Законодательство
Выдержки из законодательства РФ

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления







"ГРЯЗНОЕ ПОРНО ИЛИ КРЫЛАТЫЙ ЭРОС?"
(О. Савельева)
("Бизнес-адвокат", № 9, 2000)

Дата
26.04.2000

Официальная публикация в СМИ:
"Бизнес-адвокат", 2000, № 9

Автор
Савельева О.






ГРЯЗНОЕ ПОРНО ИЛИ КРЫЛАТЫЙ ЭРОС?

О. САВЕЛЬЕВА

О. Савельева, доцент МГУ, ведущий научный сотрудник центра "Истина".

В цивилизованном обществе сексуальная сфера жизни подлежит правовой регламентации. Нарушения этих табу чреваты не только общественным осуждением, но личным знакомством с УК РФ. Между тем в законном бизнесе, связанном с творчеством (кино, реклама, мода, литература, пресса, видео- и аудиопродукция, эстрада, театр, танцы, изобразительное искусство, дизайн и др.), нелегко найти объекты коммерции, совершенно свободные от сексуальности. Размещая продукцию, предприниматель рискует вступить в конфликт не только с общественным мнением, но и с Уголовным кодексом. Между тем четко указать границы дозволенного практически невозможно.
Наказания за нарушение табу, связанного с распространением порнографии, определяются гл. 25 УК РФ "Преступления против здоровья населения и общественной нравственности" и в первую очередь ст. 242 "Незаконное распространение порнографических материалов или предметов". Признанный судом факт незаконного изготовления или распространения порнографических материалов или предметов согласно ст. 242 УК РФ грозит предпринимателю лишением свободы на срок до двух лет или штрафом от пятисот до восьмисот минимальных размеров оплаты труда или в размере его заработной платы или дохода за период от пяти до восьми месяцев.
У добросовестных предпринимателей и юристов в данной ситуации возникает естественный вопрос - как определить те границы, которые нельзя нарушать, используя в коммерческих целях печатные изобразительные материалы, тексты, скульптуры, картины, музыкальные произведения и т.д. с высокой концентрацией сексуально значимого содержания? И как их отличить от материалов порнографического характера?
Действительно, что же такое порнография? Само слово (от древнегреческих "порнейя" - проституция и "графо" - пишу) использовалось еще в античности и означало серию рассказов, обучавших молодых людей сексуальным действиям или просто возбуждавших клиентов проституток. Поскольку проституция в Древней Греции предосудительным занятием не была, то и порнография не осуждалась.
В УК РФ определения термина "порнография" не дано. Обратимся к учебникам по уголовному праву. В одном из них сказано совсем скупо: общим признаком материалов и предметов, относимых к порнографии, является то, что они вызывают интерес к сексу (Уголовное право. Особенная часть. Учебник. Под ред. Н.И. Ветрова и Ю.А. Ляпунова. - М., 1998, с. 458).
"Порнографическими материалами и предметами признаются ... произведения, основным содержанием которых является грубо натуралистическое, детальное изображение анатомических и (или) физиологических подробностей сексуальных отношений" (Уголовное право России. Особенная часть. Под ред. А.Н. Игнатова и Ю.А. Красикова. - М., 1998, т. 2, с. 465).
"Порнография - циничное, крайне непристойное изображение чего-либо, связанного с половыми отношениями" (Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов. Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселова. - М., 1998, с. 475).
Итак, если произведение можно назвать непристойным, то оно относится к порнографии, а если нельзя - то к эротической продукции, производство и распространение которой уголовно не наказуемо. Отсюда следует, что ключевое слово для разграничения того, что можно, и того, что нельзя, - непристойность.
Непристойный - бесстыдный, неприличный. Так трактует это прилагательное словарь С.И. Ожегова. Воспользуемся словарем еще раз. Стыд - чувство сильного смущения от сознания предосудительности поступка, вины; приличие - правило поведения. Если соединить все вместе, то непристойность - это поведение, "вгоняющее в краску" средненормального члена общества, то есть человека, придерживающегося господствующих в этом обществе культурных и социальных норм. С другой стороны, широта понятия непристойность достаточно индивидуальна. Сексуально ориентированная непристойность и есть порнография. Но в юридической практике подобная трактовка этого феномена не работает. Прежде всего потому, что культурные и социальные нормы изменчивы во времени: то, что было абсолютно невозможно сто лет назад, сегодня стало общепринятым.
Не только историческое время, но и контекст происходящего определяют, "что такое хорошо и что такое плохо". Появляться женщине в городе с голой грудью непристойно, но загорать "топ лесс" в соответствующем месте - пожалуйста (хотя на пляжах Рио - де - Жанейро за это стали, вроде бы, забирать в участок). Следует также учесть, что нормы меняются от страны к стране. Обнаженная красавица на рекламном щите где-нибудь в Сан - Пауло не вызывает у прохожих особых эмоций, а вот в Арабских Эмиратах шампунь по телевизору рекламирует женщина, у которой видны только нос и глаза. Но и в одной стране, особенно если она не мононациональна, нормы могут существенно меняться от региона к региону, они могут быть разными в городе и в деревне.
Но даже если принять во внимание все вышеперечисленное, то остается главная проблема - трудно юридически внятно сформулировать, каково на данный момент времени содержание общественной нормы, то есть правил, разделяемых и реализуемых значительным большинством членов общества. Не говоря уж о том, что у весьма большого числа "отдельных личностей" может быть свой взгляд на эту проблему. "Все зависит от личности, - писал в своем эссе "Порнография и непристойность" автор знаменитого романа "Любовник леди Чаттерлей" Д.Г. Лоренс. - То, что для одного - порнография, для другого - шутка гения".
Порнографическим признали роман Г. Флобера "Мадам Бовари" - классику мировой литературы. Скульптор Роден, художники Кранах, Рембрандт, Гойя, писатели Вольтер, Шекспир, Гете, не говоря уж о Мопассане и Бокаччо с его "Декамероном"... Список обвиненных в свое время в порнографической направленности их произведений можно продолжать и продолжать.
Один из самых забавных - случай с картиной французского художника Фрагонара "Качели", написанной в 1766 г. Все ее персонажи одеты с ног до головы и даже не касаются друг друга, обвинение же в непристойности было сделано на том основании, что мужчина, лежащий в левом углу картины, может видеть то, что у дамы, сидящей на качелях, находится под юбками.
В Англии первый светский процесс "о непристойности" был официально зафиксирован в 1727 г. и стал использоваться в дальнейшем в качестве прецедента.
Судили некоего Эдмунда Керла - издателя книг под красноречивыми названиями "Искусство поцелуя во всех его разновидностях", "Улей Купидона", "Венера в монастыре" и т.п. Речь обвинителя Суда королевской скамьи в Вестминстер - холле сэра Филиппа Йорка фактически обосновала "на все времена" практику подведения подобного рода действий под уголовное право.
Он, в частности, сказал: "Я настаиваю на утверждении, что это преступление должно быть рассмотрено по законам общего права, ибо оно ведет к развращению нравов подданных короля, а значит, направлено против короля. Благоденствие предполагает, что порядок считается нарушенным даже в тех случаях, когда не было совершено явное насилие. Эти случаи - выступление против гражданского правительства, выступление против Церкви, развращение морали. Я не стану утверждать, что каждый аморальный поступок, например обман, должен быть рассмотрен в суде, но если он оказывает разрушительное воздействие на нравственность в целом, если влияет или может повлиять на королевских подданных - это преступление общественного уровня. Внебрачные связи находятся вне судебной юрисдикции, а содержание домов разврата - попадает под нее". Производство и распространение порнографии судом было признано преступлением, Керл приговорен к штрафу в 33 фунта и одному году надзора.
В 1877 г. в Лондоне депутат парламента Чарльз Брэдли и некто Анна Безант были оштрафованы на 100 фунтов каждый (очень большие деньги по тем временам) и осуждены на 6 месяцев тюремного заключения за брошюру о контроле за рождаемостью. В 1888 г. там же был оштрафован на те же 100 фунтов, но посажен в тюрьму уже на год издатель Генри Вайзтелли, выпустивший в свет английский перевод романа знаменитого французского писателя Эмиля Золя "Земля". Но первым всемирно известным пострадавшим "за порнографию" был, видимо, великий Овидий, сосланный императором Августом на самый край цивилизованного мира (западное побережье Черного моря) за цикл лирики "Искусство любви".
Попробуем разобраться, почему же порнография - преступление. Из сказанного выше следует: потому что развращает нравы и тем самым дестабилизирует (как бы сказали теперь) сложившийся общественный порядок.
Такое понимание "причиняемого вреда" дожило и до нашего времени. Порнография повышает риск антиобщественного поведения личности, предлагая ей образцы поведения, находящиеся за пределами рекомендуемых обществом норм.
В юридической практике вред, причиняемый порнографией, раскладывается юристами на такие составляющие:
- отрицательное воздействие на нормальное физическое и психическое развитие несовершеннолетних;
- появление вследствие ее использования половых извращений;
- совершение под ее воздействием сексуальных преступлений. Но современная психология, биология, медицина, социология не согласны с данной трактовкой.
Объективные исследования не подтверждают прямой связи между непристойными изображениями или текстами и реальным асоциальным поведением человека, скорее уж наоборот, факты свидетельствуют об уменьшении агрессивности, в том числе и сексуальной, после "употребления" порнографических материалов. На совершение сексуальных преступлений психически здоровыми людьми порнография не влияет. Вред от нее связан скорее с тем, что многие люди, сравнивая свои собственные возможности в сексуальной сфере и представленные "образцы" могут испытывать чувство собственной ущербности, несоответствия "стандарту". Подчеркиваю, что речь о потребителях психически здоровых.
Несколько по-иному обстоит дело тогда, когда порнографические сцены соединены с грубым насилием (избиением, например). В этом случае отмечается, что массированный просмотр таких материалов может вызвать у испытуемых повышение терпимости к насилию вообще, реже возникает сочувствие к жертвам. Однако, по утверждению специалистов, этот эффект наблюдается главным образом у тех, кто, по выражению экспериментаторов, "и ранее был склонен к насилию".
Не отмечается и возникновение под влиянием порнографии такого вида преступлений, как сексуальные извращения. Зато медики говорят о случаях излечения от ряда сексуальных неврозов.
Особый случай - дети и подростки. Опасность здесь реальна, но не с той стороны, с какой ее обычно ждут. Психологи отмечают, что, служа своего рода суррогатом реального сексуального объекта, порнография скорее снижает вероятность совершения подростком сексуального преступления, чем повышает ее. Но она может способствовать формированию неправильных, да и просто вредных "по жизни" стереотипов в сексуальной сфере.
Международное законодательство по этому вопросу базируется на заключенной в 1923 г. международным сообществом Женевской конвенции "О борьбе с распространением и торговлей порнографическими изделиями", к которой СССР присоединился в 1935 г.
Порнография единодушно отвергается почти всеми государствами. Но вот любопытный пример. В Дании законы против порнографии были отменены в конце шестидесятых. После этого количество изнасилований уменьшилось, число сексуальных преступлений против маленьких детей сократилось на 85 процентов, остальные виды половых преступлений не изменились. Любопытно, что спрос на порнографию упал вскоре почти на 70 процентов: не запретный плод не сладок. Но не будем забывать, что Дания - протестантская в основном страна с традиционно высокой бытовой культурой граждан.
В России для разграничения эротики и порнографии применяются следующие критерии.
Порнографическими считаются материалы:
- не представляющие художественной ценности;
- не имеющие сюжета, а состоящие из отдельных сцен половых актов с крупными планами;
- не содержащие титров с указаниями создателей - авторов, режиссеров, актеров;
- не маркированные зарегистрированными товарными марками.
Но даже если все эти признаки налицо, суд все равно должен обратиться к процедуре искусствоведческой экспертизы. Получить же от экспертов однозначные заключения бывает порой нелегко.
В США был проведен опыт: смешали 10 фотографий, относящихся к эротическому искусству, и 10 порнографических иллюстраций из "мужских" журналов. Даже специалисты не смогли разложить их на две "правильные" кучки. Судья Верховного суда США А. Стюарт сказал как-то: "Я не знаю, как ее определить, я лишь узнаю ее, когда вижу".


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru