие группы проблем.
В процессе квалификации следует четко отграничивать различные формы множественности от сложных единичных преступлений, в частности неоднократность от продолжаемых и длящихся преступлений. Анализ судебной практики показывает, что их главным разграничительным критерием является наличие в сложном преступлении единого умысла на совершение деяния или причинение последствий <1>. Не менее важно определять разницу между составными преступлениями и совокупностью преступлений. Следует отметить, что некоторые составы преступлений построены законодателем как сложные и могут быть неверно истолкованы работниками правоприменительных органов. Как правильно отметил А.И. Стрельников, в п. п. "в" - "убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложника", "з" - "убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом", "к" - "убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера" ч. 2 ст. 105 УК РФ "имеет место подмена совокупности преступлений сложными составами" <2>. Убийство, сопряженное с преступными деяниями, указанными в перечисленных пунктах, должно всегда квалифицироваться как реальная совокупность - в данных случаях отсутствует составное преступление. На это не раз обращал внимание Верховный Суд <3>. В связи с вышеизложенным следует согласиться с предложением А.И. Стрельникова об исключении этих уголовно-правовых норм <4> во избежание противоречий.
   --------------------------------

<1> См.: Законность. 2000. № 5. С. 61; Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 1. С. 12; Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. № 10. С. 21 - 22.
<2> Стрельников А.И. Ответственность за убийство, совершенное при обстоятельствах, отягчающих наказание (ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации): Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 1998. С. 27.
<3> П. п. 7, 11 и 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 27.01.99 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 3. С. 5; Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 1. С. 7 - 8.
<4> Стрельников А.И. Указ. автореф. С. 27.

К составным преступлениям относят преступные деяния, в которых признаком квалифицированных или особо квалифицированных составов выступает способ - с применением насилия или с угрозой его применения (например, ч. 3 ст. 150 содержит признаки ч. 1 и ч. 2 ст. 150, а также в зависимости от характера насилия ст. 112, ст. 115, ст. 116 УК РФ и т.д.). Возникает закономерный вопрос: следует ли способ совершения преступления квалифицировать по отдельной статье, предусматривающей причинение вреда здоровью (легкий, средней тяжести, тяжкий вред) или убийство? Анализ судебной практики (п. 2, 3 ППВС № 4 от 22.04.92 "О судебной практике по делам об изнасиловании") позволяет сделать общий вывод, согласно которому если способ совершения преступления является более общественно опасным, нежели преступное деяние, например умышленное причинение тяжкого вреда здоровью или убийство при изнасиловании, то способ следует дополнительно квалифицировать по соответствующей статье, т.е. мы имеем дело с совокупностью преступлений. К сожалению, данное правило разработано лишь судебной практикой и доктриной уголовного права, в Общей части уголовного закона нет ни одной нормы, посвященной этой проблеме, хотя ученые давно предлагают введение особой главы "Основы квалификации преступлений".
Следующее, на что следует обратить внимание, - это необходимость отграничения идеальной совокупности от такого вида конкуренции уголовно-правовых норм, как конкуренция общей и специальной нормы. При таком виде конкуренции деяние полностью по всем признакам элементов состава подпадает под несколько норм, одна из которых - общая, а другая - специальная. Когда имеет место идеальная совокупность, деяние хотя и содержит признаки разных составов преступлений, но они не находятся в соотношении "общая и специальная". Так, еще в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. № 4 "О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге" (с изменениями от 10 февраля 2000 г.) указывается: "Если ответственность за допущенное должностным лицом нарушение служебных полномочий предусмотрена специальной уголовно-правовой нормой (в частности, ст. ст. 132 - 143, 152 - 152.1, 176 - 179, 214 - 217 УК РСФСР и соответствующими статьями УК других союзных республик), содеянное подлежит квалификации по этой норме без совокупности со статьями, предусматривающими общие составы должностных преступлений" <*>. Сложившаяся судебная практика и доктрина уголовного права повлияли на законодательное решение об установлении правила конкуренции общей и специальной нормы в ч. 3 ст. 17 УК РФ, согласно которой "если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме". Но суды и сейчас нередко допускают ошибки такого рода в квалификации <**>.
   --------------------------------

<*> Бюллетень Верховного Суда СССР. 1990. № 3; Российская газета. 23.02.2000.
<**> См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. № 10. С. 22.

Следующая проблема, вызванная неоднозначностью определений совокупности и неоднократности преступлений, - это отграничение данных форм множественности друг от друга. Первое, на что необходимо обратить внимание, - это положение ч. 3 ст. 16 УК РФ, согласно которому "в случаях, когда неоднократность преступлений предусмотрена настоящим Кодексом в качестве обстоятельства, влекущего за собой более строгое наказание, совершенные лицом преступления квалифицируются по соответствующей части статьи настоящего Кодекса, предусматривающей наказание за неоднократность преступлений". Анализ данной нормы однозначно показывает, что все тождественные преступные деяния, совершенные до осуждения, должны квалифицироваться по части статьи, содержащей признак "неоднократно". Очень часто суды необоснованно квалифицируют каждое деяние в отдельности, при этом второе по признаку "неоднократно", например ч. 1 ст. 105 УК РФ и п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ (см.: БВС РФ. 1999. № 9. С. 14; БВС РФ. 2000. № 7. С. 13). Бывает, что суды вообще не учитывают признак "неоднократно", квалифицируя каждое деяние в отдельности и назначая наказание по совокупности преступлений (см.: БВС РФ. 2001. № 7. С. 26). Следует отметить, что квалификация каждого преступления по отдельным частям или пунктам одной статьи УК РФ возможна, если такие части (пункты) не только предусматривают самостоятельные составы преступлений, но и имеют свои санкции. Верховный суд Чувашской Республики, признав М. виновным в умышленном причинении смерти Я. с особой жестокостью и в умышленном причинении смерти своей матери А., назначил ему наказание в виде лишения свободы по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 15 лет, по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 17 лет и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - на 23 года. Коллегия исключила указание о назначении М. наказания по совокупности преступлений с учетом того, что все пункты ст. 105 УК РФ, по которым он осужден, входят в одну часть данной статьи и не имеют своих санкций, в связи с чем суд не вправе был назначать наказание отдельно по каждому пункту одной части статьи, а затем по совокупности преступлений <*>. Вышеотмеченная судебная практика противоречит принципу законности, суды не руководствуются буквальным толкованием ч. 3 ст. 16 и ч. 1 ст. 17 УК РФ.
   --------------------------------

<*> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 7. С. 28.

И наоборот, несколько преступлений, квалифицируемых по разным частям одной статьи, должны образовывать совокупность, а не поглощаться наиболее тяжким из совершенных преступлений <*>. Не следует вышеизложенную ситуацию (в которой каждое преступное деяние совершается разновременно) путать с единичным преступлением, которое начато как менее тяжкое, а в дальнейшем переросло в более тяжкое. В таком случае содеянное надлежит квалифицировать лишь по статье закона, предусматривающей уголовную ответственность за более тяжкое преступление. Так, 23 января 1999 г. Д. и О. в состоянии алкогольного опьянения из личных неприязненных отношений избили гражданина Б., причинив ему вред здоровью средней тяжести. Во время избиения виновные договорились между собой об убийстве Б. и совместно задушили его при помощи шнурков от ботинок и палки. Умысел на убийство Б. возник у осужденных непосредственно во время его избиения. Таким образом, преступление, начатое как менее тяжкое, переросло в более тяжкое, и поэтому причинение Б. вреда здоровью средней тяжести охватывается составом преступления, предусмотренного п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, в связи с чем дополнительной квалификации по п. "г" ч. 2 ст. 112 УК не требуется <**>.
   --------------------------------

<*> См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 1. С. 11.
<**> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 4. С. 17.

Более спорным является вопрос о квалификации двух преступлений, подпадающих под разные части одной статьи, если в одной из частей закреплен квалифицирующий признак "неоднократно". Руководствуясь ст. 17 УК РФ, подобные преступные деяния следует считать совокупностью преступлений, ибо они предусмотрены разными частями статьи и, следовательно, каждое из них должно быть квалифицировано отдельно без учета признака "неоднократно". Верховный Суд на примере убийства предложил иное решение проблемы. Так, Сибирев признан виновным в убийстве Шумова и убийстве Копыловой с целью сокрытия другого преступления (т.е., как мы видим, Сибиреву вменяется одна статья, но разные ее части). Коллегия указала, что его действия должны быть квалифицированы как убийство, совершенное неоднократно, с целью скрыть другое преступление, а квалификация по ч. 1 ст. 105 УК РФ является излишней (см. Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 1999 год) <*>. Аналогичные решения были вынесены и по другим уголовным делам (см.: БВС РФ. 2001. № 1. С. 12; БВС РФ. 2001. № 6. С. 9). Данная позиция Верховного Суда противоречит буквальному толкованию ст. 17 УК РФ. Таким образом, суд отдает предпочтение в этом случае неоднократности преступлений, если же части статьи не будут содержать признак "неоднократно", то содеянное будет признано совокупностью. Эта проблема возникает из-за нечеткого законодательного закрепления двух понятий - "неоднократность преступлений" и "совокупность": не совсем ясно, когда преступления, предусмотренные разными частями статьи, образуют неоднократность, а когда совокупность. Следует также отметить, что суды при решении вопросов о применении нормы о неоднократности преступлений в убийствах руководствуются положениями ППВС РФ № 1 от 27.01.99 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" <**>, где дается довольно спорная, широкая трактовка неоднократности преступлений. В частности, говорится, что по смыслу закона основанием для квалификации действий виновного по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ является также совершение им ранее преступлений, предусмотренных ст. ст. 277, 295, 317, 357 УК РФ. Это положение противоречит принципам законности и справедливости и ухудшает положение обвиняемого, позволяя усиливать ему наказание. Выход видится в следующем: либо ввести данное положение в УК РФ в качестве примечания к ст. 105, как это сделано в ч. 5 примечания к ст. 158, либо вообще отказаться от указанного правила квалификации.
   --------------------------------

<*> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 9. С. 22.
<**> Российская газета. 09.02.1999.

Рассмотрев проблемные ситуации, возникающие в процессе квалификации отдельных форм множественности, хотелось бы остановиться на проблемах в процессе назначения наказания за них.
Неоднократность преступлений помимо влияния на квалификацию содеянного используется судом и как средство индивидуализации наказания в качестве отягчающего обстоятельства. Суды нередко допускают неточности в использовании данного обстоятельства, нарушая тем самым принцип справедливости. Их ошибки можно разделить на следующие группы:
1. Учитывается неоднократность преступлений как обстоятельство, отягчающее наказание, хотя квалификация содеянного осуществляется по признаку "неоднократно", тем самым идет необоснованное увеличение наказуемости деяния (см.: "Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 1998 год" <*>). В этом случае суды нарушают норму ч. 2 ст. 63 УК РФ, в соответствии с которой если отягчающее обстоятельство предусмотрено диспозицией нормы Особенной части, то оно не используется в качестве отягчающего наказания при индивидуализации.
   --------------------------------

<*> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 12. С. 14.

2. Учитывается неоднократность преступлений как отягчающее наказание обстоятельство в случае квалификации содеянного по признаку "лицом, ранее два или более раза судимым" (см.: "Определение № 25-099-24 по делу Ночевнова и Паниота" <*>). Понятие "ранее два или более раза судим за аналогичное преступление" совпадает по своему объему с понятием "неоднократность преступлений", соединенная с предшествующей судимостью, и, следовательно, руководствуясь ч. 2 ст. 63 УК РФ, нет необходимости дважды усиливать уголовную ответственность.
   --------------------------------

<*> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 7. С. 15.

3. Не учитывается неоднократность преступлений в качестве отягчающего наказание обстоятельства, хотя данный признак в диспозицию нормы Особенной части не включен, тем самым не соблюдаются правила ст. 60, п. "а" ч. 1 ст. 63 УК РФ (см.: Обзор судебной работы военных судов гарнизонов и объединений за I полугодие 1999 (Извлечение) "Назначение явно несправедливого вследствие мягкости наказания повлекло отмену приговора") <*>.
   --------------------------------

<*> Справочно-правовая система "КонсультантПлюс".

Как ранее было отмечено, несовершенство уголовно-правового регулирования института множественности преступлений, в частности при определении разновидностей множественности, создает проблему отграничения их друг от друга, такие противоречия возникают и при определении неоднократности и рецидива, а отсюда необходимость применения или неприменения ч. 2, 3 ст. 68 УК РФ при назначении наказания при рецидиве преступлений.
В соответствии с ч. 3 ст. 68 УК РФ правила ч. 2 ст. 68 УК РФ об особом порядке назначения наказания при рецидиве не применяются, "если статья (часть статьи) Особенной части настоящего Кодекса содержит указание на судимость лица, совершившего преступление, как на квалифицирующий признак". Всю судебную практику о назначении наказания при рецидиве преступлений можно разделить на две группы:
1. Суды, квалифицируя содеянное по признаку "неоднократно" при наличии в действиях рецидива, используют, назначая наказание, ч. 2 ст. 68 УК РФ, т.е. ч. 3 ст. 68 УК РФ толкуется буквально "в соответствии с буквой закона" (см.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 февраля 1999 г. по делу Коровина <*>).
   --------------------------------

<*> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 4. С. 21 - 22.

2. Областные суды, квалифицируя содеянное по признаку "неоднократно" при наличии в действиях рецидива, не используют при назначении наказания ч. 2 ст. 68 УК РФ, руководствуясь расширительным толкованием ч. 3 ст. 68 УК РФ, аргументируя свою позицию тем, что неоднократность может образовываться за счет наличия непогашенной или неснятой судимости (см.: Постановление Президиума Самарского областного суда <*>). Хотелось бы отметить, что именно так предлагалось использовать ст. 68 УК РФ до принятия ППВС № 40 от 11.06.99 "О практике назначения судами уголовного наказания" <**>. В памятке государственному обвинителю о некоторых вопросах назначения наказания, составленной отделом по надзору за законностью судебных постановлений по уголовным делам прокуратуры Смоленской области в 1998 г., отмечалось, что "в качестве квалифицирующего признака статьи Особенной части, содержащего указание на судимость и вследствие этого исключающего применение ч. 2 ст. 68 УК РФ, следует рассматривать такой квалифицирующий признак, как связанную с предшествующей судимостью неоднократность, образованную лишь одним новым преступлением. Если же совершено не одно, а несколько новых преступлений, образующих неоднократность, то наказание назначается по правилам ч. 2 ст. 68 УК РФ, так как неоднократность утрачивает связь с судимостью". Аналогичное решение просматривалось и в ответах на вопросы, поступившие в Верховный Суд РФ, возникающие при применении судами УК РФ и отправленные председателям судов субъектов РФ в конце 1997 г. "Вопрос: Лицо ранее судимо за грабеж. Осуждается за кражу и изнасилование. Имеет место опасный рецидив. В этом случае применяются правила ч. 2 ст. 68 УК РФ и назначается наказание не менее двух третей максимального срока наказания: а) за кражу и изнасилование; б) только за изнасилование; в) вообще не применяется, а применяются правила ч. 3 ст. 68 УК РФ? Ответ: Поскольку для повторной кражи первая кража образует квалифицирующий признак п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, то для кражи применяются правила ч. 3 ст. 68 УК РФ, а по изнасилованию следует применять правила ч. 2 ст. 68 УК РФ".
   --------------------------------

<*> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 4. С. 22.
<**> Российская газета. 07.07.1999.

ППВС № 40 от 11.06.99 "О практике назначения судами уголовного наказания" в п. 11 определил, что "на другие квалифицирующие признаки, например неоднократность, правила ч. 3 ст. 68 УК РФ не распространяются" <*>. Это положение должно поставить точку в многочисленных дискуссиях, но решение проблемы таким образом, на наш взгляд, противоречит принципу справедливости, в соответствии с которым одно правовое явление - "множественность преступлений" - всего лишь раз должно усиливать негативные правовые последствия. В соответствии с новыми правилами мы усиливаем наказуемость за содеянное дважды: один раз при учете признака "неоднократно", второй - используя особые правила назначения наказания при рецидиве.
   --------------------------------

<*> Российская газета. 07.07.1999.

Не меньше проблем возникает в процессе назначения наказания при совокупности преступлений. Следует отметить, что ч. 3 ст. 69 УК РФ была изменена Федеральным законом от 25.06.98 <1> по причине того, что прежняя формулировка вызывала множество вопросов в процессе применения. Так, в первоначальной редакции уголовного закона отмечалось: "Если преступления, совершенные по совокупности, являются только преступлениями небольшой тяжести, то окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения наказаний, а если преступления, совершенные по совокупности, являются только преступлениями средней тяжести, тяжкими или особо тяжкими преступлениями, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний". В Комментарии к Уголовному кодексу РФ указывалось, что "в ст. 69 настоящего Кодекса не отрегулирован вопрос назначения наказания по совокупности преступлений, в которую входят преступления небольшой и средней тяжести, небольшой тяжести и тяжкие или особо тяжкие преступления. Представляется, что в подобных случаях может применяться либо принцип поглощения (наказанием за преступление средней тяжести поглощается наказание за преступление небольшой тяжести), либо принцип частичного или полного сложения, если предусмотрено соответствие лишению свободы других видов наказания (ч. 1 ст. 71). Кроме того, возможно одновременное применение принципов поглощения и сложения наказаний" <2>. Как мы видим, последующее законодательное решение не поддерживает позицию С.А. Разумова, одного из авторов комментария к УК РФ. Согласно современной редакции нормы ст. 69, "если хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является преступлением средней тяжести, тяжким или особо тяжким преступлением, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний". Законодатель устранил спорные толкования данной нормы, и суд не только может, но и должен применять закон в четком соответствии с ее текстом (см.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 января 1999 года <3>; Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 октября 1999 года <4>). Но многие приговоры были вынесены до вышеотмеченных изменений в ст. 69 УК РФ и обжалованы в Верховный Суд, интересно обозначить позицию последнего на этот счет. Так, в Определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда от 10.12.98 указано, что, "поскольку на момент вынесения приговора ст. 69 УК РФ не устанавливала назначение наказания по такой совокупности преступлений, как небольшой тяжести и тяжкого, суд при назначении Филюгину наказания применил ч. 2 ст. 69 УК РФ, согласно которой если преступления, совершенные по совокупности, являются только преступлениями небольшой тяжести, то окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения наказаний. При этом окончательное наказание не может превышать максимального срока или размера наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.
   --------------------------------

<1> Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 26. Ст. 3012.
<2> Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Общая часть // Под общей редакцией Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1996. С. 188.
   ------------------------------------------------------------------

--> примечание.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 2000.
   ------------------------------------------------------------------

<3> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 9. С. 13 - 14.
<4> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 8. С. 11.

Отменяя приговор, Президиум городского суда в постановлении указал, что суд при назначении Филюгину окончательного наказания должен был применить принцип частичного или полного сложения наказаний, так как Федеральным законом от 25 июня 1998 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" было внесено изменение в ч. 3 ст. 69 УК РФ, согласно которой если хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является преступлением средней тяжести, тяжким или особо тяжким преступлением, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний.
Однако, поскольку на момент совершения преступлений и осуждения Филюгина данный Закон, ухудшающий положение осужденного, не был принят, в соответствии со ст. 10 УК РФ обратной силы он не имеет" <*>.
   --------------------------------

<*> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 6. С. 9 - 10.

В другом Постановлении от 21.10.98 Президиум Верховного Суда РФ определяет, что "дело следует направить на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям. Как видно из приговора, назначая виновным наказание по совокупности преступлений, суд руководствовался требованиями ч. 2 ст. 69 УК РФ, применив принцип поглощения менее строгого наказания более строгим. Между тем деяния, предусмотренные ч. 2 ст. 105 и ч. 2 ст. 161 УК РФ (по которым осуждены Лалетин и Булат), согласно ч. ч. 4, 5 ст. 15 УК РФ относятся соответственно к тяжкому и особо тяжкому преступлениям (хотя другие совершенные преступления были небольшой тяжести. - Прим. автора).
В соответствии же с ч. 3 ст. 69 УК РФ (в ред. Федерального закона от 13 июня 1996 г.) если преступления, совершенные по совокупности, являются только преступлениями средней тяжести, тяжкими или особо тяжкими преступлениями, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний. При этом окончательное наказание в виде лишения свободы не может быть более двадцати пяти лет" <*>.
   --------------------------------

<*> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 6. С. 9.

Как мы видим, Верховный Суд дает самостоятельное толкование прежней редакции ст. 69 УК РФ по следующему принципу: если в совокупность преступлений входит одно преступление небольшой тяжести и одно преступление иной категории, то могут быть использованы правила поглощения, а если наряду с преступлениями небольшой тяжести в совокупность входят несколько преступлений иной тяжести, то правила поглощения не используются, а суд назначает наказание с учетом правил полного или частичного сложения.
Особое внимание хотелось бы обратить на применение ч. 5 ст. 69 УК РФ, согласно которой "по тем же правилам (которые изложены в ст. 69 "Назначение наказания по совокупности преступлений". - Прим. автора) назначается наказание, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу. В этом случае в окончательное наказание засчитывается наказание, отбытое по первому приговору суда". Данное правило однозначно следует применять, если преступления предусмотрены различными частями или статьями уголовного закона (см.: Определение № 6-067/2000 по делу Гайфулина и др. <*>). Но часто бывает, что обвинительный приговор суда вступил в законную силу, а после обнаруживается, что лицо до вынесения приговора совершило не только преступление, в котором его обвиняют, но и ряд других тождественных ему. До последнего времени на этой проблеме Верховный Суд РФ (РСФСР) не акцентировал внимания, но в принятом Постановлении № 40 Пленума Верховного Суда РФ от 11.06.99 "О практике назначения судами уголовного наказания" отмечается, что, "если после вынесения приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора по первому делу, и преступления по первому и второму приговору квалифицированы различными пунктами одной и той же части соответствующей статьи УК РФ (часть вторая статьи 105 УК РФ...), окончательное наказание назначается по правилам части пятой статьи 69 УК РФ, однако оно не может превышать максимального срока лишения свободы, предусмотренного соответствующей частью статьи Особенной части УК РФ" <**>. По нашему мнению, это указание Верховного Суда РФ еще больше запутывает судебную практику, ибо возникает ряд вопросов: 1. А если лицо совершило ряд тождественных преступлений, предусмотренных не различными, а одинаковыми пунктами одной части статьи? 2. Что делать в случае, если вновь обнаруженное тождественное преступление должно изменить квалификацию содеянного? К тому же, использовать в данном случае правила назначения наказания по совокупности преступлений (ч. 5 ст. 69 УК РФ) мы не можем в силу того, что преступные деяния являются тождественными и образуют иную разновидность множественности - неоднократность преступлений. Думается, наиболее приемлемое решение - это отмена предыдущего приговора и передача уголовного дела для производства нового судебного разбирательства в силу вновь открывшихся обстоятельств, но для этого следует внести изменения в уголовно-процессуальное законодательство.
   --------------------------------

<*> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 8. С. 21.
<**> Российская газета. 07.07.1999. С. 5.

Вышеперечисленными проблемами применение института множественности не исчерпывается. Думается, что принятие отдельного постановления Пленума Верховного Суда РФ по делам о множественности преступлений, в котором будут обобщены все рекомендации Верховного Суда, изложенные в ППВС и официально опубликованной судебной практике, позволит единообразно применять нормы о множественности и избежать противоречий в процессе их использования.


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru