Законодательство
Выдержки из законодательства РФ

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления







"НАРУШЕНИЕ УСТАВНЫХ ПРАВИЛ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ВОЕННОСЛУЖАЩИМИ ПРИ ОТСУТСТВИИ МЕЖДУ НИМИ ОТНОШЕНИЙ ПОДЧИНЕННОСТИ (НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ К СТ. 335 УК РФ)"
(Х.М. Ахметшин)
("Право в Вооруженных Силах", № 10, 2003)

Дата
24.09.2003

Официальная публикация в СМИ:
"Право в Вооруженных Силах", 2003, № 10

Автор
Ахметшин Х.М.






НАРУШЕНИЕ УСТАВНЫХ ПРАВИЛ
ВЗАИМООТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ВОЕННОСЛУЖАЩИМИ
ПРИ ОТСУТСТВИИ МЕЖДУ НИМИ ОТНОШЕНИЙ ПОДЧИНЕННОСТИ

(НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ К СТ. 335 УК РФ)

Х.М. АХМЕТШИН

Х.М. Ахметшин, профессор кафедры уголовного права, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РСФСР.

Статья 335 УК РФ. Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности

Комментарий к статье 335

Сплоченность воинских коллективов, создание в них атмосферы войскового товарищества, поддержание твердых уставных взаимоотношений - необходимое условие обеспечения постоянной боевой готовности и боеспособности личного состава, залог успешного выполнения повседневных задач обучения и воспитания военнослужащих. Воинские уставы детально регулируют порядок взаимоотношений военнослужащих как на службе, так и вне службы. Основные требования этого порядка закреплены в Уставе внутренней службы и Дисциплинарном уставе Вооруженных Сил Российской Федерации.
Нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими наносят ущерб воинскому правопорядку, здоровью, чести и достоинству военнослужащих, интересам обеспечения постоянной боевой готовности войск и сил флота. По своему характеру они являются воинскими правонарушениями. Наиболее опасные из этих правонарушений, сопряженные с насилием, унижением чести и достоинства военнослужащих, признаются преступлениями против военной службы и предусмотрены в ст. 335 УК РФ.
Нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности относятся к числу наиболее распространенных преступлений в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, их удельный вес составляет 30% всех совершаемых воинских преступлений (Сборник судебной практики военных судов Российской Федерации по уголовным делам за 1996 - 2001 годы. М.: Военное издательство, 2002). Борьбе с этими опасными преступлениями против военной службы постоянно уделяется серьезное внимание военного командования, органов военной прокуратуры, военных судов, а также широкой общественности.
Преступления, предусмотренные ч. ч. 1 и 2 ст. 335 УК РФ, отнесены к преступлениям средней тяжести, а предусмотренные ч. 3 ст. 335 - к тяжким преступлениям (ст. 15 УК РФ).
Объектом рассматриваемого преступления является закрепленный в воинских уставах порядок взаимоотношений военнослужащих, не состоящих в отношениях подчиненности, а также личность военнослужащих-потерпевших, их здоровье, честь и личное достоинство. Посягательство на порядок уставных взаимоотношений осуществляется путем непосредственного противоправного воздействия на одного или нескольких военнослужащих - участников этих отношений, поэтому преступлением причиняется ущерб как порядку уставных взаимоотношений между военнослужащими, так и личности потерпевших. Более того, степень общественной опасности совершенного преступления во многом зависит от ущерба, нанесенного личности потерпевшего.
С объективной стороны под нарушением уставных правил взаимоотношений понимаются различные виды насилия одних военнослужащих над другими, унижение их чести и достоинства, издевательства над ними, совершаемые в целях обеспечения себе облегченных условий службы, привилегированного положения в коллективе, подчинения своей воле сослуживцев, а равно из других, в том числе хулиганских, побуждений. Нарушения уставных взаимоотношений конкретно могут проявляться в принуждении потерпевших совершать действия, унижающие их личное достоинство, оказывать личные услуги военнослужащим более ранних сроков призыва, выполнять за них те или иные обязанности военной службы, сексуальных извращениях и иных формах издевательств. Они могут быть связаны с изъятием у молодых воинов предметов обмундирования, продуктов питания, иных материальных ценностей. Все эти действия, как правило, сопровождаются применением насилия или угрозой его применения. Насилие может состоять в нанесении побоев, причинении различной тяжести вреда здоровью, иных насильственных действиях, связанных с причинением физической боли потерпевшему либо ограничением его свободы. Понятием насилия охватывается также угроза применения различных видов физического насилия.
Рассматриваемое преступление, как и любое воинское преступление, направлено против установленного порядка прохождения военной службы, воинских отношений. По ст. 335 УК РФ подлежат квалификации, во-первых, указанные насильственные и другие действия, когда они совершены в связи с исполнением потерпевшим обязанностей военной службы, например на почве недовольства его добросовестным отношением к службе. Во-вторых, основанием для квалификации указанных действий по ст. 335 является их совершение не только в связи с исполнением потерпевшим обязанностей военной службы, но и из иных, в том числе хулиганских, побуждений, если при этом хотя бы один из военнослужащих (потерпевший или виновный) исполнял обязанности военной службы, находился при исполнении этих обязанностей. Понятие исполнения обязанностей военной службы определено в ст. 37 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" и ст. 7 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации. В-третьих, преступление, квалифицируемое по ст. 335 УК РФ, может быть совершено не в связи и не при исполнении обязанностей военной службы, но сопровождалось проявлением явного неуважения к воинскому коллективу, грубым нарушением внутреннего распорядка в подразделении, нормального отдыха или досуга личного состава, стремлением отдельных военнослужащих более раннего срока призыва утвердить свое "превосходство" над молодыми воинами.
В указанных ситуациях действия виновных нарушают закрепленный в уставах порядок взаимоотношений между военнослужащими и содержат признаки воинских преступлений. Они могут быть совершены в расположении воинской части или вне ее пределов, в служебное время или во время отдыха, проведения культурно-массовых мероприятий, при нахождении в командировке, лечебном учреждении и т.п.
Практика показывает, что нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими иногда совершаются по мотивам национальной или расовой вражды или розни, сопровождаются оскорблением национальных чувств военнослужащих.
Однако не всякое насилие одного военнослужащего над другим образует воинское преступление. В период прохождения военной службы военнослужащие вступают не только в военно-служебные отношения, регулируемые и охраняемые нормами военного законодательства. В процессе взаимного общения, на почве осуществления имущественных, брачно-семейных отношений, реализации других личных прав и свобод между ними могут возникать сугубо личные отношения. Эти отношения в конкретных случаях могут сопровождаться общественно опасным нарушением общегражданских прав и свобод участвующих в них военнослужащих, в том числе и с применением насилия. Поскольку подобные правонарушения не посягают на воинский правопорядок, борьба с ними должна вестись с применением соответствующих норм общеуголовного законодательства о преступлениях против личности, против собственности, о хулиганстве и др.
Так, не образует воинского преступления насилие одного военнослужащего над другим, совершенное, например, по личным мотивам, когда военнослужащие находились в увольнении, на семейном торжестве, в кругу знакомых вне пределов воинской части и т.п. В зависимости от конкретных обстоятельств такое насилие может быть признано преступлением против здоровья или хулиганством.
В большинстве случаев насилие одного военнослужащего над другим, совершенное в расположении воинской части (на месте проведения занятий, различных мероприятий по распорядку дня и т.п.), будет признаваться нарушением уставных правил взаимоотношений между военнослужащими. Однако в отдельных конкретных случаях такое насилие может не содержать признаков воинского преступления. Если, к примеру, два солдата, уединившись в помещении для хранения личных вещей, выясняют свои личные отношения и в процессе этого один другому наносит побои или причиняет вред здоровью из ревности, мести и т.п., то содеянное не может быть квалифицировано по ст. 335 УК РФ.
В соответствии со ст. 37 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" военнослужащий не все время нахождения на территории воинской части считается исполняющим обязанности военной службы (находящимся при исполнении этих обязанностей), а только в течение установленного распорядком дня служебного времени. В ст. 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих" определено, что военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, ежедневно предоставляется не менее восьми часов для сна и двух часов личного времени. Поэтому не всякое насилие одного военнослужащего над другим в расположении воинской части может быть признано совершенным во время исполнения обязанностей военной службы и на этом основании считаться нарушением уставных правил взаимоотношений между военнослужащими.
С субъективной стороны рассматриваемое преступление совершается умышленно, с прямым умыслом. Виновный сознает, что своими действиями, связанными с унижением чести и достоинства, издевательством или сопряженными с насилием, в отношении военнослужащего, равного с ним по служебному положению и воинскому званию либо старшего или младшего по воинскому званию, нарушает закрепленный в воинских уставах порядок взаимоотношений между военнослужащими, и желает этого. Отношение виновного к последствиям деяния, указанным в п. "д" ч. 2 и ч. 3 ст. 335 УК РФ, возможно не только в виде умысла, но и в виде неосторожности.
Мотивы совершения преступления могут быть разными. Виновный может действовать на почве недовольства отношением потерпевшего к выполнению обязанностей военной службы, из личной неприязни к потерпевшему, из желания подчеркнуть свое мнимое превосходство над солдатами более позднего срока призыва на военную службу, других низменных, в том числе хулиганских, побуждений. В отдельных случаях преступление может быть совершено военнослужащим более раннего срока призыва в отношении своего сослуживца на почве недовольства тем, что последний не участвует в притеснениях солдат более поздних сроков призыва.
Субъектами преступления, предусмотренного ст. 335 УК РФ, могут быть военнослужащие, проходящие военную службу по призыву и по контракту. Это солдаты и матросы, сержанты и старшины, прапорщики и мичманы, а также лица офицерского состава Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований Российской Федерации, которые не состоят в отношениях подчиненности с потерпевшими, т.е. не являются их начальниками или подчиненными по служебному положению и по воинскому званию. Они могут быть равными с потерпевшими по служебному положению и воинскому званию, старшими или младшими по воинскому званию.
На общих основаниях субъектами данного преступления могут быть граждане, пребывающие в запасе, во время прохождения ими военных сборов. Действие ст. 335 УК РФ распространяется также на военных строителей военно-строительных отрядов (частей) Министерства обороны, других министерств и ведомств Российской Федерации.
По ч. 1 ст. 335 УК РФ подлежат квалификации нарушения уставных правил взаимоотношений, связанные с унижением чести и достоинства или издевательством над потерпевшим, с угрозой применения любого насилия к нему, а также сопряженные с физическим насилием в виде причинения легкого вреда здоровью, нанесения побоев либо иными насильственными действиями, связанными с причинением физической боли потерпевшему или ограничением его свободы. Наказание - содержание в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет или лишение свободы на срок до трех лет.
В качестве квалифицирующих обстоятельств в ч. 2 ст. 335 УК РФ предусмотрено совершение деяния: а) неоднократно; б) в отношении двух или более лиц; в) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; г) с применением оружия; д) с причинением средней тяжести вреда здоровью. Преступление, квалифицируемое по ч. 2 ст. 335 УК РФ, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.
В соответствии со ст. 16 УК РФ неоднократным считается совершение нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, не состоящими в отношениях подчиненности, два или более раза, если за ранее совершенное преступление лицо не было освобождено от уголовной ответственности либо судимость за ранее совершенное преступление не была снята или погашена.
Преступление в отношении двух или более лиц может быть совершено одновременно или в разное время. Нарушение уставных правил взаимоотношений, совершенное в отношении одного и того же лица в разное время, не дает основания для квалификации преступления по п. "б" ч. 2 ст. 335 УК РФ.
В соответствии со ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц, если в нем участвовали два и более исполнителя без предварительного сговора. Совершение преступления группой лиц без предварительного сговора предполагает согласованность действий участников группы, когда каждый участник группы сознает, что он действует согласованно с другими участниками группы, хотя предварительного сговора между ними не было.
Для признания преступления совершенным группой лиц по предварительному сговору необходимо, чтобы участники группы заранее договорились о совместном его совершении. Если, например, двое старослужащих с целью заставить молодого солдата выполнять за них тяжелые физические работы или удовлетворять их корыстные интересы применяют к нему различные виды физического насилия, то действия этих военнослужащих подлежат квалификации по п. "в" ч. 2 ст. 335 УК РФ как совершенные группой лиц по предварительному сговору.
При совершении преступления группой лиц и группой лиц по предварительному сговору все участники группы выступают соисполнителями, т.е. непосредственно принимают участие в выполнении объективной стороны состава преступления.
Совершение преступления организованной группой означает, что его участники составляют устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. При этом отдельные участники организованной группы могут не принимать непосредственного участия в выполнении объективной стороны состава преступления, а выступать в качестве организатора или пособника. Однако все участники организованной группы признаются соисполнителями совершенного преступления. Поэтому в случае нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, совершенного организованной группой, действия всех участников преступления подлежат квалификации по п. "в" ч. 2 ст. 335 УК РФ без ссылки на ст. 33.
Следует иметь в виду, что исполнителями преступления, предусмотренного ст. 335 УК РФ, могут быть только военнослужащие, не состоящие с потерпевшими в отношениях подчиненности. Военнослужащие, являющиеся начальниками или подчиненными потерпевшего, а также гражданские лица не могут признаваться исполнителями и соисполнителями данного преступления. Поэтому в тех случаях, когда в совершении преступления вместе с военнослужащими, не состоящими с потерпевшим в отношениях подчиненности, участвует начальник или подчиненный последнего либо гражданское лицо, действия исполнителя подлежат квалификации по ст. 335 УК РФ, а действия начальника или подчиненного потерпевшего, а также гражданского лица - по ст. 33 и ст. 335 УК РФ. В подобных случаях преступление не может считаться совершенным группой лиц или группой лиц по предварительному сговору, так как начальник, подчиненный и гражданское лицо могут выступать лишь в качестве подстрекателей или пособников.
По рассматриваемому вопросу имеется и другое мнение. В статье, опубликованной в Информационном бюллетене военных судов (№ 4 (164). 2002. С. 14 - 17), утверждается, что при нарушении с применением насилия уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, не состоящими в отношениях подчиненности, только действия военнослужащего, не состоящего в отношениях подчиненности с потерпевшим, могут быть квалифицированы по ст. 335 УК РФ, а действия других участников преступления (гражданских лиц, военнослужащих, являющихся начальниками или подчиненными исполнителя преступления) по этой статье квалифицированы быть не могут. По мнению автора указанной статьи, гражданское лицо, по сговору с военнослужащим участвовавшее в совершении этого преступления, подлежит ответственности по соответствующей статье главы 16 УК РФ. Что же касается начальника военнослужащего, участвовавшего совместно с ним в нарушении уставных правил взаимоотношений, то его действия следует квалифицировать как превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ). Таким образом, автор статьи вопреки требованиям ст. ст. 32 и 34 УК РФ одно преступление, совершенное в соучастии, разделяет на три самостоятельных преступления, квалифицируемых различными статьями Особенной части УК РФ.
Однако с такой позицией нельзя согласиться. Она противоречит сущности института соучастия в уголовном праве и его понятию, которое в ст. 32 УК РФ определено как умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. В преступлении, совершенном в соучастии, все его участники подлежат ответственности за одно и то же преступление, предусмотренное в соответствующей статье Особенной части УК РФ.
Участие командира (начальника) совместно с подчиненными в нарушении уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, не состоящими в отношениях подчиненности, в конкретных случаях может быть признано не только соучастием в преступлении, предусмотренном ст. 335 УК РФ, но и превышением им своих должностных полномочий (ст. 286 УК РФ). Если, например, старшина подразделения, проявляя недовольство отношением молодых солдат к службе, организует издевательства над ними со стороны военнослужащих более ранних сроков призыва с применением различного вида насилия и сам принимает непосредственное участие в этих действиях, то он, помимо соучастия в преступлении, предусмотренном ст. 335 УК РФ, совершает превышение своих должностных полномочий, поэтому подлежит ответственности по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 335 и 286 УК РФ.
Изложенная ситуация ничем не отличается от встречающихся в судебной практике случаев, когда начальник в целях удовлетворения общих корыстных интересов организует своих подчиненных и совместно с ними совершает хищение путем кражи имущества из хранилища. В подобных случаях вопрос о квалификации действий начальника по совокупности как кражи и должностного преступления, а действий подчиненных как кражи сомнений не вызывает. Поэтому вполне обоснованной является квалификация по совокупности ст. ст. 335 и 286 УК РФ действий командира (начальника) в указанных выше случаях нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими.
Следует, однако, иметь в виду возможные случаи, когда, например, молодой сержант, назначенный командиром отделения, находясь под влиянием военнослужащих более ранних сроков призыва, принимает участие в совершаемых ими издевательствах над молодыми солдатами и таким образом он становится соучастником преступления, предусмотренного ст. 335 УК РФ. Действия сержанта в подобной ситуации не могут рассматриваться и превышением должностных полномочий, они свидетельствуют лишь о его неподготовленности к выполнению своих служебных функций, предусмотренных Уставом внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации.
Нарушения уставных правил взаимоотношений могут быть совершены между военнослужащими, не состоящими в отношениях подчиненности, которые сами являются командирами (начальниками), имеют подчиненных. Участие подчиненного в нарушении уставных правил взаимоотношений с применением насилия к своему начальнику, совершаемом другими военнослужащими, не состоящими с его начальником в отношениях подчиненности, признается соучастием в преступлении, совершенном другими военнослужащими, его действия подлежат квалификации по ст. 335 УК РФ со ссылкой на ст. 33. При этом если применение подчиненным к начальнику насилия одновременно является местью за те или иные действия начальника по службе, совершенные им в отношении данного подчиненного, то это деяние подлежит дополнительной квалификации по ст. 334 УК РФ.
Под оружием применительно к п. "г" ч. 2 ст. 335 УК РФ следует понимать предметы, специально предназначенные для поражения живой цели: штатное армейское оружие (пистолет, автомат, штык, кортик и др.), а также иное огнестрельное или холодное оружие как заводского производства, так и самодельное. К оружию относятся и газовые пистолеты. Использование в процессе нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими всякого рода предметов хозяйственного или иного назначения (например, перочинный нож, топор, палка и т.п.) не дает основания для квалификации преступления по п. "г" ч. 2 ст. 335 УК РФ.
Применение оружия означает его использование для физического или психического воздействия на потерпевшего. Нельзя признать применением оружия один лишь факт наличия его у виновного в момент совершения преступления, когда виновный не использует его для достижения своих намерений.
Средней тяжести вред здоровью потерпевшего при нарушении уставных правил взаимоотношений (п. "д" ч. 2 ст. 335 УК РФ) может быть причинен как умышленно, так и по неосторожности, причинение такого вреда не требует дополнительной квалификации содеянного по статьям УК РФ о преступлениях против здоровья.
Тяжкими последствиями нарушения уставных правил взаимоотношений военнослужащих (ч. 3 ст. 335 УК РФ) должны быть признаны: причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, убийство и причинение смерти по неосторожности, а также самоубийство потерпевшего либо покушение на него. Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими в некоторых случаях (например, в карауле, на боевом дежурстве) может привести не только к человеческим жертвам, но и к срыву выполнения боевой задачи, выводу из строя боевой техники и другим тяжким последствиям. Эти последствия также могут служить основанием для квалификации преступления по ч. 3 ст. 335 УК РФ.
Преступление, квалифицируемое по ч. 3 ст. 335 УК РФ, наказывается лишением свободы на срок до десяти лет.
Тяжкие последствия в виде причинения тяжкого вреда здоровью либо смерти по неосторожности, а также самоубийства потерпевшего или покушения на него охватываются ч. 3 ст. 335 УК РФ, дополнительной квалификации по статьям УК РФ о преступлениях против жизни и здоровья не требуют. Если нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими были сопряжены с убийством или умышленным причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего при отягчающих обстоятельствах, указанных в ч. ч. 3 и 4 ст. 111 УК РФ, они должны быть квалифицированы, кроме ч. 3 ст. 335, по соответствующим статьям главы 16 УК РФ.
Не всякое убийство одним военнослужащим другого, не состоящего в отношениях подчиненности с виновным, является результатом, последствием нарушения уставных правил взаимоотношений между ними. Даже в расположении воинской части могут быть совершены различные преступления против личности из хулиганских или иных личных побуждений, которые не сопровождаются нарушением уставных правил взаимоотношений между военнослужащими. В подобных случаях нет оснований для квалификации совершенных преступлений по ст. 335 УК РФ, они должны быть квалифицированы по соответствующим статьям главы 16 УК РФ.
Как уже отмечалось, нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими могут сопровождаться изъятием у потерпевших продуктов питания, предметов обмундирования и других материальных ценностей. Если при этом у потерпевшего изымаются предметы, являющиеся его личной собственностью, то действия виновного наряду со ст. 335 УК РФ подлежат квалификации по соответствующим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за преступления против собственности (например, грабеж, вымогательство - ст. ст. 161, 163 УК РФ). Отобрание с применением насилия или под угрозой его применения отдельных предметов продовольственного пайка или предметов обмундирования, выдаваемых военнослужащему, как один из способов нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими охватывается ст. 335 УК РФ.
Нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими могут сопровождаться также совершением насильственных мужеложства или иных действий сексуального характера. В подобных случаях действия виновных образуют совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 335 и 132 УК РФ.
По совокупности ст. 335 и ст. ст. 333 или 334 УК РФ следует квалифицировать нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, если они сопряжены с сопротивлением (принуждением) начальнику или иному лицу, исполняющему обязанности военной службы, либо совершением насильственных действий в отношении начальника в связи с исполнением им обязанностей военной службы. Такая совокупность возможна в случаях, когда, например, командир (начальник), обнаружив в казарме нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, принимает меры к его прекращению и в связи с этим подчиненные оказывают ему сопротивление либо учиняют в отношении его насильственные действия.


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru