Законодательство
Выдержки из законодательства РФ

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления







"СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ КАК ОСНОВАНИЕ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ"
(А.В. Борбат, Б.Д. Завидов, А.В. Ендольцева, А.И. Милевский)
(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2005)

Дата
20.10.2005

Официальная публикация в СМИ:
Подготовлен для системы КонсультантПлюс

Автор
Борбат А.В.
Ендольцева А.В.
Завидов Б.Д.
Милевский А.И.


Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 20.10.2005.



Подготовлен для системы КонсультантПлюс

СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ КАК ОСНОВАНИЕ
УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

(ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА РОССИИ)

Материал подготовлен с использованием правовых актов
по состоянию на 20 октября 2005 года

А.В. БОРБАТ, Б.Д. ЗАВИДОВ,
А.В. ЕНДОЛЬЦЕВА, А.И. МИЛЕВСКИЙ

А.В. Борбат, гл. редактор федерального ж-ла "Российский следователь", к.ю.н, доцент, заслуженный юрист России.

Б.Д. Завидов, зам. гл. редактора федерального ж-ла "Российский следователь", к.ю.н., доцент, обладатель медали А.Ф. Кони, член Союза журналистов России.

А.В. Ендольцева, д.ю.н., начальник кафедры уголовного процесса Московского университета МВД России.

А.И. Милевский, к.ю.н., доцент кафедры уголовного процесса Московского университета МВД России.

Предисловие

Как известно, в доктрине уголовного права России вопросы Общей части Уголовного кодекса РФ тесно взаимосвязаны с нормами Особенной части УК РФ, которые не существуют в разрыве друг от друга. Точнее говоря, квалифицируя любой состав преступления по Особенной части УК, правоприменитель обязательно вынужден обращаться именно к нормам Общей части УК, а в особенности к таким, казалось бы, простым положениям, как: о наступлении уголовной ответственности, о понятии преступления и его составе; о причинной связи между общественно-опасным деянием и наступившими последствиями, а также к вопросам о четырех элементах любого преступления: объекте, объективной стороне, субъекте и субъективной стороне.
Несмотря на кажущуюся простоту темы, многие проблемы уголовного права, такие как: понятие и признаки преступления, о преступлениях, совершенных с прямым (косвенным) умыслом или по неосторожности, о преступлениях, совершенных с двумя формами вины; о вменяемости или невменяемости лица, совершившего преступление; о категории преступления, в контексте разграничения преступлений от иных правонарушений; о понятии и значении состава преступления, их соотношении и видах - так или иначе влияют не только на вопрос о виновности того или иного лица в совершении общественного опасного деяния, но и составляют первооснову квалификации любого состава преступления. Иначе говоря, состав преступления должен соответствовать вышеперечисленным признакам (элементам) всякого преступления.
Именно все вышеперечисленные элементы и признаки преступления объединены в общем - той одной общей идеей, как, в каком порядке и на каком основании можно правильно квалифицировать то или иное общественно опасное деяние как преступление.
Таким образом, исследуемая тема представляет интерес не столько с теоретической, сколько с практической точки зрения, что и анализируют авторы в настоящей статье.

1. Понятие и основание уголовной ответственности

1.1. Понятие уголовной ответственности

Уголовная ответственность является видом правовой ответственности. Характерно, что ответственность принадлежит к числу фундаментальных понятий права. И, как ни покажется это парадоксальным, ее содержание не было раскрыто ни в ранее действовавшем УК, ни во вновь принятом. Впрочем, для сравнения отметим, что и законодательное понятие гражданско-правовой ответственности отсутствует в тексте ГК РФ. В УК РФ 1996 г. говорится лишь об уголовной ответственности в статьях как Общей, так и Особенной частей.
Например, в ст. 1 УК РФ сказано о законах, предусматривающих уголовную ответственность, в ст. 2 - об установлении основания и принципов уголовной ответственности, в ст. 4 - о лицах, подлежащих уголовной ответственности, в ст. 299 - о привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности, в ст. 300 - о незаконном освобождении от уголовной ответственности.
В учебной и научной литературе понятие уголовной ответственности раскрывается с различных точек зрения и позиций. Общим для всех точек зрения является то, что проблема уголовной ответственности рассматривается в рамках уголовно-правовых отношений. У государства появляется право подвергнуть лицо за совершенное им преступление государственно-принудительному воздействию, предусмотренному уголовно-правовой нормой, которую он нарушил, и в то же время обязанность применить именно это воздействие. У лица, совершившего преступление, - обязанность подвергнуться такому воздействию и право на применение именно того воздействия, которое предусмотрено нарушенной им уголовно-правовой нормой.
В связи с этим выделяются следующие основные позиции в понимании уголовной ответственности.
Первая позиция предлагает понимать уголовную ответственность как обязанность лица, совершившего преступление, претерпеть наказание, заключающееся в лишениях личного или имущественного характера, порицающее его за совершенное преступление. Эта точка зрения изложена во многих учебных и научных работах <*>.

   --------------------------------

<*> См.: Курс советского уголовного права. Т. 1. Л., 1968. С. 222 - 223; Курс советского уголовного права. Т. 3. М., 1970. С. 1; Советское уголовное право. Общая часть. М., 1974. С. 26; Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве. М., 1963. С. 25.

Вторая позиция исходит из того, что под уголовной ответственностью понимается само предусмотренное уголовным законом государственно-принудительное воздействие, которое применяется по приговору суда к лицу, совершившему преступление, - осуждение его, а также назначение ему наказания, влекущего за собой судимость.
Третья позиция предлагает понимать под уголовной ответственностью все уголовно-правовое отношение в целом, т.е. урегулированное уголовным законом отношение между лицом, совершившим преступление, и государством в лице правоохранительных органов.
Так, правовед И.Я. Козаченко считает, что "уголовная ответственность - это возникающее с момента совершения преступления правоотношение, в пределах которого государство правомочно ограничивать правовой статус лица, совершившего преступление, с целью его исправления и перевоспитания, общего и специального предупреждения, а виновный обязан при наличии возможности претерпеть лишения личного, имущественного или иного характера, вытекающие из осуждения его от имени государства и применения к нему в необходимых случаях только предусмотренного уголовным законом наказания за совершенное преступление" <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Козаченко И.Я. Санкции за преступления против жизни и здоровья. Томск, 1987. С. 45.

Весьма сходную позицию излагает и редакционная коллегия (профессора Б.В. Здравомыслов, Ю.А. Красиков, А.И. Рарог) в учебнике "Уголовное право" <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Уголовное право. Учебник. Общая часть. М.: Манускрипт, 1992. С. 48.

Уголовная ответственность устанавливается нормами УК, которые указывают, какие общественно опасные деяния объявляются преступлениями, дают их исчерпывающий перечень в Особенной части УК, предусматривают наказания за их совершение.
Однако обязанность подвергнуться государственно-принудительному воздействию еще не есть сама ответственность, подобно тому, как обязанность отвечать еще не есть сам ответ. Обязанность может быть не реализована. Так, преступление не было раскрыто, совершивший преступление скрылся или правоохранительные органы не стали привлекать лицо к уголовной ответственности. В таких случаях лицо не считается понесшим уголовную ответственность, хотя бы к нему и применялись государственные принудительные меры, например, содержание под стражей во время расследования преступления.
Чтобы на конкретное лицо возложить уголовную ответственность за совершенное преступление, конечно же, необходим юридический документ. Таким документом является только вступивший в законную силу обвинительный приговор суда. Это положение установлено ст. 49 Конституции РФ, которая гласит: "Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда".
Как прежний, так и УК 1996 г. предусматривают уголовную ответственность без назначения наказания и судимости и уголовную ответственность с назначением наказания и судимостью. Такой вывод прямо вытекает из ст. 92 УК, в которой сказано, что несовершеннолетний, осужденный за совершение преступления небольшой или средней тяжести, может быть освобожден судом от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных частью второй ст. 90 УК. Здесь речь идет об освобождении несовершеннолетнего только от наказания. Суд в таких случаях выносит обвинительный приговор, но не назначает наказание. Вместо наказания назначаются принудительные меры воспитательного воздействия. Но раз есть обвинительный приговор суда, вступивший в законную силу (ибо в ст. 92 УК говорится об осужденном), то, значит, на лицо возложена уголовная ответственность, хотя наказание и не назначено.
Такое осуждение не влечет судимости, поскольку в соответствии со ст. 86 УК лицо, освобожденное от наказания, не считается судимым.
Следовательно, ст. 92 УК предусматривает возможность освобождения несовершеннолетнего только от наказания, но не от уголовной ответственности.
Из этого следует однозначный вывод: ст. 92 УК предусматривает единственный случай применения уголовной ответственности без назначения наказания и судимости, и только к несовершеннолетним, и только за совершение преступления небольшой или средней тяжести <*>.
   --------------------------------

<*> Прежний УК (1960 г.) в ч. 2 ст. 50 предусматривал возможность применения уголовной ответственности без назначения наказания и судимости к любому лицу, если судом будет признано, что в силу последующего после совершения преступления безупречного поведения и честного отношения к труду это лицо ко времени рассмотрения дела в суде не может быть сочтено общественно опасным. Прежний УК не содержал также указания на возможность применения этого вида уголовной ответственности в зависимости от тяжести совершенного преступления.

Значит, уголовная ответственность и наказание - понятия несовпадающие, ибо уголовная ответственность может быть без наказания. Но наказание не может быть без ответственности. Следовательно, понятие уголовной ответственности шире, чем понятие наказания.
Уголовная ответственность без наказания и судимости, как показывает практика, применяется довольно редко.
Типичной же является уголовная ответственность с назначением наказания и судимостью. Она является более суровой, поскольку включает в себя не только государственное порицание лица и совершенного им деяния, выраженное обвинительным приговором, но и назначенное ему наказание, влекущее судимость, т.е. лишение или ограничение прав и свобод. Все это в целом и является государственно-принудительным воздействием, применяемым обвинительным приговором суда к лицу за совершенное им преступление.
Характерно, что у правоведов нет единого взгляда на момент возникновения уголовной ответственности. Так, А.А. Пионтковский считает, что уголовная ответственность возникает с момента совершения преступления <*>. По мнению Я.М. Брайнина, она начинается с момента привлечения лица в качестве обвиняемого, т.е. когда органами расследования установлен конкретный человек, которого они обвиняют в совершении преступления <**>.
   --------------------------------

<*> См.: Курс советского уголовного права. Т. 3. М., 1970. С. 8 - 9.
<**> См.: Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве. М., 1963. С. 27.

От момента возникновения до момента ее прекращения идет реализация уголовной ответственности. С погашением или снятием судимости (ст. 86 УК) заканчивается реализация уголовной ответственности, т.е. наступает момент ее окончания.
В то же время и у сторонников рассматриваемого понимания уголовной ответственности также нет единого мнения и по вопросу о моменте ее окончания. Так, в литературе оспаривался вывод, что уголовная ответственность заканчивается в момент погашения или снятия судимости. Следует рассматривать судимость не как процесс реализации уголовной ответственности, а как ее последствие <*>. Однако эту позицию большинство авторов не разделяют.
   --------------------------------

<*> См.: Курс советского уголовного права. Т. 3. М., 1970. С. 12.

Уголовная ответственность без наказания и судимости является одномоментной. Ее начало и окончание совпадают.
Уголовная ответственность с назначением наказания и судимостью также начинается с момента вступления в силу обвинительного приговора суда. Однако она уже длится во времени и оканчивается после погашения или снятия судимости. Реализуется же она в форме государственного порицания лица путем признания его приговором суда виновным в совершении преступления, т.е. преступником, исполнения назначенного наказания или течения испытательного срока при условном осуждении и течения срока судимости.
Уголовная ответственность имеет только ей присущие признаки, совокупность которых и отличает ее от других видов правовой ответственности - административной, дисциплинарной, гражданско-правовой.
Эти признаки классифицируются:
1) по основаниям применения.
Уголовная ответственность возлагается только за совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного ст. 8 УК.
Другие виды ответственности, например, дисциплинарная, гражданско-правовая, в форме возмещения материального ущерба, могут наступать как за совершение деяний, содержащих состав преступления, так и за совершение иных правонарушений;
2) по содержанию ответственности.
Уголовная ответственность включает в себя государственное порицание лица и совершенного им деяния, ибо приговор выносится от имени государства, а при назначении наказания - и государственное принуждение в виде серьезных правоограничений (вплоть до лишения права на жизнь), связанных с исполнением наказания и судимостью.
При возложении на лицо других видов ответственности, в том числе и судом, государственное порицание отсутствует, ибо они возлагаются не от имени государства.
Таким образом, по своему содержанию уголовная ответственность - наиболее строгий вид правовой ответственности;
3) по субъекту применения.
Ответственность возлагается только судом и только обвинительным приговором, вступившим в законную силу. Никакой другой орган или должностное лицо не могут возложить уголовную ответственность.
Другие виды правовой ответственности могут возлагаться как судом, так и другими органами или лицами;
4) по порядку применения.
Уголовно-процессуальным законодательством установлен специальный порядок возложения уголовной ответственности. Уголовно-процессуальный кодекс регулирует деятельность органов расследования и суда по возложению уголовной ответственности.
Возложение других видов правовой ответственности регулируется иными правовыми нормами;
5) по кругу субъектов, на которых возлагается ответственность.
Уголовная ответственность носит личный характер, т.е. возлагается только на физическое лицо, виновное в совершении преступления (ст. 19 УК). Например, на предприятие за загрязнение вод или атмосферы не может быть наложен штраф как уголовное наказание <*>.
   --------------------------------

<*> См. Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М.: Юристъ, 1996. С. 73 - 74.

Иные виды правовой ответственности, например гражданско-правовая, могут быть возложены и на юридических лиц.

1.2. Основание уголовной ответственности

В вопросе об основании уголовной ответственности существует два аспекта - философский и юридический.
Философский аспект. Ответственность (не только уголовную, но и любую другую) следует возлагать только тогда, когда у субъекта была свобода выбора поведения, т.е. он мог поступить в соответствии с требованиями закона, но игнорировал закон и нарушил юридический запрет. Вопрос, однако, заключается в том, насколько человек свободен в выборе своего поведения. Ответ на него дается в трех плоскостях.
Первое. Сторонники его утверждают, что внешние обстоятельства жестко командуют человеком, обусловливают его поведение, заставляя поступать только так, а не иначе. Фактически здесь игнорируются сознание и воля человека, что должно приводить к выводу об отсутствии у него свободы выбора поведения. А если так, то надо говорить об отсутствии основания для ответственности либо вставать на путь объективного вменения, т.е. возложения на человека ответственности без его вины.
Второе направление. Его сторонники утверждают, что поведение человека ничем не обусловлено, что он всегда и везде волен поступать и поступает так, как ему заблагорассудится, что противоречит всей логике и рассудительности.
Сторонники третьего направления отрицают и фаталистические (фетишистские), и индетерминистические взгляды на поведение человека как ненаучные. Оно признает детерминизм, т.е. причинную обусловленность сознания и воли человека, а следовательно, и его поведения, окружающими его условиями, его потребностями, его социальным опытом.
Если свободы выбора поведения у человека не было, например, он действовал с отключенным сознанием или волей вследствие невменяемости (ст. 21 УК) либо в результате непреодолимого физического принуждения, вследствие чего был лишен возможности руководить своими действиями (бездействием), например, врач был связан и не мог оказать помощь тяжело раненному, то нет и ответственности (ч. 1 ст. 40 УК). В таких случаях нет вины. Но принцип вины предусмотрен ст. 5 УК, в которой сказано, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. А, как известно, объективное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается. Следовательно, сторонники третьего направления более близки к истине.
Юридический аспект вопроса об основании уголовной ответственности (как и других видов правовой ответственности) заключается в том, за что именно, за какие деяния и при каких условиях она должна наступать. Об этом говорится в ст. 8 УК, озаглавленной "Основание уголовной ответственности". В ней сказано: "Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом".
Из этой законодательной формулировки вытекают следующие главные выводы.
Первый вывод. Единственное и достаточное основание уголовной ответственности - наличие в совершенном деянии состава преступления.
Однако УК не раскрывает понятие состава преступления <*>. Это делает уголовно-правовая теория. Под составом преступления понимается совокупность объективных и субъективных признаков, описывающих в УК общественно опасное деяние в качестве преступления. УК объявляет, какие деяния являются преступными, описывая их в диспозиции статьи Особенной части и в статьях Общей части. С помощью объективных признаков описываются общественные отношения (объект преступления), которые УК охраняет, само деяние и его последствия (объективная сторона преступления). С помощью субъективных признаков дается описание вины, мотива, цели при совершении деяния (субъективная сторона преступления) и требования, которым должен отвечать человек, совершающий преступное деяние (субъект преступления) <**>.
   --------------------------------

<*> Не раскрывали его и прежние УК.
<**> Подробно понятие состава преступления рассматривается далее.

Второй вывод. Только в деянии может иметь место состав преступления. Отсюда следует, что УК гарантирует непривлечение к уголовной ответственности за мысли, убеждения, взгляды, воззрения, каковы бы они ни были, если они выражены в любой иной форме, кроме совершения деяния, предусмотренного уголовно-правовой нормой.
Третий вывод. Общественная опасность, присущая деянию, - это объективная категория. Если УК объявил деяние преступным, то это не значит, что он наделил его общественной опасностью.
Если общественная опасность деяния отсутствует, хотя бы оно и подпадало под признаки деяния, предусмотренного УК, оно не является преступлением. В нем нет состава преступления. Следовательно, нет и основания уголовной ответственности. На это прямо указывает ч. 2 ст. 14 УК. Это вытекает из других статей УК, говорящих об обстоятельствах, исключающих преступность деяния (ст. ст. 37, 38 УК).
Четвертый вывод. Для установления основания уголовной ответственности необходимо сравнить совершенное общественно опасное деяние с описанным в УК. Если они совпадают, то, значит, в совершенном деянии есть состав преступления и, следовательно, есть основание уголовной ответственности. И наоборот, ст. 3 УК запрещает применение уголовного закона по аналогии.
Обстоятельства, находящиеся за рамками состава преступления, не могут сделать преступное деяние непреступным, следовательно, не исключают основания уголовной ответственности. Они могут влиять и влияют на решение вопроса о целесообразности привлечения лица к уголовной ответственности и в случае привлечения к ней - на выбор вида и размера наказания.
Таким образом, основание уголовной ответственности появляется с момента совершения общественно опасного деяния, содержащего состав преступления. Но для ее возложения на конкретное лицо нужен юридический документ. Он и является основанием наступления и реализации уголовной ответственности - вступивший в законную силу обвинительный приговор суда.

2. Понятие преступления

2.1. Социальная сущность преступления

Преступление относится к основным категориям <*> уголовного права. Последнее, как и любая другая отрасль права, не является чисто юридическим образованием. Оно представляет собой также и социальное явление, а любой его институт имеет определенное социальное наполнение <**>.
   --------------------------------

<*> Напомним, что категориями в науке принято считать наиболее общие, фундаментальные понятия той или иной отрасли знания.
<**> См.: Гришко А.Я., Гришко Е.А., Упоров И.В. Уголовное право: Общая часть: Учеб. пособие / Под ред. Н.И. Ветрова. Москва - Смоленск, 2001. С. 56.

Право, как определял его еще родоначальник немецкой классической философии Иммануил Кант (1724 - 1804), "есть ограничение свободы каждого условием согласия ее со свободой всех других, насколько это возможно по некоторому общему закону; а публичное право есть совокупность внешних законов, которые делают возможным такое согласие" <*>. Другими словами, право как публичный институт - это "система социальных норм и отношений, охраняемых силой государства" <**>.
   --------------------------------

<*> Цит. по: Мартышин О.В. О "либерально-юридической теории права и государства" // Гос-во и право. 2002. № 10. С. 9.
<**> См.: Философский энциклопедический словарь. М.: Сов. энциклопедия, 1983. С. 520.

Следовательно, преступление как понятие уголовного права - категория не только юридическая, но и социальная. Будучи порожденным социальными потребностями, право вообще и уголовное право в частности выполняют функцию обеспечения стабильности в обществе <*>.
   --------------------------------

<*> Подробнее см.: Кудрявцев В.Н., Казимирчук В.П. Современная социология права: Учебник. М.: Юристъ, 1995. С. 11 - 15.

Говоря о сущности преступления, надо отметить, что в юридической литературе нет единства мнений по данному вопросу. Некоторые правоведы указывают, что "сущность преступления выражается в его посягательстве на господствующие общественные отношения" <*>. Другие авторы возражают против подобных определений сущности преступления. Они указывают, что подобные рассуждения абстрактные... и что общеязыковое значение слова "посягательство" означает лишь попытку (незаконную или осуждаемую) что-либо сделать или получить <**>, представляются неубедительными.
   --------------------------------

<*> См.: Карпушин М.П., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступления. М.: Юрид. лит., 1974. С. 88.
<**> См.: Марцев А.И. Преступление: сущность и содержание: Учеб. пособие. Омск: ВШМ МВД СССР, 1986. С. 29 - 30; Он же. Некоторые условия признания деяния преступным // Правовая наука на рубеже XXI столетия. Омск: Омская академия МВД России, 2000. С. 93.

Как верно отмечает профессор Н.Ф. Кузнецова, институт преступления охватывает в качестве его подсистем: собственно преступление; неоконченное преступление; соучастие в преступлении; множественность преступлений <*>. Все это - формы или виды посягательства на охраняемые уголовным законом общественные отношения.
   --------------------------------

<*> См.: Кузнецова Н.Ф. Сравнительный анализ института преступления по уголовным кодексам стран СНГ и Балтии // Вестник Моск. ун-та. Серия 11. Право. 2003. № 3. С. 19.

Сущность правонарушений невозможно понять, игнорируя их социальную природу. В литературе указывается на четыре существенных момента, или стороны, правонарушений (в т.ч. преступлений): их историческое происхождение, социальное содержание, социальную природу, изменение их количественных и качественных показателей при изменениях условий социальной жизни людей <*>.
   --------------------------------

<*> Подробнее см.: Кудрявцев В.Н. Причины правонарушений. М.: Наука, 1976. С. 42 - 48.

Социалистическое, в частности советское, право исходило из того, что главное в диалектико-материалистическом учении о праве состоит в раскрытии классовой сущности права и его институтов.
Преступность и уголовно-правовое понятие преступления появились в далекую эпоху развития человечества, когда вследствие возникновения частной собственности и раскола общества на классы возникла необходимость средствами уголовных репрессий защищать интересы эксплуататорского меньшинства. В доклассовом обществе не было ни преступлений, ни уголовного права" <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1969. С. 7.

С началом рыночных реформ в России правоведы изменили свои взгляды: в них нет места классовому подходу при определении сущности преступления. Они пишут: "В настоящее время преступление не носит сословного или классового характера" <*>.
   --------------------------------

<*> Гришко А.Я., Гришко Е.А., Уваров И.В. Указ. соч. С. 57.

Академик В.Н. Кудрявцев, опираясь на предшествующие исследования преступлений и преступности, отмечает их социальную природу в трех отношениях: по юридическому определению, историческому происхождению и результатам.
Действия, объективно вредные, опасные для общества, в исторической ретроспективе зафиксированы достаточно давно. Но их официальная правовая оценка как преступлений не могла появиться раньше, чем возникли государство и право. А это, по данным современных исследований, произошло около третьего тысячелетия до нашей эры, на этапе становления раннеклассового общества <*>.
   --------------------------------

<*> В более поздней своей работе со ссылкой на исторические и антропологические исследования автор утверждает, что было и догосударственное право как право публичной власти. См.: Кудрявцев В.Н. Преступность и нравы переходного общества. М.: Гардарика, 2002. С. 35.

В то же время истории известны примеры того, как происходила "переоценка" понятия преступления в уголовном праве. Так, например, с отменой в современной России уголовной ответственности за спекуляцию торговое посредничество, частное предпринимательство и вся аналогичная деятельность стала расцениваться как полезная деятельность, а посягательства на частную собственность, ранее находившуюся вне закона, отныне признаются опасными преступлениями.
Социальная природа преступности наглядно проявляется и в тех последствиях, которые наступают в результате совершения преступлений в любом обществе. Наносимый ими вред, в конечном счете, препятствует общественному развитию, а подчас и угрожает социальной безопасности.
При этом социальная природа преступлений оценивается как главное, основное, определяющее в них, но ставится под сомнение правомерность указания в дефинициях понятия преступности на классовую характеристику общества как универсальную, хотя и с оговоркой, что никто еще не наблюдал преступности в бесклассовом обществе <*>. Истоки такого представления о социальной природе преступления связаны с утрированным представлением о классовой природе самого права, которое якобы всегда выражает и защищает интересы господствующего класса. На самом деле роль права при разном общественном строе может существенно различаться. Так, в период диктатуры пролетариата советское право было и в самом деле однополюсным, явно репрессивным по отношению к непролетарским слоям населения. Но при демократическом строе такого рода крайности стираются, право в более или менее равной степени обслуживает и охраняет все классы и социальные слои. Соответственно и преступления в большинстве случаев утрачивают классовую направленность. Особенно хорошо это видно на так называемых общеуголовных преступлениях (убийство, телесные повреждения, изнасилование, кража и т.п.), сходно или даже одинаково определяемых и преследуемых в государствах самых различных общественно-экономических формаций.
   --------------------------------

<*> Подробнее см.: Кудрявцев В.Н. Генезис преступления. Опыт криминологического моделирования: Учеб. пособие. М.: Изд. группа "ФОРУМ" - "ИНФРА-М", 1998. С. 6 - 8.

Что касается российской действительности, то классовый характер уголовного права в целом и понятия преступления в частности стал постепенно стираться и утрачиваться начиная с середины 50-х гг., по мере преодоления культа личности Сталина. Тезис о советском общенародном государстве, провозглашенный на рубеже 60 - 70-х гг., предполагал классовую однородность общества, ликвидировавшего социальные антагонизмы. Соответственно, постепенно уменьшалась доля политических преступлений (хотя борьба с так называемым диссидентством продолжалась до середины 80-х гг.), пока не свелась к минимуму в 90-е гг. В современных условиях говорить о классовой природе преступления и преступности нет достаточных оснований... <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Кудрявцев В.Н. Понятие преступления // Курс российского уголовного права. Общая часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М.: Спарк, 2001. С. 140 - 141.

Довольно интересен взгляд на социальную природу преступления и преступности, который обосновывал профессор И.И. Карпец. В одной из последних работ он писал, что с появлением государства возникло, т.е. было сформулировано понятие преступного, а как общественно вредные явления преступления существовали и до этого. "Отсюда уголовный закон возникает как отражение объективной реальности, но границы (часть, "объем") этой реальности зависят от воли людей, формулирующих закон, т.е. от субъективного усмотрения". И далее: "Закон... "выбирает" из огромной массы человеческих поступков те, которые представляют действительную угрозу государству, обществу, каждому человеку. И поскольку закон формулирует понятие преступного, он является одновременно средством, с помощью которого ведется борьба с преступностью..." <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность. М.: Рос. право, 1992. С. 111, 114.

Задаваясь вопросами, почему именно те или иные деяния отражены в уголовном законе, правилен ли их перечень и нет ли в нем изъянов, профессор И.И. Карпец утверждал, что "...основная масса преступлений - это результат обобщения опыта человечества, с одной стороны, и опыта конкретного государства, исходя из особенностей его экономики, социальных, политических и иных отношений, образа жизни и нравственных установок людей, входящих в государство, - с другой. Не случайно в каждом уголовном кодексе практически любой страны есть группа преступлений против государства, против жизни, здоровья, чести и достоинства людей, имущественные преступления, преступления против правосудия, общественного порядка и порядка управления, здоровья и нравственности, воинские преступления..." <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Карпец И.И. Указ. соч. С. 116.

В то же время в различные периоды социальных катаклизмов, смены политического, экономического и социального устройства общества существенно меняется круг деяний, признаваемых законодателем преступлениями. Характер и содержание новых общественных отношений вызывают необходимость адекватного отражения в уголовном законодательстве перечня деяний, посягающих на эти отношения. Именно поэтому, как представляется, в Уголовный кодекс РФ 1996 г. не вошло около 60 старых и включено более 70 новых составов преступлений <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Кудрявцев В.Н. Генезис преступления. С. 8.

Расслоение современного общества на узкий слой сверхбогатых людей и широкие массы не только бедного, но и нищего населения <*>, независимо от нашего желания видеть Россию демократическим, правовым и социальным государством, вновь актуализирует вопрос о классовой природе преступления. Рыночные отношения, интенсивно внедряемые во все сферы жизнедеятельности общества, не воспринимаются основной массой населения как справедливые. Спекуляция, торговое предпринимательство, частное посредничество и некоторые другие составы преступлений прежнего советского Уголовного кодекса РСФСР в сознании многих, если не большинства россиян по-прежнему остаются общественно опасными деяниями, несправедливо исключенными из перечня уголовно наказуемых. А сказочно быстрое обогащение кучки нечистоплотных нуворишей ("новых русских") в результате неправедной приватизации вызывают справедливое негодование простых людей не только в стране, но и за ее пределами. Ясно, что защита уголовным законом такой "священной и неприкосновенной" частной собственности не может не содержать в себе классовой подоплеки.
   --------------------------------

<*> Соотношение доходов 10% самых богатых и 10% самых бедных слоев населения России, по официальным данным, составляет 1:15, а по независимым экспертным оценкам - 1:35 - 1:40. Между тем, во всем мире принято считать, что общество, в котором этот показатель (т.н. децильный коэффициент) превышает 10-кратный уровень, крайне нестабильно и находится на грани социального взрыва.

Не случайно в современной отечественной криминологии делаются попытки переосмысления самого понятия преступления. "Если под преступлением в криминологии понимать те деяния, которые упомянуты в законе, - пишет, например, правовед Д.А. Шестаков, - то в случае... пробела или исключения из уголовного кодекса даже самых опасных для общества поступков они выпадают из поля зрения. В то же время известно, что от прямо не запрещенной опасной деятельности (противоправных репрессий, злоупотреблений при приватизации, произвола банков, отказывающихся возвращать кредиты, и т.д.) население терпит несоизмеримо больше, чем от той, которая законодательно признана преступной. И наоборот, необоснованный или несправедливый закон иногда навязывает обществу и развивающейся в нем науке тенденцию признавать преступлением то, что на самом деле не столь или вовсе не вредно для окружающих. При таком подходе осмысление преступности оказалось бы поставленным в зависимость от усмотрения власти, от того, что ей было бы удобно считать вредным и опасным...". Поэтому, не отрицая уголовно-правовое понятие преступления, но и не замыкаясь на нем, автор заключает: "С позиций криминологии, исходящей из того, что законы, принимаемые государством, далеко не всегда справедливы, под преступлением можно понимать виновное деяние, представляющее для общества значительную опасность, безотносительно к признанию его в качестве такового законом" <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Шестаков Д.А. Введение // Криминология. XX век / Под ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова. СПб.: Изд-во "Юридический центр Пресс", 2000. С. 8.

Аналогично подходят к решению этого вопроса и некоторые отечественные социологи <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Касьянов В.В., Нечипуренко В.Н. Социология права: Учеб. пособие. Ростов-на-Дону: Феникс, 2002. С. 363.

Подобные взгляды на преступление, конечно, имеют право на существование, однако они выходят за рамки его юридического анализа. Уголовно-правовое понятие преступления рассматривается в следующем подразделе.

2.2. Понятие и признаки преступления

В обыденном сознании преступление нередко воспринимается как нечто предосудительное и запретное, что нельзя переступить. Этимологически к этому и восходит термин "преступление" <*>. Но переступить можно и моральные и правовые запреты. Среди последних, если следовать этимологии, т.е. происхождению слов, возможны "преступления" в сфере административных, гражданских и других отношений, урегулированных правом. Тем не менее термин "преступление" в русском языке закрепился лишь в уголовно-правовой сфере для обозначения наиболее опасного вида правонарушений - уголовно наказуемых деяний.
   --------------------------------

<*> В словарях русского языка, хотя и с пометкой "устарелое", до сих пор фиксируется слово "преступить" и его значение - "самовольно нарушить, отступить от чего-нибудь". См., напр.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 2-е изд., испр. и доп. М.: АЗЪ, 1994. С. 575.

Законодатель определяет преступление как виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом под угрозой наказания (ч. 1 ст. 14 УК РФ).
В науке уголовного права различают формальное (т.е. юридическое, правовое), материальное (социальное) и материально-формальное (социально-правовое) законодательные определения понятия преступления. В уголовных кодексах стран СНГ, кроме Грузии, закреплено социально-правовое понятие преступления. В приведенном легальном определении преступления, данном в УК РФ, содержится указание на общественную опасность, виновность, противоправность и наказуемость деяний, признанных уголовным законом в качестве преступлений. Таким образом, законодательное уголовно-правовое понятие преступления синтезирует общественную опасность виновно совершаемых деяний, их оценку государством в качестве преступных и - как следствие этого - наказуемых.
Надо определить, что представляет собой категория "деяние" и его относимость к основным признакам преступления? Ясно, что уголовно наказуемое, как и любое другое, деяние не может быть признаком самого себя. Деяние является формой бытия (существования) преступления. Его формой как социального явления выступает действие или бездействие, а как правового явления - состав преступления.
Преступное деяние в форме действия или бездействия - это всегда соответственно активное либо пассивное поведение лица, причиняющее вред охраняемым законом объектам или создающее угрозу его причинения. Так, действие может состоять из одного или серии актов общественно опасного, осознанного, волевого активного поведения, а при бездействии как аналогичном, но пассивном поведении виновное лицо может проявлять повышенную активность, например, при уклонении от прохождения военной службы менять местожительство, пытаться получить фиктивный документ о болезни и т.д. <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Никонов В.А. Учение о преступлении: Учебно-метод. пособие. Вып. 2. Тюмень: Юрид. ин-т МВД РФ, 1998. С. 15.

В российском законодательном определении преступления в отличие от стран СНГ и Балтии не содержатся указания на действие и бездействие как формы преступного деяния. В этой связи в литературе отмечаются как положительный, так и отрицательный моменты следования соответствующей рекомендательной норме Модельного уголовного кодекса, принятого Межпарламентской ассамблеей государств - участников СНГ в феврале 1996 г. Определением преступного деяния как действия или бездействия подчеркивается, что оно (деяние) - всегда поведение, а не мнение или убеждение. "Однако минус здесь в том, что при толковании деяния лишь как действия или бездействия выпадает главный криминообразующий признак преступления, а именно общественно опасные последствия" <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Кузнецова Н.Ф. Сравнительный анализ института преступления по уголовным кодексам стран СНГ и Балтии. С. 20.

О признаках преступления.
Как отмечено выше, из определения преступления, данного в ст. 14 УК РФ, усматриваются четыре таких признака, или свойства: общественная опасность, противоправность, виновность и наказуемость. Теоретики уголовного права выделяют еще два признака, указанные в других статьях УК РФ, - достижение возраста уголовной ответственности (ст. 20) и вменяемость (ст. 21). В итоге все признаки подразделяются на объективные и субъективные. К объективным признакам преступления при этом относят общественную опасность, противоправность и наказуемость, к субъективным - виновность, наличие возраста уголовной ответственности и вменяемость <*>.
   --------------------------------

<*> См., напр.: Марцев А.И. Преступление: сущность и содержание. С. 15; Никонов В.А. Указ. соч. С. 4.

На наш взгляд, приведенный перечень признаков преступления и их деление на объективные и субъективные довольно условны. Единственным объективным (материальным) признаком преступления следовало бы считать его общественную опасность. Два других - противоправность и наказуемость - производны от общественной опасности. Если законодатель не усматривает общественной опасности того или иного деяния для господствующих общественных отношений, то тем самым исключается его противоправность и наказуемость. Очевидно, что то же можно сказать о виновности как изначально единственном субъективном признаке преступления. Что касается возраста уголовной ответственности и вменяемости, то это общие условия наступления ответственности (ст. 19 УК РФ). Тем не менее, следуя устоявшейся доктрине, рассмотрим все перечисленные признаки преступления более подробно.
Общественная опасность преступления, по единодушному мнению ученых, - объективная реальность, проявляющаяся в том, что преступление посягает на определенные общественные отношения, т.е. причиняет им существенный вред или создает угрозу причинения такого вреда, а в конечном счете препятствует поступательному развитию общества. Другое дело, что законодатель не всегда своевременно осознает эту реальность и криминализирует соответствующие общественно опасные деяния. Так, после принятия нового УК РФ в него внесены многочисленные поправки, в том числе 20 новых статей Особенной части, половина из которых предусмотрена Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ. Среди них такие опасные деяния, как торговля людьми (ст. 127.1 УК), использование рабского труда (ст. 127.2), неисполнение обязанностей налогового агента (ст. 199.1), сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно проводиться взыскание налогов и (или) сборов (ст. 199.2), изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних (ст. 242.1), нецелевое расходование бюджетных средств (ст. 285.1) и средств государственных внебюджетных фондов (ст. 285.2) и др. <*>.
   --------------------------------

<*> По данным статистических наблюдений, более половины норм Особенной части УК РФ фактически не применяются (см.: Уголовная политика и ее реализация органами внутренних дел: Учебник / Под ред. Л.И. Беляевой. М.: Академия управления МВД России, 2003. С. 113 - 114).

Ученые отмечают многоплановость общественной опасности преступления, ее обусловленность комплексом исторически изменяющихся факторов, определяющими среди которых являются социально-экономические и политические. Именно они, как представляется, предопределяют выбор законодателем того круга деяний, которые признаются общественно опасными и поэтому преступными.
Различные преступления, конечно, отличаются друг от друга характером и степенью общественной опасности. Если характер преступления - это его отличительное свойство, особенность, качество, то "степень общественной опасности - это количественное выражение сравнительной опасности одного и того же характера общественной опасности" <*>. Характер общественной опасности отдельного преступления определяется, прежде всего, его направленностью на тот или иной объект и угрозой причинения ему вреда. Чем ценнее объект и чем больший вред может быть причинен ему преступным посягательством, тем более социально опасным признается преступление, а соответственно, и выше степень его общественной опасности. Так, вполне очевидно, что убийство более опасно, чем любое посягательство на собственность, террористический акт несравнимо опаснее хулиганства и кражи.
   --------------------------------

<*> См.: Уголовное право (общая часть) в вопросах и ответах: Учеб. пособие / Г.С. Гаверов, В.А. Авдеев, В.Г. Татарников, М.С. Крутер. 2-е изд., испр. и доп. Иркутск, 2000. С. 29.

Общественная опасность преступления, как отмечается в литературе, складывается суммарно из ее составляющих, которые имеются во всех элементах состава преступления. Ее характеристику и объем дают и объект посягательства, и объективная сторона, и субъективная сторона <*>. Однако "ведущими и определяющими для общественной опасности всей совокупности преступлений являются объективные признаки деяния, а среди них - объект и последствия преступления" <**>.
   --------------------------------

<*> См.: Прохоров В.С. Преступление и ответственность. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1984. С. 61.
<**> См.: Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность. С. 64.

В.Н. Кудрявцев, характеризуя сущность общественной опасности, выделяет два обстоятельства: 1) прямой ущерб общественным отношениям (объектам преступного посягательства), охраняемым уголовным законом; 2) возможность причинения такого ущерба. Большинство преступлений опасно реальным вредом. Но есть преступления с потенциальным вредом, который может наступать в ближайшем или отдаленном будущем: хранение оружия, приобретение наркотиков, некоторые экологические и другие преступления. Прежде всего это характер и способ действия (бездействия), без которого невозможно посягательство на охраняемый объект. Это также свойства субъективной стороны преступления, в частности цель и мотив, которые существенно влияют на степень его общественной опасности. На наличие и степень общественной опасности могут влиять обстановка, время и место совершения преступления, например период стихийных бедствий. Имеют значение и качество субъекта преступления, например его должностное положение <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Кудрявцев В.Н. Понятие преступления // Курс российского уголовного права. Общая часть. М., 2001. С. 143 - 144.

Несколько слов о принципе равенства сторон. Этот принцип закреплен и в действующем Уголовном кодексе РФ (ст. 4). Однако он не противоречит принципу справедливости, в соответствии с которым наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, должны в числе прочего соответствовать и личности виновного (ст. 6, ч. 3 ст. 60, ст. 80.1 УК РФ). Важно отметить, что если в качестве обстоятельств, смягчающих ответственность (ст. 61 УК), наряду с поведением предусматривается социальное, семейное, физическое положение виновного (несовершеннолетие, беременность, наличие малолетних детей), то в качестве обстоятельств, отягчающих ответственность (ст. 63 УК), признаются лишь общественно опасные действия. Современное уголовное законодательство не знает фигуры особо опасного рецидивиста, и при назначении наказания при рецидиве, опасном рецидиве или особо опасном рецидиве учитываются не особенности личности виновных, а характер и степень общественной опасности ранее совершенных преступлений, обстоятельства, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным, а также характер и степень общественной опасности вновь совершенных преступлений (ст. 68 УК РФ). И это вполне логично: ведь преступление представляет собой поступок человека, совершаемый под контролем его сознания и воли. "Не может рассматриваться как преступление физическое или психическое состояние человека, его социальный или иной статус (например, этническая принадлежность), равно как и свойства личности..." <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Кудрявцев В.Н. Понятие преступления. С. 132.

В этой связи следует отметить, что современная теория и практика борьбы с преступностью отвергают концепцию опасного состояния личности, получившую развитие в начале XX в. на базе уголовно-антропологической и ранней социологической школ.
Приведенное выше законодательное определение преступления наряду с общественной опасностью содержит указание на его противоправность, причем речь идет не о любой, а только об уголовной противоправности, что вытекает из формулировки ст. 14 УК "деяние, запрещенное настоящим Кодексом". Это означает, что преступлениями признаются только конкретные деяния, признаки которых описаны в диспозициях статей Особенной части Уголовного кодекса РФ.
Совокупность и система таких деяний образуют потенциальную (законодательную) модель современной российской преступности.
В литературе верно отмечается, что легальное признание противоправности как свойства преступления стало возможным после отмены аналогии в отечественном уголовном законодательстве. Институт аналогии использовался в нем вплоть до 1958 г., когда были приняты Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик.
Аналогия означает применение норм уголовного закона к непредусмотренным им деяниям на основе их сходства с теми, которые законом определены как преступные. Новый Уголовный кодекс РФ в статье 3, посвященной принципу законности, прямо запрещает применение уголовного закона по аналогии.
Вопрос о противоправности преступления связан и с выяснением юридической природы самого уголовного права: является ли оно лишь охранительной системой норм или содержит собственные запреты и формулирует автономную уголовную противоправность? Следует согласиться с авторами, которые полагают, что уголовное право не только охраняет нормы других отраслей права, но и само устанавливает запрещающие нормы, нарушение которых и образует уголовную противоправность <*>. Это, однако, не означает, что она исключает иную противоправность деяний, в частности гражданско-правовую, делающую возможным предъявление гражданского иска в уголовном деле.
   --------------------------------

<*> См.: Кудрявцев В.Н. Понятие преступления. С. 132.

Для отечественного уголовного права неприемлема реализуемая в англосаксонском праве концепция противоправности, согласно которой право творит суд, опирающийся на свое правосознание и на судебные прецеденты. По существу, это применение аналогии уголовного закона.
Выше отмечалось, что общественным отношениям как обобщенному объекту всех уголовно наказуемых деяний преступлением наносится существенный вред. Отсутствие такого вреда исключает общественную опасность деяния как преступного. Российский уголовный закон (ч. 2 ст. 14 УК) устанавливает: "Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности". Тем самым подтверждается, что общественная опасность признается неотъемлемым свойством преступления, а отсутствие указания на нее в формальных законодательных его определениях делает затруднительным разграничение преступлений и малозначительных деяний, не представляющих большой общественной опасности.
Следует подчеркнуть, что малозначительность деяния в ч. 2 ст. 14 УК РФ предполагает малозначительность как самого действия (бездействия), так и его последствий; в свою очередь отсутствие общественной опасности означает отсутствие уголовной противоправности, а следовательно, и наказуемости деяния, т.е. преступления как такового.
В юридической литературе советского периода широко дискутировался вопрос о "статусе" такого признака преступления, как наказуемость. Одни авторы считали его самостоятельным признаком преступления, другие - элементом противоправности, третьи - правовым последствием его совершения.
Так, Г.Б. Виттенберг указывает: "Поскольку все деяния, отнесенные законом к преступным, могут влечь наказания, постольку естественно включение в понятие преступления признака наказуемости" <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Виттенберг Г.Б. Развитие общего понятия преступления // Правоведение. 1971. № 4. С. 78.

Н.Ф. Кузнецова утверждает, что наказуемость является лишь составной частью противоправности, которую предлагалось в этой связи определять как запрещенность деяния уголовным законом под страхом наказания <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Кузнецова Н.Ф. Совершенствование норм о преступлении // Проблемы совершенствования уголовного закона. М.: Ин-т гос-ва и права АН СССР, 1984. С. 34.

Другие авторы рассматривают наказуемость как необходимое правовое последствие совершения преступления <*>.
   --------------------------------

<*> См., напр.: Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М.: Юрид. лит., 1961. С. 29; Курс советского уголовного права. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1968. Т. 1. С. 164.

Такое положение, очевидно, объяснялось тем, что признак наказуемости отсутствовал в законодательном определении преступления. Кроме того, к лицам, совершившим преступления, не представляющие большой общественной опасности, широко применялось освобождение от уголовной ответственности и наказания с привлечением к административной ответственности, с передачей дел в товарищеские суды, а также с передачей виновного на поруки для принятия мер общественного воздействия.
С принятием Уголовного кодекса РФ 1996 г. основания для таких дискуссий как будто отпали. Под наказуемостью понимается запрещенность деяния под угрозой уголовного наказания или, как пишут некоторые авторы, "предусмотренность" ответственности за совершение преступления. При этом наказуемость не следует отождествлять с наказанием. Как признак преступления она присуща ему и в тех случаях, когда наказание не будет применено на законных основаниях, например - при истечении срока давности <*>. Наказания избегают многие лица, совершающие преступления, в частности, в силу как естественной, так и искусственной латентности преступлений <**>.
   --------------------------------

<*> См.: Преступление: вопросы и ответы (по Уголовному кодексу Российской Федерации): Научно-практ. пособие / Отв. ред. Н.Ф. Мурашов. М.: Издательство И.И. Шумилова, 2000. С. 19.
<**> Подробнее об этом см., напр.: Горяинов К.К., Исиченко А.П., Кондратюк Л.В. Латентная преступность: опыт теоретического и прикладного исследования. М.: ВНИИ МВД России. 1994. С. 12.

Уголовный кодекс РФ наряду с наказанием предусматривает применение иных мер уголовно-правового характера (ст. ст. 2, 6 и 7 УК), под которыми подразумеваются условное осуждение (ст. 73), применение принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетним (ст. ст. 90, 91). Кроме того, предусмотрена возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести (ст. 75 УК), в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК), истечением сроков давности (ст. 78 УК), а также освобождение от наказания в связи с изменением обстановки (ст. 80.1).
Все это, однако, исключения, которые не влияют на общий вывод о том, что наказуемость является правовым последствием, а значит, и признаком преступления.
Общественно опасное и противоправное деяние как активное или пассивное поведение, т.е. как действие или бездействие, признается преступным только тогда, когда оно совершено виновно. Виновность как признак преступления в законодательном определении его понятия стоит на первом месте. Этим как бы особо подчеркивается обязательность данного признака для деяния, признанного преступным. Наличие этого признака в понятии преступления исключает возможность, а точнее - опасность объективного вменения, т.е. привлечения к ответственности за сам факт совершения общественно опасного, противоправного и наказуемого деяния, каким бы тяжким ни был причиненный им вред. "Признак виновности красной нитью проходит через УК, начиная с установления принципа вины (ст. 5 УК) и заканчивая указанием на него в диспозициях конкретных норм Особенной части" <*>. Эту лаконичную, но емкую формулировку можно дополнить лишь указанием на наличие признака виновности в законодательном определении преступления, что подразумевается и цитированными авторами.
   --------------------------------

<*> См.: Прохоров Л.А., Прохорова М.Л. Уголовное право: Учебник. М.: Юристъ, 1999. С. 36.

Предпосылкой виновности, означающей совершение преступления виновно, выступает вменяемость. Статья 19 УК РФ, регламентирующая общие условия уголовной ответственности, гласит: "Уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом". Вменяемость - это способность физического лица осознавать общественно опасный характер своего деяния и руководить им. Вменяемость предполагает такой минимальный уровень развития интеллекта и воли, который достаточен для того, чтобы лицо во время совершения преступления осознавало фактический характер, общественную опасность своего действия или бездействия и сознательно руководило ими.
Уголовный кодекс РФ не дает определения вменяемости, поэтому оно обычно формулируется исходя из законодательного определения невменяемости (ч. 1 ст. 21 УК). Поэтому виновным может быть признано только вменяемое лицо.
Вменяемость и невменяемость - понятия юридические. Только суд делает вывод о вменяемости или невменяемости обвиняемого и принимает соответствующее решение.
Действующий уголовный закон (ст. 22 УК РФ) впервые в истории отечественного уголовного права ввел норму о так называемой ограниченной, или уменьшенной, вменяемости, т.е. ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости.
Как уже отмечено, субъектом преступления по уголовному законодательству может быть только лицо, достигшее установленного законом возраста, с которого наступает уголовная ответственность. УК РФ (ст. 20) устанавливает три возрастных уровня: общий, пониженный специальный и повышенный специальный возраст наступления уголовной ответственности.
Общий возраст наступления уголовной ответственности согласно закону - является возраст в 16 лет. Российский законодатель исходит из того, что к этому возрасту человек обычно достигает необходимого уровня психофизического развития, предполагающего его способность полностью понимать общественную значимость своего поведения и нести за него ответственность.
За некоторые виды преступлений, общественную опасность которых лицо способно осознать и в более раннем возрасте, УК РФ устанавливает пониженный специальный возраст - 14 лет. Очевидно, законодатель руководствуется тем, что общепризнанные моральные, социальные ценности и соответствующие запреты должны быть сформированы в сознании человека до достижения указанного возраста. Именно с этого возраста граждане России ныне получают паспорт как основной документ, удостоверяющий личность.
С учетом характера некоторых видов преступлений закон устанавливает повышенный специальный возраст - 18 лет. С этого возраста по прямому указанию соответствующих норм УК или исходя из их смысла наступает ответственность, например, за вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления (ч. 1 ст. 150), антиобщественных действий (ст. 151), уклонение от прохождения военной или альтернативной гражданской службы (ст. 328), совершение преступлений против интересов военной службы (глава 33 УК РФ) <*>.
   --------------------------------

<*> Подробнее о возрасте и вменяемости см. в подразделе 6 настоящей статьи.

2.3. Категории преступлений

Выше уже было отмечено, что преступление относится к основным категориям уголовного права. При этом под категориями подразумевались наиболее общие, фундаментальные понятия уголовного права, такие, как преступление и наказание. В данном случае речь пойдет о категориях иного рода, а именно о понятиях, обозначающих разряд, группу предметов, явлений, лиц, объединенных общностью каких-либо признаков <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Современный словарь иностранных слов. М.: Рус. яз., 1992. С. 270.

Предусмотренные УК РФ (ст. 15) категории преступлений являются результатом их классификации, построенной на сочетании материальных и формально-юридических критериев. Материальными критериями здесь выступают характер и степень общественной опасности, формально-юридическими - характер и содержание санкций статей Особенной части УК, а также формы вины. На основе этих критериев законодатель выделяет четыре категории преступлений: небольшой и средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие преступления.
Преступления небольшой тяжести - это умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых предусмотрено максимальное наказание не свыше двух лет лишения свободы. Важно подчеркнуть, что речь идет именно о санкции, предусмотренной статьей УК, а не о реальном наказании, которое может быть назначено в рамках соответствующей санкции. В УК РФ таких санкций, по данным В.Н. Кудрявцева, около 170 <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Курс российского уголовного права. Общая часть. М., 2001. С. 150.

Преступления средней тяжести - это умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное в статьях УК, не превышает пяти лет лишения свободы. Количество этих составов примерно такое же, как и преступлений небольшой тяжести.
Тяжкие преступления - это умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых в УК РФ предусмотрено максимальное наказание не свыше десяти лет лишения свободы.
Особо тяжкие преступления - это умышленные деяния, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание, т.е. пожизненное лишение свободы или смертная казнь. Количество составов преступлений с такими санкциями и перечень этих статей в настоящее время увеличиваются.
Нетрудно заметить, что если для первых трех категорий преступлений законодатель предусматривает обе формы вины - умысел и неосторожность, то для особо тяжких - только умысел.
Отношение специалистов к приведенной классификации преступлений неоднозначно. Большинство ученых в области уголовного права ее одобряет, отмечая, что новый уголовный закон четко устанавливает виды и критерии всех категорий преступлений, предусмотренных в УК РФ. Это, в частности, позволило исключить из его Общей части длинные перечни составов преступлений, отнесенных к разным видам; привести в соответствие нормы Общей и Особенной частей УК; упорядочить отнесение составов преступлений к их категориям; сконструировать нормы, регламентирующие порядок назначения наказания по совокупности преступлений (ст. 69 УК), освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75), примирением с потерпевшим (ст. 76), истечением сроков давности (ст. 78) и т.д. Все это, безусловно, облегчило работу по расследованию преступлений и судебному рассмотрению уголовных дел.
Вместе с тем некоторые авторы обращают внимание на недостатки законодательной классификации (категоризации) преступлений. Так, В.А. Никонов, схематически представив данную классификацию, отмечает два, на его взгляд, основных ее недостатка: 1) терминологическое несоответствие ("рассогласование") между критерием общественной опасности и наименованием категорий преступлений, базирующимся на понятии тяжести; 2) слишком большой диапазон возможных наказаний в рамках первой и последней категорий преступлений <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Никонов В.А. Учение о преступлении. Указ. соч. С. 6.

Что касается "диапазона возможных наказаний", то его недостаток усматривается не в том, что велик разрыв между санкциями крайних категорий преступлений. Иным он и быть не может, что наглядно видно из предложенной названным автором и приводимой ниже категоризации преступлений. Как представляется, недостаток законодательно установленных категорий, а точнее - их содержательного наполнения, заключается в том, что между категориями преступлений нет четкого разграничения по санкциям, в частности по срокам лишения свободы. Формулировки частей 2 - 5 ст. 15 УК РФ, казалось бы, дают основание думать, что диапазон сроков лишения свободы между преступлениями небольшой и средней тяжести должен находиться в пределах более двух, но не более пяти лет, между преступлениями средней тяжести и тяжкими преступлениями - более пяти, но не более десяти лет. Однако элементарный анализ санкций статей Особенной части УК показывает, что это далеко не так. Например, простой состав торговли людьми (ч. 1 ст. 127.1 УК РФ) наказывается лишением свободы на срок до пяти лет, т.е. отнесен законодателем к категории преступлений средней тяжести. В то же время квалифицированный состав этого преступления (ч. 2 ст. 127.1) наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет, а особо квалифицированный (ч. 3 ст. 127.1) - от восьми до пятнадцати лет, т.е., будучи отнесенными соответственно к тяжким и особо тяжким преступлениям, диапазоном сроков лишения свободы они в первом случае затрагивают преступления средней тяжести, а во втором - нижней своей границей захватывают тяжкие преступления. Таким же образом сконструированы санкции за простой, квалифицированный и особо квалифицированный составы использования рабского труда (ст. 127.2 УК РФ).
Еще сложнее сконструированы санкции за убийства. Простое убийство (ч. 1 ст. 105 УК) наказывается лишением свободы от шести до пятнадцати лет и, таким образом, относится к категории особо тяжких преступлений. Но, судя по санкции, оно "вторгается на территорию" тяжких преступлений. Санкция за квалифицированное убийство (ч. 2 ст. 105 УК) как особо тяжкое преступление также свободно размещается на "пространстве" тяжких преступлений, хотя и смещается ближе к границе тяжких ("от восьми до двадцати лет").
Санкции за простое изнасилование (ч. 1 ст. 131 УК) колеблются в пределах от трех до шести лет лишения свободы, за квалифицированное (ч. 2 ст. 131 УК) - от четырех до десяти, за особо квалифицированное (ч. 3 ст. 131 УК) - от восьми до пятнадцати лет.
Простой состав похищения человека (ч. 1 ст. 126) предусматривает лишение свободы на срок от четырех до восьми лет, квалифицированный (ч. 2 ст. 126) - от шести до пятнадцати лет, особо квалифицированный (ч. 3 ст. 126) - от восьми до двадцати лет.
Этот перечень можно продолжать, но и приведенных примеров достаточно для того, чтобы убедиться: четкого разграничения категорий преступлений по формально-юридическому критерию в УК РФ, на наш взгляд, не наблюдается. Могут возразить, что предлагаемый подход к разграничению категорий преступлений необоснован, поскольку он игнорирует принцип индивидуализации ответственности и наказания. Однако представляется более важным сначала установить четкие границы между категориями преступлений по степени их тяжести, а затем уже реализовать принцип индивидуализации. В противном случае будут все чаще встречаться случаи вынесения обвинительных приговоров с формулировками вроде "лишение свободы сроком на девять лет условно".
Разумеется, возможны и другие способы разграничения категорий преступлений. Один из них может заключаться в том, чтобы привести к единообразию формулировки ст. 15 УК РФ и пределы сроков лишения свободы в санкциях статей его Особенной части. Тогда обозначение сроков лишения свободы применительно к соответствующим категориям преступлений по мере нарастания степени их тяжести в статьях Особенной части УК РФ выглядело бы следующим образом: до двух лет; до пяти лет; до десяти лет; свыше десяти лет или более строгое наказание.

2.4. Разграничение преступлений и иных правонарушений

Понятие правонарушения как родовое по отношению к понятию преступления в юридической литературе трактуется двояко. В широком смысле слова под правонарушением понимается любое социально порицаемое деяние, причиняющее вред обществу. В узком, юридическом смысле правонарушение - это нарушение установленных или санкционированных государством общеобязательных правил поведения, влекущее причинение вреда урегулированным нормами права общественным отношениям и наступление неблагоприятных последствий (санкций) для лица, его совершившего.
В доктрине уголовного права в сопоставлении с преступлениями обычно выделяются административные правонарушения, гражданско-правовые деликты и дисциплинарные проступки. Для нас важно общепринятое деление всех нарушений норм права на две основные группы: преступления и иные правонарушения. Такое деление не случайно. Оно подчеркивает особое место преступлений среди остальных правонарушений, хотя последних совершается несоизмеримо больше. Только к административной ответственности в стране ежегодно привлекается около 75 млн. человек <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Черников В.В. Судебные, правоохранительные и контрольные органы России: Учебник. Изд. 2-е. М.: ООО "ТК Велби", 2002. С. 4.

Почему же преступления стоят отдельно в ряду правонарушений? Ведь все они причиняют вред обществу.
Для ответа на этот вопрос необходимо выяснить, как отграничиваются друг от друга виды правонарушений. На первый взгляд, ответ очевиден: различные их виды предусмотрены разными законодательными актами. В самом деле, преступлениям законодатель отводит Уголовный кодекс, административным правонарушениям - Кодекс об административных правонарушениях (КоАП), гражданско-правовым деликтам - Гражданский кодекс и т.д. Такой формально-юридический подход к разграничению правонарушений, безусловно, не исключается. Но при этом возникают новые вопросы. Что скрывается за разведением правонарушений по разным юридическим "квартирам"? Почему в разных кодексах встречаются если не одни и те же, то аналогичные правонарушения? В частности, в УК и КоАП РФ, по нашим ориентировочным подсчетам, содержится до 40 правонарушений с близкими составами. Ряд из них идентичны либо очень схожи по наименованиям. Это, например, нарушение правил охраны рыбных запасов (ст. 8.38 КоАП и ст. 257 УК), незаконное использование товарного знака (ст. 14.10 и ст. 180), незаконное получение кредита (ст. 14.11 и ст. 176), фиктивное или преднамеренное банкротство (ст. 14.12 и ст. ст. 197, 196), неправомерные действия при банкротстве (ст. 14.13 и ст. 195), разглашение сведений о мерах безопасности (ст. 17.13 и ст. 320), самоуправство (ст. 19.1 и ст. 330), нарушение требований пожарной безопасности (ст. 20.4 и ст. 219). Другие, не совпадая по названиям, близки или смежны по содержанию: мелкое хулиганство (ст. 20.1 КоАП) и хулиганство (ст. 213 УК), мелкое хищение (ст. 7.27 КоАП) и кража, мошенничество, присвоение или растрата (ст. ст. 158, 159, 160 УК), сокрытие источника заражения ВИЧ-инфекцией, венерической болезнью и контактов, создающих опасность заражения (ст. 6.1 КоАП), и заражение венерической болезнью, ВИЧ-инфекцией (ст. ст. 121 и 122 УК) и т.д. <*>.
   --------------------------------

<*> См., напр., следующие статьи КоАП и УК РФ: 6.2 и 235, 6.8 и 228, 6.10 и 151, 6.12 и 240, 7.17 и 167, 168, 8.6 и 254, 8.21 и 251, 12.33 и 267, 12.24 и 264, 12.27 и 265, 15.12 и 171.1, 19.13 и 207, 19.23 и 327 соответственно.

Этот обширный перечень аналогичных и смежных составов правонарушений в двух Кодексах сам по себе свидетельствует о том, что проводить разграничение преступлений и административных правонарушений лишь по формальному признаку отнесения их к разным законодательным актам явно недостаточно. Более продуктивным и обоснованным представляется поэтому другой подход к разграничению преступлений и иных, в частности административных, правонарушений, как наиболее близких к уголовно наказуемым деяниям по объектам посягательства. Этот подход, очевидно, должен основываться на критерии общественной опасности.
Среди ученых нет единства мнений по вопросу о том, всем ли правонарушениям свойственна общественная опасность. Одни полагают, что она присуща только преступлениям, другие утверждают, что преступления и другие правонарушения, будучи социально вредными, различаются по характеру и степени общественной опасности. В свое время видный отечественный юрист, член-корреспондент АН СССР, профессор А.А. Пионтковский поддерживал мнение других известных юристов, которые отмечали: если дисциплинарные проступки не опасны для общества, то чем тогда вызвано установление довольно серьезных санкций за их совершение, наличие специальных дисциплинарных уставов отдельных ведомств, положение о дисциплинарной ответственности судей и предоставление органам контроля права налагать дисциплинарную ответственность за нарушение государственной дисциплины <*>?
   --------------------------------

<*> См.: Курс советского уголовного права. В 6 томах. Т. 2. Преступление. М.: Наука, 1970. С. 40.

Это тем более справедливо по отношению к административным правонарушениям. Сравним некоторые сходные составы правонарушений, предусмотренные уголовным и административным законодательством. Так, ст. 14.7 КоАП РФ ("Обман потребителей") гласит: "Обмеривание, обвешивание, обсчет, введение в заблуждение относительно потребительских свойств, качества товара (работы, услуги) или иной обман потребителей в организациях, осуществляющих реализацию товаров, выполняющих работы либо оказывающих услуги населению, а равно гражданам, зарегистрированным в качестве индивидуальных предпринимателей в сфере торговли (услуг), а также гражданами, работающими у индивидуальных предпринимателей, - влечет наложение административного штрафа...".
Иначе "разводятся" составы хулиганства. Так, простой состав мелкого хулиганства (ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ) определяется законом как нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественном месте, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества. В то же время аналогичный состав уголовно наказуемого хулиганства (ч. 1 ст. 213 УК РФ) трактуется законодателем как грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу и совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Здесь, как видим, разграничение административного правонарушения и преступления проводится посредством установления отличительных признаков их объективной стороны.
Оригинально решен вопрос о разграничении составов мелкого хищения и ряда его уголовно наказуемых аналогов. Статья 7.27 КоАП предусматривает наложение административного штрафа за мелкие хищения чужого имущества путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных ч. ч. 2, 3 и 4 ст. 158, ч. ч. 2 и 3 ст. 159 и ч. ч. 2 и 3 ст. 160 УК РФ. При этом хищение признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает одного МРОТ, установленного законодательством РФ. Нетрудно заметить, что административно наказуемое мелкое хищение сопоставляется с простыми составами кражи, мошенничества, присвоения или растраты как уголовно наказуемых деяний и отграничиваются от них четко определенными размерами в стоимостном выражении похищаемого имущества <*>.
   --------------------------------

<*> Следует отметить, что первоначальная редакция ст. 7.27 КоАП была явно неудачной, поскольку отграничивала мелкое хищение от квалифицированных и особо квалифицированных составов смежных преступлений только по сумме ущерба, к тому же завышенного (пять минимальных размеров оплаты труда). При введении КоАП РФ в действие это автоматически повлекло "сокращение" преступности только за счет краж примерно на 300 тыс.

Все эти и другие примеры дают основание для вывода о том, что административные правонарушения и преступления, будучи смежными социально вредными поступками, отличаются друг от друга по степени общественной опасности. Косвенно это подтверждается и тем, что многие составы преступлений не имеют аналогов в административном, а многие составы административных правонарушений - в уголовном законодательстве. Так, в КоАП РФ отсутствует большинство правонарушений против личности, наказуемых только по уголовному закону, а в УК РФ нет большинства составов правонарушений, аналогичных предусмотренным главой 5 КоАП ("Административные правонарушения, посягающие на права личности"), при том, что преступлениям против конституционных прав и свобод человека и гражданина в Уголовном кодексе отведена специальная глава (ст. ст. 136 - 149). И это естественно, поскольку по характеру и степени общественной опасности отдельные группы социально вредных деяний могут признаваться только преступлениями, другие - только административными правонарушениями либо гражданско-правовыми деликтами или дисциплинарными проступками. При этом различие в степени их общественной опасности является не только количественным, но и качественным, ибо по одному из законов диалектики количество здесь переходит в качество. При отграничении преступлений и иных правонарушений следует учитывать наличие или отсутствие общественно опасных последствий, тяжесть наступивших последствий, а при оценке степени общественной опасности деяния как критерия отнесения его к преступлению или иному правонарушению - исходить из характера общественной опасности деяния в целом, учитывая все субъективные и объективные обстоятельства <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Курс советского уголовного права. Т. 2. М., 1970. С. 41.

В этой связи следует напомнить, что первоначальная редакция части 2 ст. 14 УК РФ была иной. Малозначительное деяние, не представляющее общественной опасности, трактовалось в ней как "не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству". Комментируя это, В.Н. Кудрявцев отмечает: "Такой текст был явно ошибочным: ведь деяние поэтому и называется малозначительным, что вред охраняемому объекту оно все же причиняет, но этот вред крайне невелик" <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Курс российского уголовного права. Общая часть. М., 2001. С. 147.

Можно соглашаться или спорить по поводу оценки степени вреда автором, но факт остается фактом: это всего лишь доктринальное толкование нормы права. К сожалению, действующая редакция ч. 2 ст. 14 УК дает повод и даже некое официальное основание для вывода о том, что все правонарушения, кроме преступлений, не являются общественно опасными. Ошибочность такого вывода представляется очевидной. При незначительной правке первоначальная редакция части второй ст. 14 УК РФ могла бы выглядеть вполне приемлемой для всех отраслей права:
"Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее большой общественной опасности, то есть не причинившее существенного вреда и не создавшее угрозы причинения такого вреда личности, обществу или государству".
Обращает на себя внимание, что, правильно расставив оценочные акценты в констатирующей части своего решения, некоторые суды в его резолютивной части, связанные редакцией ч. 2 ст. 14 УК РФ, вынужденно употребляют формулировку "не представляет общественной опасности". Такова цена непродуманной законодательной поправки.

3. Состав преступления

3.1. Понятие и значение состава преступления

Понятие состава преступления является одним из важнейших понятий уголовного права. Состав преступления используется в качестве юридического инструментария при квалификации преступлений, определения тождества между признаками деяния и уголовно-правового содержания либо обоснования его отсутствия.
Отсюда можно дать определение составу преступления. Под составом преступления понимается совокупность установленных Уголовным кодексом РФ объективных и субъективных признаков, которые характеризуют общественно опасное деяние в качестве конкретного преступления, предусмотренного нормой Особенной части УК.
Понятие состава преступления выработано так же теорией уголовного права и употребляется лишь в статье 8 УК РФ, определяющей основания уголовной ответственности. В ней закреплено, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного Кодексом. В данной норме законодатель прямо указывает на деяние и его соответствие признакам состава преступления, предусмотренного УК, тем самым определяя взаимосвязь действий лица с его юридической оценкой (определение тождества) в соответствии с конкретной нормой (нормами) Кодекса. В этой связи следует отметить, что признаки конкретного состава преступления законодательно закреплены в нормах статей Особенной части УК РФ.
Каждая из статей Особенной части УК РФ устанавливает, какие деяния и по каким признакам и основаниям отнесены к числу преступных. Для привлечения лица к уголовной ответственности и признания его виновным в совершении преступления необходимо установить в его деянии (действиях или бездействии) совокупность всех признаков определенного состава преступления, которые непосредственно закреплены в конкретной уголовно-правовой норме, и только совокупность этих признаков может свидетельствовать о наличии состава преступления. Отсутствие хотя бы одного из них либо их несоответствие диспозиции соответствующей статьи УК исключает наличие в акте поведения лица состава преступления в целом.
УК РФ содержит исчерпывающий перечень составов преступлений. Поэтому оценка общественно опасного поведения как преступного не может осуществляться исходя из субъективных представлений должностных лиц правоохранительных органов, если деяние, пусть даже представляющее очевидную опасность, не предусмотрено в Особенной части УК в качестве преступления.
Определяя принципы Уголовного кодекса, законодатель косвенно указывает и на состав преступления. Так, преступность, наказуемость деяния и иные уголовно правовые последствия определяются только УК, а аналогия в применении уголовного закона не допускается (ст. 3 УК РФ). Если действия лица имеют определенное сходство с составом преступления, но содержат все признаки, например, административного правонарушения, то, соответственно, к такому лицу могут применяться только меры административного наказания. Например, ст. 201 УК в качестве обязательного элемента объективной стороны состава преступления предусматривает наличие последствий в виде "существенного вреда". Поэтому в случае ненаступления указанных в ней последствий и признания вреда несущественным состав злоупотребления полномочиями в качестве должностного преступления исключается. Вместе с тем в зависимости от конкретной формы злоупотребления действия таких лиц могут содержать признаки административного правонарушения.
Правовое закрепление деяния в качестве преступления осуществляется посредством не всех возможных признаков действий или бездействия, а только тех, которые наиболее точно отражают суть общественно опасного поведения, являются общими и существенными для всех без исключения подобных деяний. Эти признаки являются обязательными для конкретного состава преступления. Так, вне зависимости от возможных способов, обстоятельств, условий совершения убийств законодательно в качестве убийства выделено только два признака - умышленность действий виновного и причинение смерти другому человеку (ст. 105 УК РФ). Таким образом, неосторожные действия лица, приведшие к смерти, убийством не являются, а могут квалифицироваться как причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ). Для того чтобы квалифицировать деяние как кражу (ст. 158 УК РФ), законодатель закрепил такие общие и существенные признаки деяний, как хищение чужого имущества и тайный способ его совершения. Поэтому тайное изъятие, например из владения другого лица, своего имущества, имущества, находящегося в совместной собственности, не образует состава кражи. Открытый способ хищения также к краже не относится, а образует состав грабежа (ст. 161 УК РФ). Конкретный состав преступления включает лишь необходимые признаки, при наличии которых действия лиц могут быть квалифицированы как преступные по соответствующей статье УК.
Каждое конкретное преступление вместе с признаками его состава может обладать дополнительными признаками, которые влияют на квалификацию деяния. Эти признаки усиливают общественную опасность деяния либо, наоборот, могут выступать в качестве смягчающих обстоятельств. Например, убийство, совершенное с особой жестокостью, обладает общими признаками, присущими всем убийствам, т.е. совершенным умышленно действиям и причинившим смерть другому человеку, и дополнительными, характеризующими действия убийцы как особую жестокость. И напротив, убийство, совершенное в состоянии аффекта, обладает всеми признаками убийства и, кроме того, имеет субъективный признак аффекта (внезапно возникшего сильного душевного волнения) и условия его возникновения (насилие, издевательство или тяжкое оскорбление со стороны потерпевшего либо иные противоправные или аморальные действия потерпевшего, длительная психотравмирующая ситуация, возникшая в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего), что свидетельствует о менее общественно опасном способе преступного деяния.
В то же время преступное поведение может характеризоваться и признаками, которые не включены в состав конкретного преступления, а законодательно закреплены как обстоятельства, смягчающие (ст. 61 УК) или отягчающие (ст. 63 УК) наказание, которые имеют значение при назначении виновному наказания. Отдельные признаки могут иметь доказательственное значение либо характеризовать конкретный акт единичного преступления и не иметь уголовно-правового значения. К составу же преступления относятся только те его признаки, которые характеризуют сущность конкретного преступления, в общей форме указывают на его общественную опасность, его отличительные черты, позволяющие отграничить уголовно наказуемые деяния лица от других преступлений, а также от непреступных действий (административных правонарушений, дисциплинарных проступков).
Общее понятие состава преступления соответствует всем без исключения составам преступлений, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ. Оно сформулировано в уголовно-правовой науке на основании признаков конкретных составов преступлений.
В научном определении состава преступления речь идет о совокупности объективных и субъективных признаков. Это обусловлено тем, что одним из принципов уголовного права является принцип субъективного вменения как условия оценки осознанного, волевого поведения человека вообще и преступного в частности. Объективное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается (ч. 2. ст. 5 УК РФ). Вместе с тем субъективную сторону поведения человека можно оценить только исходя из объективных действий, реального поведения, событий, условий и обстоятельств.
Отсюда вытекает, что состав преступления имеет место не только тогда, когда совершено оконченное преступление, но и тогда, когда имело место приготовление или покушение на преступление. Такие действия в соответствии с нормами УК РФ признаются общественно опасными и уголовно наказуемыми (ст. ст. 29, 30 УК РФ). Состав преступления предусматривается и применительно к действиям лиц, которые не принимали непосредственного участия в совершении преступления, а, например, организовывали, подстрекали или способствовали его совершению. Такие действия являются общественно опасными и в соответствии с УК РФ уголовно наказуемы (ст. ст. 32 - 35). Конструируя вышеуказанные нормы Общей части УК, законодатель исходит из того, что действия таких лиц субъективно связаны с действиями исполнителя преступления, направлены на достижение или допускают наступление общественно опасных последствий, в т.ч. и вне зависимости от наступления последствий и непосредственной реализации преступного умысла, в деяниях организаторов, подстрекателей и пособников. Как раз в действиях последних лиц так же усматриваются признаки состава преступления.
Признаки состава преступления содержатся не только в статьях Особенной части УК, но и в нормах его Общей части. В частности, в ней содержатся признаки субъекта и субъективной стороны, например возраст, с которого наступает уголовная ответственность, как признаки субъекта преступления (ст. 20), невменяемость (ст. 21) как признак, исключающий уголовную ответственность, вину, ее формы и невиновное причинения вреда (глава 5 УК), и др.
Важно учитывать, что в зависимости от вида диспозиции статьи Особенной части УК РФ (простая, описательная, бланкетная, ссылочная) признаки состава преступления могут определяться не только исходя из содержания диспозиции конкретной статьи Особенной части, но и с использованием положений других статей УК, а также законов и иных нормативных актов других отраслей права. Например, установление признаков нарушения авторских и смежных прав (ст. 146 УК РФ) предполагает наличие в действиях лица нарушения конкретных норм Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" (с послед. изменениями и дополнениями). Поэтому для квалификации деяния необходимо установить нарушение конкретной статьи вышеуказанного Закона РФ.
В силу п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению, если в деянии отсутствует состав преступления. Здесь состав преступления выступает в качестве основания для отказа в возбуждении или прекращения уголовного дела, т.е. основанием для принятия процессуального решения.
Совокупность обязательных признаков конкретного состава преступления устанавливает не только преступность деяния, но и меру ответственности за нарушение уголовно-правового запрета. Только установив в деянии лица совокупность признаков конкретного состава преступления, можно вести речь о назначении наказания, причем того вида и в тех пределах, которые предусмотрены в санкции конкретной статьи Особенной части. В этой связи суд не может назначить наказание выше предела санкции статьи Особенной части, которая инкриминируется виновному в совершении преступления. Лицу, признанному виновным в совершении преступления, наказание назначается в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ. При наличии исключительных обстоятельств может быть назначено наказание ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК, либо более мягкий вид наказания, чем предусмотрен инкриминируемой статьей, или не применен дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного.
Таким образом, состав преступления является основанием уголовной ответственности. Он позволяет правильно квалифицировать деяние лица, отграничить преступное поведение от непреступного, принять уголовно-процессуальные решения по делу, определить вид и размер наказания или применить иные меры уголовно-правового характера. Все это является гарантией прав граждан, служит укреплению конституционных принципов гуманизма, законности и справедливости, создает предпосылку для реализации общепризнанного принципа презумпции невиновности.

3.2. Соотношение преступления и состава преступления

Говоря о составе преступления, следует рассмотреть его соотношение с понятием преступления. Эти понятия тесно связаны между собой, схожи, но не тождественны, несмотря на то что отражают суть одного и того же явления - преступления. В то же время сущность преступления в его понятии, данном в статье 14 УК РФ, и научном определении состава преступления, выражается по-разному, посредством различных элементов и признаков.
Согласно ст. 14 УК преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом под угрозой наказания. Из этого законодательного определения можно сделать вывод, что признаками преступления являются общественная опасность, уголовная противоправность, виновность и наказуемость. В законодательном определении преступления используются материальный и формальный признаки - запрещенность деяния уголовным законом и его общественная опасность. Укажем, что большинство статей Особенной части УК РФ как раз и содержат формальный признак их запрещенности
Понятием преступления охватывается общее содержание всех без исключения преступлений. Для этого перечисляются наиболее общие признаки, характеризующие поведение как общественно опасное деяние, а не признаки, присущие отдельным преступлениям.
В статье 14 УК в наиболее общем виде дается простое представление о всех преступлениях безотносительно к их индивидуальным характеристикам. Материальное содержание понятия преступления конкретизируется в уголовном законодательстве в отдельных составах преступлений. В нормах Особенной части УК РФ конкретизируются индивидуальные признаки каждого преступления посредством закрепления его наиболее общих и существенных признаков. Преступление - это всегда деяние, так или иначе имеющее внешнее выражение, акт поведения, протекающий под контролем воли и сознания. Характеристика признаков этого деяния отражается в диспозициях статей Особенной части и отражает объективную сторону преступлений.
Материальный признак выражает сущность любого преступления - его общественную опасность. Именно такая опасность или угроза опасности рассматривается в качестве основания для запрещения деяния уголовным законом под угрозой наказания. Еще Ч. Беккариа отмечал, что "единственным и истинным мерилом преступлений является вред, который они причиняют нации" <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Иншаков С.М. Зарубежная криминология. М., 1997. С. 28.

Вред, который причиняется преступлением, прямо предусмотрен в качестве признаков отдельных составов преступлений. В частности, преступления с материальным составом в качестве обязательного признака включают конкретные общественно опасные последствия, например, убийство - причинение смерти, хищение - причинение имущественного ущерба. Признание деяния в качестве преступления осуществляется посредством определения и законодательного закрепления сущностных признаков, достаточных для юридического оформления конкретного состава преступления.
Понятие преступления включает социально-политическое содержание деяния посредством указания его основного социального свойства - общественной опасности. Оно включает общие признаки, по которым можно судить, почему поведение человека является опасным и потому преступным. Однако по этим признакам нельзя установить наличие или отсутствие конкретного состава преступления. Для этого необходимо установить наличие всего состава преступления, в обобщенном виде конкретизирующего признаки и свойства конкретных преступлений. Именно по наличию совокупности признаков, закрепленных нормой Особенной части УК, можно сделать вывод о наличии конкретного состава преступления, решить вопрос о виновности и наказуемости субъекта за виновно совершенное им деяние.
В некоторых случаях лицо, применяющее уголовный закон, может прийти к выводу о малозначительности деяния, исключающей уголовную ответственность. Такой вывод может быть сделан в том случае, если деяние лишь формально содержит признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК, но на самом деле не представляет общественной опасности, не причиняет и не создает угрозы причинения существенного вреда охраняемым общественным отношениям (ч. 2 ст. 14 УК).
Вместе с тем преступление рассматривается не только как определенное понятие, но и как конкретный акт поведения. Именно поэтому преступление всегда конкретно, индивидуально и определенно, а состав преступления является лишь набором формальных признаков, позволяющих оценить действия как конкретное преступление.

3.3. Элементы и признаки состава преступления

Как в философии вообще, так и в философии права в частности, совокупность устойчивых связей объекта, обеспечивающих сохранение его основных свойств при различных внешних и внутренних изменениях, именуется структурой. Структура выражает лишь то, что остается устойчивым, относительно неизменным при различных преобразованиях системы <*>. Структура любого состава преступления остается неизменной и представляет единство четырех элементов: объект преступления, объективная сторона, субъект и субъективная сторона преступления.
   --------------------------------

<*> См.: Философский энциклопедический словарь / Редкол.: С.С. Аверинцев, Э.А. Араб-Оглы, Л.Ф. Ильичев и др. 2-е изд. М.: Сов. энциклопедия, 1989. С. 629 - 630.

Под объектом преступления понимаются опосредованные в общественных отношениях определенные блага (интересы) личности, общества или государства, охраняемые уголовным законом, на которые направлено преступное посягательство и которым оно причиняет или может причинить существенный вред.
Объективная сторона преступления включает внешний процесс преступного посягательства - деяние (действие или бездействие), которое имеет реальное внешнее, объективное выражение. Объективная сторона есть проявление деяния, которое может быть воспринято при помощи органов чувств.
Субъективная сторона характеризует психическое отношение лица к совершаемому им деянию и к его последствиям. Она представляет собой единство интеллектуальных и волевых свойств личности, которые рассматриваются в единстве и выражаются в поведении человека, т.е. посредством объективной стороны преступления. Субъективная сторона характеризует внутреннюю (по отношению к объективной стороне) сторону преступления.
Субъектом преступления является совершившее его физическое вменяемое лицо, которое достигло установленного уголовным законом возраста уголовной ответственности.
В свою очередь эти элементы как составная часть сложного целого характеризуются собственными признаками. В теории уголовного права понятие элемент и признак взаимосвязаны, но тем не менее имеют самостоятельное значение. Признаки и элементы состава преступления характеризуют конкретное общественно опасное деяние, признаваемое преступлением. Вместе с тем все без исключения составы преступлений, совпадая по элементам, разграничиваются между собой по характеризующим их признакам. Например, составы убийства (ст. 105 УК РФ), кражи (ст. 158 УК РФ), контрабанды (ст. 188 УК РФ), шпионажа (ст. 276 УК РФ) полностью совпадают по элементам, но отличаются друг от друга разным набором признаков, характеризующим их именно как убийство, кражу и т.д.
Признаки состава преступления соответствуют его четырем элементам и классифицируются как признаки, характеризующие объект, объективную сторону, субъекта и субъективную сторону. В свою очередь эти признаки образуют группы объективных и субъективных признаков, соответствующих различным сторонам преступления.
К объективным относятся признаки, характеризующие объект и объективную сторону преступления, т.е. реальные события, явления объективной действительности.
Признаки, характеризующие субъекта и субъективную сторону преступления, отражают особенности личности виновного, его психическую деятельность и относятся к числу субъективных признаков.
Признаки состава преступления закреплены законодателем как в диспозициях норм Особенной части, так и в нормах Общей части УК РФ. Их сопоставление между собой позволяет судить об их различиях по признакам, характеризующим каждый конкретный состав.
Применительно к каждому составу преступления набор таких признаков различен. Одни признаки присущи всем без исключения составам преступления, другие присущи лишь отдельным составам преступлений, определяющих их отличительные особенности. Исходя из этого, признаки состава преступления условно разделяют на обязательные и факультативные. Обязательные и факультативные признаки могут быть отнесены ко всем элементам состава преступления.
К обязательным относятся признаки, присущие всем конкретным составам преступлений. Набор таких признаков представляется исчерпывающим.
Факультативными являются признаки, присущие только отдельным составам преступлений. Они используются в качестве дополнения к основным, обязательным признакам состава преступления. Однако такие признаки являются обязательными для каждого конкретного состава преступления, в котором они нашли законодательное закрепление. Факультативными они являются только применительно к общему понятию состава преступления. Так, мотив совершения преступления относится к числу факультативных признаков. Однако в составе подмены ребенка (ст. 153 УК РФ) он является обязательным и обозначен как корысть или иные низменные побуждения. Только при наличии такой мотивации деяние является уголовно наказуемым. Но если подмена ребенка была совершена, например, из чувства сострадания, то состав преступления отсутствует.
Так, обязательным признаком объекта любого преступления являются охраняемые уголовным законом общественные отношения. В качестве факультативных признаков могут выступать дополнительный объект, предмет преступления, потерпевший. Дополнительный объект, например, предусмотрен в п. "в" ч. 3 ст. 126 УК РФ, где основным объектом похищения человека выступает свобода человека, а факультативным - его жизнь и здоровье. Статья 164 УК РФ (хищение предметов, имеющих особую ценность) в качестве предмета хищения предусматривает предметы и документы, имеющие особую историческую, научную, художественную или культурную ценность. Если предмет хищения не может быть отнесен к указанным видам ценности, то деяние может быть квалифицировано в зависимости от способа хищения как кража (ст. 158 УК РФ), мошенничество (ст. 159 УК РФ), присвоение или растрата (ст. 160 УК РФ), грабеж (ст. 161 УК РФ), разбой (ст. 162 УК РФ) или вымогательство (ст. 163 УК РФ). В ст. 135 УК РФ состав преступления имеет место только в том случае, если развратные действия совершены в отношении лица, заведомо не достигшего шестнадцатилетнего возраста. Если возраст потерпевшего превышает шестнадцать лет, то деяние не может быть квалифицировано по ст. 135 УК РФ.
Объективные свойства любого преступления выражаются, прежде всего, в деянии. Исходя из законодательного определения преступления, им является именно общественно опасное деяние - действие или бездействие. Таким образом, именно деяние является обязательным признаком любого состава преступления, т.е. конкретный характер действий или бездействия, включая и такие характеристики, как время, место, способ, обстановка, орудия и средства совершения преступлений, закрепленный в Особенной части УК.
Однако признаки деяния могут быть отражены в диспозиции статьи Особенной части УК РФ лишь в общей форме, а для уяснения его точной характеристики необходимо обращаться к другой норме УК РФ или иного законодательного либо подзаконного нормативного правового акта. Так, объективные признаки в общей форме закрепляются в бланкетных и отсылочных нормах, для уяснения содержания которых необходимо обращаться либо к другим статьям УК РФ, либо к иным нормативным правовым актам. Например, чтобы установить признаки нарушения правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта (ст. 263 УК РФ), необходимо обратиться к положениям, определяющим соответствующие правила.
В качестве обязательных для квалификации в конкретном составе преступления будут выступать такие факультативные признаки, как последствия и причинная связь между ними и общественно опасным деянием.
Интеллектуальные и волевые процессы, происходящие в психике лица при совершении преступления, образуют понятие вины. Вина является обязательным признаком субъективной стороны. Следует отметить, что вина определена и в качестве обязательного признака любого преступления. Исходя из содержания ст. 14 УК РФ (понятие преступления), только виновно совершенное общественно опасное деяние может считаться преступлением. На обязательность вины как признака состава преступления указывается и в принципах УК РФ. В частности, в ст. 5 закреплено, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Не допускается уголовная ответственность за невиновное причинение вреда.
Вина может выражаться в форме умысла или неосторожности. При определении формы вины как признака конкретного состава преступления следует учитывать, что деяния, совершенные только по неосторожности, признаются преступлением лишь в тех случаях, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ (ст. 24). Поэтому если в диспозиции статьи Особенной части не указана форма вины, то такое деяние может считаться преступлением только при умышленном его совершении.
Умышленная форма вины может подчеркиваться и путем указания таких субъективных признаков состава преступления, как мотив и цель совершения преступления, наличие которых указывает на прямой умысел, а также путем употребления такого термина, как "заведомо" (ст. ст. 122, 125 УК РФ). Цель и мотив употребляются законодателем лишь для определения субъективной стороны отдельных составов преступлений, соответственно эти признаки относятся к факультативным, но выступают в качестве обязательных для тех составов, где они нашли законодательное закрепление. Например, нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК РФ) образует состав преступления, если имеет место собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении и средствах массовой информации, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности.
В качестве факультативного признака могут выступать и эмоции, например состояние аффекта (ст. 107 УК РФ).
На обязательные признаки субъекта указывает диспозиция ст. 19 УК РФ (общие условия уголовной ответственности). В соответствии с этой нормой уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного УК РФ. Таким образом, обязательными признаками субъекта преступления являются человек, вменяемость и возраст. Возрастной признак субъекта преступления закреплен в статье 20 УК РФ. Наряду с этим в некоторых нормах Особенной части УК РФ характеристика субъекта преступления дополняется факультативными признаками, указывающими на наличие специального субъекта. Например, признаки специального субъекта имеют место в составе шпионажа (ст. 276 УК РФ), субъектом преступления которого может быть только иностранный гражданин. При выполнении тех же действий гражданином Российской Федерации его деяние подпадает под признаки состава государственной измены (ст. 275 УК РФ).
Следовательно, к обязательным признакам состава преступления относятся: 1) общественные отношения, на которые посягает преступление; 2) общественно опасное деяние; 3) физическое лицо, вменяемость и возраст, с которого возможно наступление уголовной ответственности; 4) вина.
К факультативным признакам относятся: 1) дополнительный объект, предмет преступления, потерпевший; 2) общественно опасные последствия, причинная связь между деянием и последствиями, время, место, способ, обстановка, орудия и средства совершения преступления; 3) специальный субъект; 4) мотив, цель, эмоции.
Схематически состав преступления можно представить следующим образом.

   ------------------------------------------------------------------------------------¬

¦ Элементы состава преступления ¦
+---------------------T-----------------------T----------------T--------------------+
¦ Объект ¦ Объективная сторона ¦ Субъект ¦Субъективная сторона¦
¦ преступления ¦ преступления ¦ преступления ¦ преступления ¦
+---------------------+-----------------------+----------------+--------------------+
¦ Признаки состава преступления ¦
+---------------------------------------------T-------------------------------------+
¦ Объективные ¦ Субъективные ¦
+---------------------------------------------+-------------------------------------+
¦ Обязательные ¦
+---------------------T-----------------------T----------------T--------------------+
¦Общественные ¦Общественно опасное ¦Физическое лицо,¦Вина в форме ¦
¦отношения, ¦деяние в форме ¦вменяемость, ¦умысла или ¦
¦на которые посягает ¦действия или ¦достижение ¦неосторожности ¦
¦преступление ¦бездействия ¦установленного ¦ ¦
¦ ¦ ¦законом возраста¦ ¦
+---------------------+-----------------------+----------------+--------------------+
¦ Факультативные ¦
+---------------------T-----------------------T----------------T--------------------+
¦Признаки ¦Общественно опасные ¦Признаки ¦Двойная форма ¦
¦дополнительного ¦последствия, причинная ¦специального ¦вины, мотив, ¦
¦объекта, потерпевший,¦связь, время, место, ¦субъекта ¦цель, эмоции ¦
¦предмет преступления ¦способ, обстановка, ¦ ¦ ¦
¦ ¦орудия, средства ¦ ¦ ¦
¦ ¦совершения преступления¦ ¦ ¦
L---------------------+-----------------------+----------------+---------------------


3.4. Виды составов преступлений и их квалификация

При наличии общих и индивидуально определенных признаков составы преступлений могут быть определенным образом классифицированы.
Классификация - это система соподчиненных понятий какой-либо области знаний или деятельности человека, которая используется как средство для установления связей между этими понятиями или классами объектов, а также для ориентировки в многообразии понятий либо соответствующих объектов. Классификация фиксирует закономерные связи между классами объектов с целью определения места объекта в системе <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Философский энциклопедический словарь. М.: Сов. энциклопедия, 1983. С. 257.

Классификация широко применяется как одно из основных средств упорядочения и систематизации исследуемого материала. При этом представляется важным определить основания или критерии классификации, позволяющие группировать составы преступлений.
В науке и теории уголовного права для классификации составов преступлений выделяются следующие основания: степень общественной опасности преступлений, конструкция состава преступления и его структура.
По степени общественной опасности выделяют следующие составы преступлений: 1) основной состав; 2) состав со смягчающими обстоятельствами; 3) квалифицированный состав.
Законодатель, руководствуясь различной степенью общественной опасности преступлений, закрепляет их составы в самостоятельных статьях или разных частях одной и той же статьи Особенной части УК РФ, используя при этом различные признаки, определяющие повышенную или пониженную общественную опасность подобных преступлений. В качестве признаков, влияющих на общественную опасность деяний, используются такие, как: совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой; общеопасным способом, из хулиганских побуждений; совершение преступления с корыстной целью, в состоянии аффекта, с использованием служебного положения, в отношении двух и более лиц; причинение тяжких последствий, тяжкого вреда здоровью, ущерба в крупном и (или) особо крупном размере и др.
К основным относятся составы преступлений, которые не содержат признаков, ни отягчающих, ни смягчающих ответственность. Такие составы обычно содержатся в части 1 статьи и (или) в статьях, не имеющих деления на части. Например, к основным составам относятся ч. 1 ст. 105 (убийство), ст. 125 (оставление в опасности), ч. 1 ст. 126 (похищение человека), ч. 1 ст. 158 (кража), ст. 196 (преднамеренное банкротство) УК РФ и др.
Состав преступления со смягчающими обстоятельствами <*> содержит признаки, указывающие на пониженную общественную опасность преступления по отношению к основному составу. Применительно к таким составам преступления, как правило, предусматривается пониженный размер наказания по сравнению с деянием, описанным в основном составе. К числу таких привилегированных составов можно отнести убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ), убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК), причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта (ст. 113 УК) и др.
   --------------------------------

<*> В доктрине уголовного права составы преступлений со смягчающими обстоятельствами именуют преступлениями с привилегированным составом.

Квалифицированным составом преступления является такой, в котором, по сравнению с основным составом, законом предусматриваются определенные обстоятельства, отягчающие ответственность виновного лица.
Квалифицированный состав содержит признаки, указывающие на повышенную общественную опасность преступления по отношению к основному составу. Поэтому закон предусматривает повышенную ответственность по сравнению с той, которая предусмотрена за совершение преступления, образующего основной состав. Для характеристики повышенной степени общественной опасности преступлений иногда выделяют такие разновидности квалифицированного состава, как состав преступления с отягчающими обстоятельствами и состав преступления с особо отягчающими обстоятельствами.
К составам с особо отягчающими обстоятельствами относятся те, в которых уголовным законом предусматривается возможность последовательного повышения ответственности при наличии все более опасных квалифицирующих обстоятельств.
Квалифицированные составы преступлений предусмотрены ч. 2 ст. 105 (убийство), ч. ч. 2, 3, 4 ст. 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью), ч. ч. 2, 3 ст. 151 (вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий) и др.
В зависимости от особенностей правовой конструкции объективной стороны состава преступления (по приему описания) выделяют материальный и формальный составы преступления.
К материальным относятся составы преступлений, в которых при описании объективной стороны преступления указываются не только признаки деяния (действия или бездействия), но и его общественно опасные последствия. Общественно опасные последствия являются обязательным признаком материальных составов преступлений. К материальным относятся, например, составы преступлений, предусмотренных ст. 105 (убийство), ст. 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью), ст. 140 (отказ в предоставлении гражданину информации), ст. 246 (нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ) УК РФ и др. В статье 105 в качестве последствия предусмотрено наступление смерти другого человека.
Употребление в диспозиции материальных составов преступлений слов "повлекшие", "причинившие" указывает на наличие причинной связи между деянием и последствиями.
К формальным относятся составы преступлений, при описании объективной стороны которых в диспозиции статей Особенной части УК РФ указываются только признаки деяния без указания общественно опасных последствий. Формализм - предпочтение, отдаваемое форме перед содержанием <*>. Например, объективная сторона бандитизма (ст. 209 УК) характеризуется деянием в виде создания устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (бандой), т.е. факт создания такой банды должен квалифицироваться по ст. 209 УК. Наступление общественно опасных последствий не является обязательным признаком этого состава преступления. В зависимости от последствий, наступивших от действий участников той же банды, соответствующие деяния должны квалифицироваться по совокупности составов преступлений.
   --------------------------------

<*> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1953.

В теории уголовного права выделяется и такой вид состава преступления, как усеченный, или состав угрозы. Такие составы преступлений являются разновидностью формального состава. Например, статья 122 (заражение ВИЧ-инфекцией) в диспозиции закрепляет только деяние в виде заведомого поставления другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией, не определяя конкретных форм преступного деяния.
В УК РФ по характеру и степени общественной опасности преступлений их составы подразделяются:
А) на основные,
Б) на составы с отягчающими элементами - квалифицированные составы,
В) на составы со смягчающими элементами - привилегированные составы <*>.
   --------------------------------

<*> См. более подробно: Курс уголовного права в 6-ти томах. Т. 1. С. 178 - 181.

Однако имеется и другая классификация видов составов преступлений.
В зависимости от способа описания (по структуре) выделяются три вида составов: 1) простой; 2) сложный; 3) альтернативный.
К простым относятся составы преступлений, в которых указываются признаки одного объекта, объективная сторона включает признаки только одного деяния и одно общественно опасное последствие, а субъективная сторона характеризуется одной формой вины.
Примером простых могут служить составы преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 (убийство), ч. 1 ст. 158 (кража), ст. 224 (небрежное хранение огнестрельного оружия) УК РФ и др. Так, убийство (ст. 105 УК РФ) содержит один объект - жизнь другого человека, объективная сторона характеризуется деянием, направленным на лишение жизни, одним общественно опасным последствием - смертью потерпевшего, а с субъективной стороны это преступление может быть совершено лишь умышленно.
К сложным относятся составы преступлений, которые содержат многомерное описание. В них указываются признаки двух объектов или нескольких действий, нескольких общественно опасных последствий либо двойная форма вины. В качестве примера таких составов можно привести составы причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ), разбоя (ст. 162 УК РФ), изнасилования (ст. 131 УК РФ), неуважения к суду (ст. 297 УК РФ) и др. В частности, ч. 4 ст. 111 включает признаки двух объектов - жизнь и здоровье, двойную форму вины - умысел по отношению к деянию и неосторожность по отношению к общественно опасным последствиям.
Состав разбоя предусматривает два объекта - собственность, а также жизнь и здоровье. Альтернативный состав является разновидностью сложного состава преступления. В этих составах законодатель при описании объективной стороны предусматривает совершение любых перечисленных действий, совершение хотя бы одного из которых образует состав преступления. Так, в ст. 150 УК РФ (вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления) уголовно наказуемым является вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления путем совершения любого из перечисленных в норме действий - обещаний, обмана, угроз или иным способом. В статье 229 УК в качестве альтернативных действий указываются хищение или вымогательство наркотических средств либо психотропных веществ.
Классификация составов преступлений по видам имеет не только теоретическое, но и важное практическое значение. Так, разделение составов на материальные и формальные позволяет правильно дать квалификацию содеянному. Оно дает возможность определить момент окончания преступления. Применительно к преступлениям с формальным составом они считаются оконченными с момента выполнения деяний, предусмотренных в диспозициях соответствующих статей Особенной части УК РФ. Преступление с материальным составом является оконченным с момента наступления общественно опасных последствий, находящихся в причинной связи с общественно опасным деянием. Если общественно опасные последствия не наступили (при материальном составе) или виновный выполнил не все действия, образующие объективную сторону преступления (при формальном составе), то речь может идти только о неоконченном преступлении, что существенно влияет на квалификацию содеянного и степень ответственности.

3.5. К вопросу о квалификации составов преступлений

Общее учение о составе преступления является основой для правильного определения в каждом конкретном случае наличия или отсутствия в действиях (бездействии) лица какого-либо конкретного состава преступления, т.е. определения наличия или отсутствия преступления вообще, установления соответствия деяния признакам преступления, предусмотренного конкретной статьей УК, ее частью, пунктом.
Под квалификацией преступления понимается уголовно-правовая оценка фактических обстоятельств содеянного, установление соответствия между совершенным лицом деянием и признаками состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом <*>. Квалификация преступления всегда есть уголовно-правовая оценка объективных событий (действий) и их фактических обстоятельств. Необходимым условием для правильной квалификации преступления является точное и полное установление обстоятельств его совершения. Однако уголовно-правовое значение имеют только те фактические данные о деянии, которые включены в число обязательных признаков конкретного состава преступления. Это связано с тем, что не все признаки, характеризующие конкретный акт поведения, имеют уголовно-правовое значение. Например, время совершения кражи не имеет значения для ее квалификации. Однако место и способ ее совершения включены в число обязательных признаков квалифицированного состава статьи 158 УК РФ, предусматривающего ответственность за совершение кражи, совершенной с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище. Поэтому необходимо установить не просто тождество между признаками состава кражи и действиями виновного, но и между квалифицирующими признаками.
   --------------------------------

<*> См.: Гатауллин И.М. Состав преступления: Лекция. Домодедово, 2001. С. 9.

Процесс квалификации преступления предусматривает прежде всего установление объективных обстоятельств совершенного преступления, соответствующих признакам конкретного состава преступления, применение (выбор) надлежащей статьи, ее части или пункта либо их совокупности при совершении нескольких преступлений, сопоставление фактических обстоятельств совершенного преступления с описанием признаков конкретного состава преступления в целях установления их соответствия.
Процесс установления соответствия деяния и признаков состава преступления заключается в сопоставлении фактических данных с уголовно-правовой нормой по всем элементам состава преступления. Обычно устанавливается объективная сторона преступления, определяется объект преступного посягательства, затем субъект и субъективная сторона преступления. Указанный порядок отождествления является условным, он может меняться в зависимости от конкретных обстоятельств совершенного преступления. Так, при установлении субъективной стороны преступления можно установить действительный объект преступного посягательства и дать правильную квалификацию преступления.
В составе преступления нет более или менее важных признаков. Поэтому при квалификации преступления необходимо точно установить наличие каждого из них. В этой связи рассмотрим значение установления отдельных элементов (объект, объективную сторону, субъект, субъективную сторону) состава преступления для правильной квалификации.
Правильное определение объекта посягательства имеет решающее значение для квалификации преступления по соответствующей статье Особенной части УК РФ. Его установление вызывает значительные трудности в процессе применения закона. Объект преступления является элементом состава преступления, выявление которого в ряде случаев возможно только после точного установления признаков других элементов состава. Причем на действительный объект посягательства в одних случаях может указывать характер субъективной стороны (форма вины, мотив, цель), в других - особенности субъекта, в третьих - свойства предмета преступления (потерпевший).
По характеру субъективной стороны, по наличию или отсутствию конкретной цели можно сделать вывод о том, на что посягали действия субъекта. Так, в зависимости от направленности умысла можно разграничить убийство (ст. 105 УК РФ) и посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295 УК РФ). Если имело место убийство лица, осуществляющего правосудие, а виновный действовал, например, с целью завладения транспортным средством, не зная о должностном положении потерпевшего, то, соответственно, его посягательство направлено не на интересы правосудия как объект преступления, а на жизнь и здоровье лица и на дополнительный объект - собственность, что изменяет квалификацию содеянного. При ошибке в потерпевшем квалификация может измениться наоборот: если виновный желал причинения смерти лицу, осуществляющему правосудие, а фактически причинил ее частному лицу, то объектом преступного посягательства будут, прежде всего, интересы правосудия, соответственно и деяние должно быть квалифицировано по ст. 295 УК РФ как неоконченное преступление по совокупности со ст. 105 УК РФ.
В ряде случаев объект посягательства может быть установлен исходя из наличия некоторых объективных признаков деяния, в частности, обстановки и места совершения преступления. Например, побои, хотя и на почве личных неприязненных отношений, причиненные в общественном месте и в обстановке, когда они грубо нарушили общественный порядок и выражали явное неуважение к обществу, свидетельствуют о наличии посягательства на общественный порядок, т.е. состава хулиганства (ст. 213 УК РФ), а не преступления против личности - побоев (ст. 116 УК РФ).
Объект посягательства может быть установлен исходя из свойств предмета преступления. Например, при сбыте поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, если они имеют все атрибуты денег, деяние относится к посягательствам на экономическую деятельность, установленный порядок выпуска денег в обращение и квалифицируется по ст. 186 УК РФ (изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг). Если же такие билеты лишь напоминают денежные знаки, то их сбыт расценивается как мошенничество (ст. 159 УК РФ) и посягает на собственность.
По сравнению с другими элементами состава объективная сторона преступления излагается в статьях Особенной части УК РФ наиболее полно. Именно по признакам объективной стороны главным образом и разграничиваются составы преступлений.
Некоторые особенности следует учитывать при квалификации продолжаемых преступлений и преступлений со сложным составом, объективная сторона которых образует совокупность двух и более самостоятельных действий.
При установлении в действиях виновного признаков продолжаемого преступления, состоящего из ряда аналогичных (тождественных) актов поведения, направленных на достижение общего результата, каждое отдельное действие не требует самостоятельной квалификации, а рассматривается как единое преступление.
При совершении преступлений со сложным составом, деяние которых складывается из двух или нескольких действий, каждое из которых предусмотрено различными статьями УК РФ в качестве самостоятельного преступления, применяется только статья, предусматривающая ответственность за преступление со сложным составом. Так, разбойное нападение без отягчающих обстоятельств подлежит квалификации только по ч. 1 ст. 162 УК РФ, хотя оно и состоит из двух самостоятельных уголовно наказуемых действий - посягательства на имущество и здоровье потерпевшего.
Очень важное значение для правильной квалификации имеет установление общественно опасных последствий в преступлениях с материальным составом. Общественно опасные последствия в диспозициях статей Особенной части УК РФ обозначаются по-разному. В одних случаях они определены точно (например, смерть потерпевшего), в других - сформулированы в общей форме (например, существенное нарушение прав и законных интересов, тяжкие последствия и др.). В этой связи установление соответствия фактически наступивших последствий последствиям, указанным в законе в общей форме, т.е. не конкретизировано, представляет собой весьма сложный процесс, основанный на всесторонней и глубокой оценке всех обстоятельств дела в их совокупности.
В ряде случаев общественно опасные последствия рассматриваются законодателем в качестве самостоятельных составов преступлений. Так, состав разбоя (ст. 162 УК РФ) включает такой признак, как насилие, опасное для жизни и здоровья. В то же время понятием насилия могут охватываться самые различные последствия, по существу, все виды причинения вреда здоровью различной степени тяжести. В составе разбоя такое насилие должно быть опасным для жизни и здоровья. Опасность насилия определяется с учетом прежде всего его последствий, реального вреда, причиненного здоровью потерпевшего. В судебной практике под насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, понимается такое насилие, которое повлекло причинение потерпевшему тяжкого, средней тяжести или легкого вреда здоровью <*>.
   --------------------------------

<*> См., напр.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.С. Михлина, И.В. Шмарова. М.: Вердикт, 1996. С. 262.

Поскольку насилие является обязательным признаком разбоя, то причинение потерпевшему указанных видов вреда здоровью охватывается ст. 162 УК РФ и дополнительной квалификации по статьям УК, предусматривающим ответственность за преступления против личности, не требуется.
Таким образом, если последствия, образующие самостоятельное деяние, являются признаком состава другого, более опасного преступления, то все содеянное следует квалифицировать только по статье, устанавливающей ответственность за более опасное преступление. Более опасное преступление ни при каких условиях не может быть признаком менее опасного преступления. Поэтому, если наступившее последствие является более опасным деянием, чем основное преступление, оно требует его самостоятельной (дополнительной) квалификации по статье, предусматривающей ответственность на наступившие последствия <*>. Например, в случае лишения жизни при разбое деяние должно быть квалифицировано по п. "з" ч. 2 ст. 105 и ст. 162 УК РФ.
   --------------------------------

<*> См.: Владимиров В.А., Кириченко В.Ф., Ляпунов Ю.И. Уголовное право (Общая часть) / Под ред. В.Ф. Кириченко. М., 1968. С. 112.

Наступившие общественно опасные последствия требуют дополнительной квалификации по совокупности деяний, когда они не предусмотрены в качестве признака ни основного, ни квалифицированного состава, но при этом являются признаком самостоятельного состава преступления.
Для правильной квалификации деяния следует установить, что лицо обладает всеми признаками субъекта, которые указаны как в норме Общей части УК РФ (ст. ст. 19 и 20), так и в диспозиции соответствующей статьи Особенной части УК РФ. Отсутствие признаков общего или специального субъекта исключает состав преступления.
Заключительным этапом квалификации является вывод о виновности лица в совершении преступления. Установление субъективной стороны преступления, содержание и характер вины могут быть правильно познаны только посредством выявления и анализа объективных обстоятельств совершенного преступления. Неправильная же оценка фактических обстоятельств неизбежно приводит к неправильной квалификации содеянного.
Непосредственное влияние на квалификацию умышленных преступлений оказывает правильное установление мотива и цели в тех случаях, когда эти признаки указаны в диспозиции уголовно-правовой нормы, предусматривающей основной или квалифицированный состав преступления. В зависимости от того, являются ли цель и мотив признаками основного или квалифицированного составов преступления, отсутствие их может различным образом влиять на квалификацию действий. Например, отсутствие цели и мотива, предусмотренных в качестве признаков основного состава, означает либо отсутствие состава преступления в целом, либо наличие в действиях лица другого состава преступления. В частности, отсутствие цели нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти при совершении взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, исключает состав терроризма (ст. 205). Такие действия могут быть квалифицированы как убийство, совершенное общеопасным способом (п. "е" ч. 2. ст. 105 УК РФ), либо как умышленное уничтожение или повреждение имущества (ст. 167 УК РФ) в зависимости от обстоятельств их совершения.
Отсутствие цели и мотива, предусмотренных в качестве признака квалифицированного состава, означает, что в действиях лица содержится основной состав данного преступления, если отсутствуют другие квалифицирующие признаки, указанные в законе.
Согласно ч. 1 ст. 17 УК РФ при совершении двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи, ни за одно из которых лицо не было осуждено, виновное лицо несет ответственность за каждое совершенное преступление по соответствующей статье или части статьи УК РФ.
В доктрине уголовного права различается реальная <*> и идеальная <**> совокупность преступлений. В указанных случаях каждое отдельное преступление, образующее совокупность, требует самостоятельной квалификации по соответствующей статье УК РФ.
   --------------------------------

<*> Под реальной совокупностью понимается совершение лицом различными действиями двух или более самостоятельных преступлений.
<**> Идеальную совокупностью образует поведение виновного в виде одного действия, содержащего признаки нескольких преступлений.

Наряду с этим имеют место случаи совершения деяния, которое одновременно охватывается признаками нескольких составов преступлений. Такие случаи называют конкуренцией норм. В силу ч. 3 ст. 17, УК если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, то совокупность преступлений отсутствует и деяние квалифицируется по специальной норме. Например, следователь произвел явно незаконное заключение под стражу. Такие действия являются злоупотреблением должностными полномочиями, т.е. использованием должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, совершенным из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекшим существенное нарушение прав и законных интересов граждан (ч. 1 ст. 285 УК РФ). Вместе с тем действия следователя подпадают под признаки состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 301 УК РФ, которая устанавливает ответственность за заведомо незаконное заключение под стражу. В этом случае деяние должно быть квалифицировано по специальной норме, т.е. по ст. 301 УК РФ.
Квалификация преступления представляет собой сложный процесс отбора и установления тождества между признаками содеянного и юридическими признаками состава преступления, основанный на анализе действующего законодательства, положений теории уголовного права и прежде всего учения о составе преступления.
Правильная квалификация преступления, помимо уголовно-правового значения, определения меры, размера и вида наказания, решения вопросов освобождения от уголовной ответственности и наказания, а также иных вопросов, связанных с последствиями совершения преступления, имеет уголовно-процессуальное значение для определения подследственности и подсудности уголовных дел.
Квалификация преступления отражается в различных процессуальных документах - начиная с постановления о возбуждении уголовного дела или отказе в его возбуждении до обвинительного заключения и приговора суда. В таких документах указываются как первоначальная квалификация содеянного, так и окончательное решение по делу путем точного указания статей УК РФ, под признаки составов которых подпадают действия виновного и в соответствии с которыми принимается процессуальное решение.

4. Объект преступления

4.1. Понятие и содержание объекта преступления

Совместная деятельность людей характеризуется общественными отношениями, под которыми понимается взаимосвязь людей, их поступков, форм общения, поведения в объективном мире. Ряд существующих в данный период развития общества общественных отношений между людьми подлежит правовому регулированию, так как отдельные личности в силу своего воспитания (в т.ч. образования, социального положения, психологических свойств и т.п.) зачастую совершают посягательства на личные, общественные, государственные интересы и иные блага.
Круг общественных отношений, подлежащих правовому регулированию и, в частности, охраняемых уголовным законом, может с течением времени изменяться в зависимости от того, какие ценности в обществе приобретают или, наоборот, теряют свою значимость. Практика отечественного уголовного законотворчества показывает, что государство может в течение одного - двух десятилетий признать какое-либо действие преступлением, затем его декриминализировать. К примеру, за спекуляцию в СССР за 25 лет (с 1966 г. по 1991 г.) было привлечено к уголовной ответственности около 1 млн. человек <*>. В 1991 г. это деяние декриминализировано. В эпоху советского и постсоветского периода подобных случаев в законодательстве было немало, в частности, декриминализации подверглись мужеложство, аборт и употребление наркотиков. В свою очередь, криминализации подверглись незаконное приобретение, сбыт или ношение газового оружия (ч. 4 ст. 222 УК), неправомерный доступ к компьютерной информации (ст. 272 УК), создание, использование и распространение вредоносных программ (ст. 273 УК) и др.
   --------------------------------

<*> См.: Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова. М., 1999. С. 75.

Нормы УК РФ 1996 г., в отличие от ранее действующих норм УК РСФСР, изменены. При этом изменены и приоритеты уголовно-правовой защиты: если в предшествующем уголовном законе на первом месте стояли государственные интересы, то сейчас - частные, что отвечает ряду конституционных положений, и прежде всего тому, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защита - обязанностью государства (ст. 2 Конституции РФ).
Посредством уголовного закона охраняются не все общественные отношения, интересы и блага, а лишь те из них, которые являются наиболее ценными, а посягательства - на которые наиболее опасными. Общественная опасность проявляется прежде всего в объекте посягательства: чем ценнее объект, тем выше степень общественной опасности преступления. Без четкого уяснения объекта нельзя правильно квалифицировать совершенное деяние по соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса РФ.
Каждое преступление, выражается ли оно в действии или бездействии, всегда есть посягательство на определенный объект. Исчерпывающий перечень общественных отношений, подлежащих уголовно-правовой защите, "отражен" в Особенной части Уголовного кодекса РФ.
Правоведы считают, что наиболее общим понятием объекта преступления является совокупность охраняемых уголовным законом общественных отношений, на которые направлено общественно опасное посягательство и которым в результате причиняется вред либо создается угроза причинения вреда. Говоря иначе, объект преступления - это то, на что посягал преступник <*>. Вследствие этого объект преступления - обязательный признак каждого преступления, ибо совершенное деяние не может быть преступным, если оно не посягает на те общественные отношения, интересы и блага, которые охраняются уголовным законом.
   --------------------------------

<*> См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Расширенный уголовно-правовой анализ / Под общ. ред. В.В. Мозякова. М.: Экзамен, 2002. С. 26.

Выявляя содержание объекта преступления, уголовное законодательство, с одной стороны, раскрывает содержание тех или иных общественных отношений, интересов и благ, а с другой - строго очерчивает круг тех личных и общественных интересов и благ, которые могут стать объектом уголовно-правовой защиты <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Иванов В.Д. Уголовное право. Общая часть. Ростов-на-Дону, 2002. С. 74.

Правильное определение объекта посягательства позволяет точно определить характер преступления (например, нападение на человека с целью лишить его жизни - это преступление против личности, а с целью завладеть его имуществом - преступление против собственности), отграничивать сходные между собой преступления и тем самым правильно их квалифицировать (например, через некоторое время после причинения тяжких телесных повреждений потерпевший скончался; здесь крайне важно установить, на какой объект был направлен умысел виновного - жизнь или здоровье, от чего зависит квалификация преступления).
Следовательно, точное определение объекта преступного посягательства оказывает существенное влияние и на другие стороны преступного деяния - на характеристику совершенных лицом действий либо бездействия, определение направленности умысла, цели и мотива преступления, а также на оценку личности его совершившего. В силу сказанного, решение вопроса о квалификации всякого рода действий лица зависит не от физического последствия, а от того, какому объекту соответствующими действиями причиняется вред или создается опасность его причинения. В то же время на правильное установление объекта преступления большое влияние оказывают и признаки, характеризующие объективную и субъективную стороны, а также и субъекта преступления. Установив данные признаки, мы можем правильно определить и объект посягательства. В этом проявляется взаимная зависимость объекта от иных элементов состава преступления.

4.2. Виды объектов преступления

В теории уголовного права существуют различные мнения по поводу определения видов объекта преступления. Ряд авторов выделяют общий, родовой (специальный) и непосредственный объекты преступления <*>; общий, типовой, родовой (специальный) и непосредственный <**>; иные - общий, родовой (специальный), видовой, непосредственный <***>.
   --------------------------------

<*> См.: Уголовное право России. Учебник. Общая и Особенная часть / Под общей ред. В.П. Ревина. М., 1998. С. 26.
<**> См.: Уголовное право России. Общая часть: Учебное пособие / Под общей ред. Н.И. Ветрова. Москва - Смоленск, 2001. С. 69 - 71.
<***> См.: Курс российского уголовного права. Общая часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М., 2001. С. 171 - 172; Словарь основных терминов по уголовному праву / Под ред. С.Т. Гаврилова и А.В. Покаместова. Воронеж, 2000. С. 57.

Подобные деления (некоторые несовпадения) происходят от того, что виды объектов преступления не имеют законодательного закрепления. Они разработаны лишь уголовно-правовой теорией.
Наиболее часто учеными и практиками используется следующая вышеуказанная нами классификация объекта на четыре вида: общий, родовой (специальный), видовой, непосредственный.
Общий объект - это объект, который является единым для всех преступлений. Таким объектом выступает совокупность всех общественных отношений, интересов и благ, существующих в нашем обществе и охраняемых уголовным законом. Именно об общем объекте преступления говорится в ст. 2 Уголовного кодекса. В соответствии с данной статьей уголовно-правовой охране подлежат права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, конституционный строй Российской Федерации, мир и безопасность человечества.
Родовой (специальный) объект характеризуется однородностью определенной группы общественных отношений, интересов и благ. Родовой объект является составной частью общего объекта. Он имеет важное значение для построения системы Особенной части Уголовного кодекса. Как правило, родовой (специальный) объект положен в основу деления Особенной части УК на разделы (например: раздел VII "Преступления против личности"; раздел VIII "Преступления в сфере экономики"; раздел IХ "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка"; раздел Х "Преступления против государственной власти" и др.). Так, виновный, совершая различные друг от друга преступления, например, убийство, оскорбление, изнасилование, нарушение равноправия граждан, подмену ребенка, посягает на однородный объект - личность (раздел VII "Преступления против личности").
Родовой (специальный) объект может быть положен в основу деления Особенной части Уголовного кодекса и на главы (раздел ХI "Преступления против военной службы", глава 33 "Преступления против военной службы"). Как видим, в данном случае раздел ХI и глава 33 охраняют однородную группу общественных отношений, складывающуюся в сфере военной службы.
В тех же случаях, когда раздел Особенной части дополнительно делится на несколько глав, возникает необходимость обозначения видового объекта.
Видовой объект представляет собой более узкую, нежели это имеет место в родовом объекте, группу сходных, однородных общественных отношений, на которые совершается посягательство. Являясь ограниченной группой общественных отношений, а в силу этого и частью родового объекта, видовой объект позволяет в разделах группировать преступления по главам. Так, находясь в одном VII разделе "Преступления против личности", убийство входит в главу 16 данного раздела "Преступления против жизни и здоровья", оскорбление - в главу 17 "Преступления против свободы, чести и достоинства личности", изнасилование - в главу 18 "Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности", нарушение равноправия граждан - в главу 19 "Преступления против конституционных прав граждан".
Непосредственный объект - это конкретное общественное отношение, тот или иной интерес или благо, на которое совершается посягательство, в результате чего причиняется вред либо создается возможность причинения такого вреда. По непосредственному объекту Особенная часть делится на статьи. Как составная часть родового объекта непосредственный объект связывает преступление определенного вида с соответствующей группой преступлений, объединяемых признаками родового объекта. Вместе с тем непосредственный объект характеризует своеобразность данного вида преступления, степень его общественной опасности, особые способы посягательства на данный объект.
Нередко в реальной жизни посягательства на один объект сопряжены с фактическим причинением вреда или опасностью такого причинения и другому объекту. Поэтому именно на уровне непосредственного объекта проводится классификация на основной, дополнительный и факультативный объекты.
Основной непосредственный объект определяет характер деяния, его направленность против соответствующего общественного отношения, охраняемого конкретно уголовно-правовой нормой. Дополнительным признается объект, которому причиняется вред в процессе посягательства на основной объект.
Дополнительный непосредственный объект появляется в двуобъектных или многообъектных преступлениях. Например, разбой посягает одновременно на собственность и жизнь или здоровье. Однако определяется это преступление как хищение, т.к. один из объектов посягательства совпадает с родовым объектом той главы, где расположена норма, определяющая ответственность за этот вид хищения. Поэтому ответственность за разбой может наступить лишь в том случае, если дополнительному непосредственному объекту (жизни, здоровью потерпевшего) причиняется вред или создается угроза такого причинения. Дополнительный непосредственный объект всегда указывается в конкретной уголовно-правовой норме наряду с основным непосредственным объектом.
В отличие от дополнительного, факультативный объект не является необходимым признаком состава преступления, поскольку может и отсутствовать. Например, здоровье потерпевшего при грабеже (ст. 161 УК РФ) может выступать в качестве факультативного объекта, когда виновный при грабеже применяет к потерпевшему насилие, неопасное для здоровья. Но грабеж может иметь место и без насилия, и тогда здоровье потерпевшего не будет выступать в качестве объекта совершенного посягательства.

4.3. Предмет преступления и его значение

От объекта преступления необходимо отличать предмет преступления. Предметом преступления, как правило, признают те вещи материального мира, в связи с которыми или по поводу которых совершается посягательство на соответствующий объект <*> (например, при краже автомобиля предметом преступления является непосредственно сам автомобиль, а объектом - право собственности).
   --------------------------------

<*> См., например: Иванов В.Д. Уголовное право. Общая часть. Ростов-на-Дону, 2002. С. 78.

Вследствие традиционного понимания сущности предмета преступления ряд ученых склоняется к тому, что предметом преступления не будут являться компьютерная информация, государственная, банковская тайна, в силу их нематериального образования <*>. Однако существует и противоположное мнение, в частности, Ю.А. Гаврилин, А.В. Кузнецов считают, что преступления в сфере компьютерной информации имеют общий предмет преступного посягательства - компьютерную информацию <**>.
   --------------------------------

<*> См.: Словарь основных терминов по уголовному праву. Указ. соч. С. 68.
<**> См.: Преступления против компьютерной информации: квалификация и доказывание: Учебное пособие / Под ред. Ю.В. Гаврилина. М.: ЮИ МВД России, 2003. С. 12.

На наш взгляд, в качестве предмета преступления могут выступать не только вещи материального мира, т.е. деньги и иные ценности, товары, вещи, различные компоненты природной среды (дикие животные, птицы, рыбы и т.п. в экономических преступлениях), но и иные продукты человеческой деятельности (компьютерная информация, государственная, военная, коммерческая, банковская тайна), в связи с которыми или по поводу которых совершаются преступные посягательства на соответствующий объект.
Объекту при совершении преступления вред причиняется всегда, предмету он может быть не причинен вообще. Предмет может лишь видоизменяться (ст. 326 УК), изготавливаться (ст. 223 УК), незаконно храниться (ст. 222 УК) или перевозиться (ст. 228 УК).
В отличие от объекта преступления, который должен присутствовать всегда в качестве обязательного признака состава преступления, предмет преступления может носить и факультативный характер. Например, при изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186 УК) они выступают обязательным составным элементом объекта, а следовательно, и признаком состава данного преступления, влияющим на определение содеянного именно в качестве фальшивомонетничества. А при совершении кражи (ст. 158 УК) предмет хищения конкретно не указывается. В ряде случаев предмет может являться квалифицирующим признаком состава преступления (например, хищение либо вымогательство ядерного, химического или других видов оружия массового поражения квалифицируется по ч. 2 ст. 226 УК).
Таким образом, предмет преступления, являясь обязательным признаком конкретного состава преступления, входит в основание уголовной ответственности и его установление обязательно для привлечения к уголовной ответственности. К тому же предмет преступления позволяет правильно квалифицировать и разграничивать сходные между собой составы преступлений. Так, хищение огнестрельного оружия (ст. 226 УК) - преступление против общественной безопасности, хищение гладкоствольного охотничьего ружья - преступление против собственности (ст. 158 УК).
От предмета преступления необходимо отличать орудия и средства совершения преступления, в качестве которых выступают предметы, специально приспособленные или изготовленные для облегчения совершения преступления. Вместе с тем одни и те же предметы могут быть и предметами преступления, и орудием его совершения. Например, огнестрельное оружие может стать предметом преступления, когда совершается его хищение. Но оружие при убийстве человека может стать и средством совершения преступления.
Зачастую при совершении преступлений виновное лицо воздействует не только на предметы материального мира, но и причиняет определенный вред личности. Лица, пострадавшие от преступления, называются потерпевшими. При этом потерпевшего в уголовном праве надлежит отличать от потерпевшего в уголовном процессе, который выступает в качестве участника уголовного судопроизводства.
Причиняемый потерпевшему вред может быть не только имущественным, например при уничтожении или повреждении имущества (ст. 167 УК), но и физическим, например при причинении тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК), или моральным, например при оскорблении (ст. 130 УК).
Таким образом, для многих составов преступлений личность потерпевшего приобретает уголовно-правовое значение. Однако потерпевшего нельзя отождествлять ни с объектом преступления, ни с его предметом.
В некоторых случаях предметом преступления может быть тело умершего человека (например, ст. 244 УК - надругательство над телами умерших и местами их захоронения). Однако в данном случае человек не является потерпевшим, ибо в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством потерпевшим может быть только живой человек.

5. Объективная сторона преступления

5.1. Понятие и содержание объективной стороны преступления

Объективная сторона является одним из элементов состава преступления и состоит из ряда взаимодействующих признаков, которые в своей совокупности характеризуют процесс внешнего посягательства на объект уголовно-правовой охраны.
В то же время надо уяснить, что поведение людей - это масса индивидуализирующих его признаков. Оно всегда представляет собой неразрывное единство его внешней объективной и внутренней субъективной сторон. Рефлекторные, импульсивные телодвижения человека, лишенные осознанного и волевого характера, для права вообще и уголовного в частности совершенно безразличны <*>.
   --------------------------------

<*> См. более подробно: Тарарухин С.А. Преступное поведение. Социальные и психологические черты. Монография М., 1974.

Академик В.Н. Кудрявцев указывает, что объективная сторона - это процесс, протекающий во времени и пространстве, а не статистическое явление <*>.
   --------------------------------

<*> См. Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. М., 1960. С. 9.

Вместе с тем расчленение поведения человека на объективные и субъективные признаки возможно лишь условно с целью глубокого их познания, а также определения роли и значения каждого признака при совершении общественно опасного деяния и его уголовно-правовой квалификации. Только в целях теоретического анализа можно "оторвать" объективную сторону действия от его субъективной стороны и рассматривать их изолированно.
В юридической литературе существуют различные определения объективной стороны состава преступления. Они чисто терминологически отличаются друг от друга. В ряде них отсутствуют признаки, характеризующие данный элемент состава преступления. Однако, базируясь на данных определениях с учетом не отраженных в них иных правовых реалий, возможно выделить ряд черт, присущих объективной стороне состава преступления и ее конкретизирующих.
1. Объективная сторона - это внешнее проявление преступления, то есть проявление преступления во вне, представляющее собой совокупность внешних, объективных признаков (обстоятельств) преступления, характеризующих посягательство на его объект и поддающихся восприятию, установлению и доказыванию в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством.
2. Любой признак объективной стороны является социально значимым, выражающим общественную опасность того или иного вида преступления и ее степень. Общественную опасность самому деянию придают вредные последствия, а также нередко способ совершения данного деяния, использованные субъектом орудия и средства, значительно реже - место, время, обстановка совершения преступления.
3. В числе признаков объективной стороны конкретного состава преступления выступают существенные типичные признаки внешней стороны данного вида преступлений в их обобщенном выражении, выделяемые из бесчисленного множества возможных проявлений соответствующего вида преступлений, совершаемых в действительности.
4. Признаки объективной стороны состава преступления - это юридически значимые признаки, то есть признаки, предусмотренные, во-первых, в уголовном законе и, во-вторых, когда диспозиция статьи Особенной части УК РФ бланкетная - находится в другом (других) законе (законах) и (или) ином (иных) нормативном правовом акте (нормативных правовых актах).
5. В статьях Особенной части УК РФ формулируются признаки объективной стороны, характеризующие преступление как, с одной стороны, оконченное и, с другой, совершенное исполнителем (соисполнителями).
Следовательно, объективная сторона конкретного состава преступления - это совокупность внешних, объективных, социально значимых, выражающих общественную опасность и ее степень, существенных, типичных для данного вида преступлений признаков, предусмотренных уголовным законом и - при бланкетности диспозиции статьи Особенной части УК РФ - в других законах и (или) иных нормативных правовых актах, характеризующих преступление как оконченное и совершенное исполнителем (соисполнителями) <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. 2-е изд. М.: АО "Центр ЮрИнформ", 2003. С. 86 - 88.

К числу признаков объективной стороны относятся:
- действие или бездействие, посягающие на тот или иной объект уголовно-правовой охраны;
- общественно опасные последствия;
- причинная связь между действием (бездействием) и наступившими последствиями;
- способ, место, время, обстановка, орудия и средства совершения преступления.
Вышеперечисленные признаки играют неравнозначную роль. В зависимости от того, все ли признаки объективной стороны, как общего понятия, присущи конкретному составу преступления, их подразделяют на обязательные и факультативные.
На уровне родовых составов преступлений в качестве обязательных признаков выступают: общественно опасные деяния в форме действия либо бездействия, общественно опасные последствия, причинная связь между общественно опасным деянием и его последствиями.
Факультативными признаками родовых составов преступлений являются: способ, место, время и обстановка, орудия и средства совершения преступления <*>.
   --------------------------------

<*> Подробнее о факультативных признаках объективной стороны см. далее.

На уровне конкретных составов преступлений необходимыми (обязательными) конструктивными элементами являются признаки, указанные в диспозициях уголовно-правовых норм. Но в любом случае обязательным признаком объективной стороны любого конкретного состава преступления является деяние.
Деяние как единственный (необходимый и достаточный) признак объективной стороны характеризует так называемые формальные составы преступлений, где возможные последствия как преступный результат лежат за рамками состава преступления <*>. Поэтому оконченными такие преступления считаются с момента совершения самого деяния, независимо от того, наступили какие-либо последствия как преступный результат такого деяния или нет. Типичным примером является состав преступления, сформулированный в ст. 125 УК РФ, где обозначено общественно опасное деяние - "оставление в опасности" без указания на общественно опасные последствия.
   --------------------------------

<*> Подробнее о преступных последствиях см. ниже.

Кроме того, по законодательной конструкции объективной стороны некоторые общественно опасные деяния имеют усеченный состав. Оконченными такие преступления считаются уже с момента начала осуществления соответствующего деяния на стадии приготовления (например, бандитизм (ч. 1 ст. 209 УК РФ) - создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (бандой)); либо покушения (например, разбой (ст. 162 УК РФ) - нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия; посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ) и т.п.).
Обязательными признаками объективной стороны материальных составов, предполагающих наступление определенного преступного результата, являются: общественно опасное деяние, общественно опасные последствия и причинная связь между ними.
В роли необходимых признаков некоторых конкретных составов могут выступать также способ, орудия, средства, место, время или обстановка совершения преступления. Эти по общему правилу факультативные признаки становятся обязательными, если они прямо указаны в диспозиции соответствующей нормы Особенной части УК РФ. Способ совершения преступления учитывается законодателем при конструировании видовых составов преступлений, и его опасность отражается в санкциях соответствующих статьей УК РФ, например: тайное похищение чужого имущества (кража) - ст. 158 УК РФ, открытое хищение чужого имущества (грабеж) - ст. 161 УК РФ, хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием (мошенничество) - ст. 159 УК РФ, нарушение неприкосновенности частной жизни как преступление (ст. 137 УК), в виде распространения сведений, составляющих личную или семейную тайну, в публично демонстрирующемся произведении или СМИ и т.д.
Нередко способ совершения преступления, повышая общественную опасность деяния, учитывается законодателем в качестве квалифицирующего признака и обусловливает более строгое наказание, предусмотренное санкцией закона. Так, например, убийство, совершенное с особой жестокостью или общеопасным способом, карается по ч. 2 ст. 105 УК РФ, т.е. более сурово, чем аналогичные действия без этих признаков.
Использование субъектом орудий и средств тесно соприкасается со способом совершения преступления, т.к. они повышают силу и интенсивность преступного воздействия субъекта на предмет посягательства или на личность потерпевшего и тем самым увеличивают общественную опасность деяния в целом. Однако во всех этих случаях сами по себе они не являются признаками соответствующих составов преступлений и, следовательно, не влияют на квалификацию деяний. Вместе с тем, если они фактически использовались субъектом, они входят в структуру элементов преступления и будут влиять на степень его общественной опасности. И это обстоятельство будет учитывать суд при назначении наказания в рамках санкций соответствующего состава преступления. Однако в отдельных немногочисленных случаях сам законодатель считает необходимым учесть орудия и средства совершения преступления при формализованной в санкции правовой нормы оценке его общественной опасности. Тогда законодатель вводит те или иные орудия и средства совершения преступления в структуру основного или квалифицирующего состава преступления. Это, например, преступления, предусмотренные ст. 162 УК, где в ч. 2 имеется квалифицирующий признак - разбой, совершенный с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия; ст. 286 УК, где в части 3 имеется особо квалифицирующий признак - превышение должностных полномочий, если это деяние совершено с применением оружия или специальных средств (п. "б"), и т.д.
Аналогичные соображения можно высказать и в отношении места, времени и обстановки совершения преступления, которые самим законодателем в качестве признаков составов преступления используются крайне редко. Например, место как обязательный признак объективной стороны состава преступления указывается законодателем в диспозиции ст. 322 УК РФ - "Незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации"; а также, например, в диспозиции ст. 258 УК РФ - "Незаконная охота", где в п. "г" ч. 1 речь идет о незаконной охоте на территории заповедника, заказника либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации.
Время совершения преступления является обязательным признаком объективной стороны состава преступления в деянии, предусмотренном, например, ст. 106 УК РФ, в диспозиции которой говорится об убийстве матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов.
Теоретическое значение объективной стороны определяется тем, что в рамках общего состава преступления объективная сторона является одним из четырех элементов, которые образуют состав преступления. Как взаимосвязанный элемент объективная сторона находится в неразрывном единстве с субъективной стороной и тесно связана с объектом и субъектом преступления. В этой связи объективная сторона рассматривается как одно из условий уголовной ответственности.
Практическое же значение объективной стороны определяется тем, что признаки объективной стороны, указанные в диспозиции уголовно-правовой нормы, позволяют установить недостающие элементы состава преступления и таким образом правильно квалифицировать преступное деяние. Например, обман как способ завладения чужим имуществом при мошенничестве дает возможность определить прямой умысел и корыстную цель.
Характерно, что в тех случаях, когда несколько преступлений имеют один объект и одинаковую форму вины, разграничение смежных составов проводится по объективной стороне. Так, квалификация различных форм хищения осуществляется по способу незаконного изъятия имущества, поскольку кража совершается тайным способом, грабеж - открытым, а мошенничество - путем обмана или злоупотребления доверием, разбой - посредством применения насилия, опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, а квалифицированный вид грабежа (п. "г" ч. 2 ст. 161 УК) - с применением насилия, неопасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.
Иногда объективная сторона позволяет отличить преступное посягательство от других видов правонарушений. Например, общественно опасное деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 158 УК РФ ("Кража"), отличается от мелкого хищения (ст. 7.27 КоАП РФ) размером причиненного имущественного вреда. Так, согласно примечанию к ст. 7.27 КоАП, хищение чужого имущества признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает один минимальный размер оплаты труда, установленных законодательством Российской Федерации.
О значении содержания объективной стороны сказано и в ст. 8 УК РФ. Так, в ней говорится, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом. Это означает, что привлечение лица к уголовной ответственности невозможно без установления всех признаков, которые определяют содержание объективной стороны конкретного состава преступления.

5.2. Общественно опасное деяние.
Понятие и формы

Общественно опасное деяние - обязательный признак объективной стороны преступления. Деяние в уголовно-правовом значении представляет собой общественно опасное, противоправное, сознательно-волевое поведение лица. Рассмотрим признаки противоправного общественно опасного деяния.
Общественная опасность - это материальный признак уголовно-правового деяния, выражающий его социальную сущность, то есть способность причинять вред общественным отношениям. Согласно закону (ч. 2 ст. 14 УК) отсутствие общественной опасности исключает совершенное деяние из числа преступлений. Деяние, не представляющее общественной опасности в силу малозначительности, не может быть признаком объективной стороны состава преступления.
Противоправность является нормативным выражением общественной опасности деяния. Противоправность - это прямая запрещенность деяния в УК РФ под угрозой наказания. Поэтому деяние, не указанное в уголовном законе, не является преступным и не может быть признаком объективной стороны состава преступления.
Осознанность деяния проявляется в способности лица понимать характер и содержание общественной опасности своего поведения. Неосознанный характер поведения исключает деяние из числа преступлений. Деяния малолетних, невменяемых и введенных в заблуждение лиц не могут рассматриваться в качестве признака объективной стороны состава преступления. Совершение деяния неосознанно, к примеру, во сне или посредством рефлекторных телодвижений, исключает уголовно-правовое значение деяния и, как следствие, наличие преступления как такового. Вместе с тем совершение деяния не под контролем сознания ввиду состояния опьянения лица, приведшего себя в такое состояние осознанно и добровольно, не исключает признака осознанности деяния. Это закреплено в ст. 23 УК РФ, на основании которой "лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности".
Волевой акт поведения определяется возможностью лица поступить по своему усмотрению. В тех случаях, когда имеет место непреодолимая сила в виде стихийного бедствия либо социального катаклизма, присутствует психическое или физическое принуждение, действие и бездействие лица, причиняющие вред, имеют вынужденный характер и не могут рассматриваться как признак объективной стороны состава преступления (гл. 8 УК РФ "Обстоятельства, исключающие преступность деяния"). Исключение составляет противозаконное деяние лица, совершенное под воздействием угрозы, исполнение которой отодвинуто во времени, т.е. имеется реальная возможность совершить выбор между законными и противозаконными действиями.
Совокупность всех этих четырех признаков деяния - общественной опасности, противоправности, осознанности и воли - присуща обеим формам деяния, которыми согласно ст. 14 УК РФ являются действие или бездействие.
Действие в уголовно-правовом смысле - это активная форма преступного поведения, которая охватывает различные виды противозаконной деятельности и является наиболее распространенным видом общественно опасного деяния.
Уголовно-правовое действие может проявляться в виде физического воздействия на других людей (изнасилование (ст. 131 УК), насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК)); физического воздействия на животных (незаконная охота (ст. 258 УК)) либо вещи (хищение чужого имущества (ст. ст. 158 - 162 УК)).
В ряде случаев действие может проявляться в виде вербального воздействия в устной или письменной форме, например клевета (ч. 2 ст. 129 УК). В отдельных случаях уголовно-правовое воздействие может выражаться конклюдентно, т.е. в виде различных жестов, например, в случае оскорбления (ч. 1 ст. 130 УК).
В зависимости от особенностей преступления законодатель в одних нормах описывает действие как единичный акт (например, клевета (ст. 129 УК РФ), оскорбление (ст. 130 УК РФ), изнасилование (ст. 131 УК РФ)) - простое преступление, в диспозиции соответствующих норм описывается только одно действие, образующее объективную сторону данного состава преступления. Начальным моментом является начало совершения любого из указанных действий, а конечным - момент его окончания.
В иных составах преступлений, называемых в теории уголовного права составным, действие законодателем представлено как совокупность актов (например, вымогательство (ст. 163 УК РФ)), объективная сторона которого выражается в совокупности двух разнородных действий: 1) требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера; 2) угроза применения насилия, либо уничтожения или повреждения чужого имущества, либо распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких). Начальным моментом такого составного преступления признается начало совершения любого из составляющих его действий, а конечным - момент окончания всех таких действий. Кроме того, объективная сторона некоторых составных составов преступлений представлена в виде альтернативных актов (например, ст. 222 УК РФ - незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств). С позиции квалификации этого преступления его начальный и конечный моменты совпадают, и при этом достаточно совершить хотя бы одно из указанных в диспозиции действий.
В зависимости от характера действий законодатель дает обобщенное описание действий: "использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы" - ст. 285 УК; в других - указывает конкретные действия: "похищение, уничтожение, повреждение документов, штампов, печатей..." - ст. 325 УК; в третьих - законодатель вообще не указывает характер действия, поскольку оно может быть совершено в виде множества разнородных актов, ведущих к преступному результату, например, в случае умышленного или неосторожного лишения жизни (ст. ст. 105 - 109 УК).
По протяженности во времени различаются одномоментные, разномоментные, длящиеся, продолжаемые действия и действия с отдаленным результатом. Одномоментные действия имеют разовый характер, преступный акт ограничен действием, начало и конец которого совпадают. Типичный пример - словесное оскорбление (ст. 130 УК). Разномоментные действия имеют некоторую протяженность: начало и конец действия не совпадают во времени, например, в случае незаконного предпринимательства (ст. 171 УК). Продолжаемые действия состоят из нескольких тождественных актов, направленных на реализацию единого преступного умысла, и составляют в совокупности единое преступление. К таким преступлениям относится, например, истязание, выражающееся в систематическом нанесении побоев (ст. 117 УК РФ). В п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда СССР "Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям" от 4 марта 1929 г. (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 14 марта 1963 г. № 1) <*> указано на необходимость точно устанавливать начало и конец совершения таких преступлений, а в п. 5 констатируется следующее: "Началом продолжаемого преступления надлежит считать совершение первого действия из числа нескольких тождественных действий, составляющих одно продолжаемое преступление, а концом - момент совершения последнего преступного действия (начало и конец преступления имеют важное практическое значение). Так, в соответствии с этим амнистия применяется к продолжаемым деяниям, закончившимся до издания амнистии и не применяется, если хотя бы одно из преступных действий, образующих продолжаемое деяние, совершено было после издания акта об амнистии. Равным образом срок давности в отношении продолжаемых деяний исчисляется с момента совершения последнего преступного действия из числа составляющих продолжаемое преступление".
   --------------------------------

<*> Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Спарк, 1997. С. 5.

Длящееся преступление согласно п. 1 названного Постановления характеризуется непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния. Это действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Там же. С. 5.

Длящееся действие существует в тех случаях, когда началом действия является акт нарушения уголовного закона, а концом - прекращение длительного невыполнения правовой обязанности в силу задержания, явки с повинной либо истечения условий, определяющих преступность деяния. Типичный пример - дезертирство (ст. 338 УК), которое начинается с самовольного оставления части и заканчивается в момент задержания виновного или вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления (явки с повинной).
Поэтому амнистия применяется к тем длящимся преступлениям, которые окончились до ее издания. К длящимся же преступлениям, продолжавшимся после издания акта об амнистии, таковая не применяется. Срок давности уголовного преследования в отношении длящихся преступлений исчисляется со времени их прекращения (по воле или вопреки воли виновного).
Действие с отдаленным результатом характеризуется тем, что преступный акт и его результат разделены во времени, например, в случае причинения тяжкого вреда здоровью со смертельным исходом (ч. 4 ст. 111 УК).
Установление начального и конечного момента преступного действия имеет значение для правильной квалификации преступления, применения новых законов, амнистии и давности уголовного преследования. Определение момента окончания преступного действия имеет значение также для отграничения соучастия от заранее не обещанного укрывательства. Момент окончания преступного действия влияет и на определение места совершения преступления.
Бездействие - это второй вид противоправного общественно опасного деяния. В уголовно-правовом смысле бездействие - это пассивная форма общественно опасного поведения, которая охватывает все виды уклонения от выполнения правовых обязанностей, за неисполнение которых предусмотрена уголовная ответственность.
Правовую обязанность действовать должным образом определяют три фактора:
1) прямое указание закона или подзаконного акта. Так, ст. 156 УК обязывает родителей и других лиц, на которых возложено воспитание, надлежащим образом воспитывать несовершеннолетних;
2) должностное положение либо профессиональные функции. Так, врач в силу своей профессии обязан оказывать медицинскую помощь (ст. 124 УК);
3) предшествующее поведение лица, поставившее правоохраняемые интересы в реальную опасность, например, оставление в опасности (ст. 125 УК), т.е. заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни и здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние.
Так, ответственность за оставление в опасности (ст. 125 УК) обусловлена тем, что виновный "имел возможность" оказать помощь нуждающемуся лицу; капитан судна отвечает за неоказание помощи терпящим бедствие при условии, что "эта помощь могла быть оказана без серьезной опасности для своего судна, его экипажа и пассажиров" (ст. 270 УК).
Реальная возможность выполнить соответствующие правовые обязанности зависит как от объективных, так и субъективных факторов. В качестве объективных обстоятельств, исключающих возможность выполнения правовых обязанностей, выступают: непреодолимая сила, физическое или психическое принуждение (ст. 40 УК), а также серьезная опасность, которая в отдельных случаях связана с оказанием помощи (ст. 270 УК).
В качестве субъективных факторов, не дающих возможность совершить предписанное действие на должном уровне в экстремальных условиях и при наличии нервно-психических перегрузок, выступают субъективные свойства личности, в силу которых лицо не может предотвратить опасные последствия (ч. 2 ст. 28 УК).
По своей продолжительности бездействие может иметь разовый либо длящийся характер. Разовое бездействие в уголовно-правовых нормах предоставлено как единичный акт: оставление в опасности, неоказание помощи больному.
Длящееся бездействие представляет собой длительное уклонение от выполнения правовой обязанности, которое по существу является неправомерным состоянием, в котором непрерывно находится виновное лицо, например, в случае злостного уклонения от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК).
Несмотря на то что бездействие в уголовном праве - пассивная форма общественно опасного поведения, субъект преступления при бездействии может проявлять активность, не запрещенную законом, например, менять место жительства, профессию, фамилию, чтобы уклониться от уплаты алиментов или избежать призыва на военную службу. Однако общественно опасная форма поведения при этом остается пассивной, так как состоит в невыполнении правовой обязанности. Такого рода бездействие отдельные ученые рассматривают как смешанное бездействие, выделяя при этом другую разновидность - чистое (полное) бездействие. Однако смешанное бездействие понимается неоднозначно. Одни ученые (А.А. Пионтковский, Ю.М. Ткачевский) полагают, что смешанное бездействие имеет место в тех случаях, когда уклонение от правовых обязанностей осуществляется посредством совершения активных действий. Другие (Д.Э. Жалинский, С.И. Никулин) считают, что смешанное бездействие предполагает осуществление возложенных правовых обязанностей ненадлежащим образом либо не до конца. Третьи (Г.Л. Минаков, Б.В. Петухов) считают таковым бездействие, для окончания которого необходимо наступление последствий, то есть бездействие в преступлениях с материальным составом.
Началом преступного бездействия является тот момент, когда лицо, обязанное и имеющее возможность совершить определенные действия, не делает этого, в результате чего причиняется вред охраняемым законом общественным отношениям. Прекращается бездействие в момент пресечения этого деяния правоохранительными органами, появления обстоятельств, делающих невозможным совершение требуемых действий или явки с повинной. Вопрос о начале и конце общественно опасного бездействия, так же, как и в случае совершения общественно опасных действий, имеет большое значение для правильной квалификации преступлений, применения новых законов, давности уголовного преследования и амнистии, для решения вопросов непривлечения к уголовной ответственности, например, в случае добровольного отказа (ст. 31 УК) или освобождения от уголовной ответственности, например, в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК) и т.п.

5.3. Общественно опасные последствия.
Понятие и виды

Как мы уже отмечали, в юридической литературе на уровне конкретного состава преступления в большинстве случаев обязательным признаком объективной стороны преступления выделяется только деяние (в форме действия либо бездействия). А последствия и причинную связь между ними и деянием относят к факультативным признакам. На этой основе построено разделение составов преступления на материальные, где последствия являются обязательным признаком объективной стороны преступления, и формальные, называемые деяния без последствий.
Однако следует согласиться с Ю.И. Ляпуновым, который считает, что в науке уголовного права развивается сомнительная концепция беспоследственных преступлений, которая не выдерживает критики с позиций социологии уголовного права <*>. Нет и не может быть преступлений, которые не влекли бы за собой определенных отрицательных изменений, сдвигов социальной действительности, не деформировали бы в той или иной мере состояние системы господствующих общественных отношений, не нарушали бы установленный в обществе правопорядок. Социально вредный результат - неизбежное следствие любого преступления независимо от того, сконструирован ли в законе его состав как материальный, формальный или усеченный типа бандитизма (ст. 209 УК РФ) или разбоя (ст. 162 УК РФ).
   --------------------------------

<*> См.: Ляпунов Ю.И. Общественная опасность деяния как универсальная категория советского уголовного права: Учебное пособие. М.: ВЮЗШ МВД СССР, 1989. С. 82 - 89.

Концепция беспоследственности некоторых видов преступлений, например, с формальным составом, которую развивают некоторые авторы <*>, не способна обосновать социальную обусловленность их криминализации законодателем, ибо преступление, не нарушающее фактически объекта правовой охраны, в уголовно-правовом смысле уже "не посягает" на него. Преступления с формальным составом - например, клевета (ст. 129 УК РФ), оскорбление (ст. 130 УК РФ). Кроме того, вне всякого сомнения, эти преступления нарушают объект посягательства, и потому им органически присущи антисоциальные последствия, хотя они и не указаны в диспозиции уголовного закона. То обстоятельство, что по своему характеру последствия такого рода не поддаются точному соизмерению, не могут быть выражены в определенных количественных параметрах и потому выведены законодателем за пределы признаков нормативного состава соответствующего преступления, отнюдь не свидетельствует об их отсутствии. Это принципиально различные вопросы, не связанные друг с другом.
   --------------------------------

<*> См.: Курс советского уголовного права. Т. 1. ЛГУ, 1968. С. 160. См. также: Кибальник А.Г., Соломоненко И.Г. Практический курс уголовного права России. Ставрополь: Ставропольская сред. спец. школа, 2001. С. 51; Кругликов Л.Л. Практикум по уголовному праву. Общая часть, Особенная часть: Учебное пособие. М.: Издательство БЕК, 2002. С. 28; и др.

Поэтому необходимо четко различать, с одной стороны, антисоциальные последствия деяния, которые всегда выражаются как некая коррозия общественных отношений, охраняемых уголовным законом, а с другой - общественно опасный результат как основной обязательный или квалифицирующий признак преступления с материальным составом. Это не совпадающие категории. Антисоциальные последствия преступления - сугубо социальная субстанция, не поддающаяся чувственному восприятию, поскольку она скрыта в недрах общественных отношений. Преступный же результат представляет собой, по общему правилу, материальное образование, имеющее стоимостные, натуральные, медико-биологические и тому подобные измеримые параметры.
Для более правильного усвоения этого сложного вопроса попытаемся предметно показать соотношение антисоциальных последствий и преступного результата на примере хищения имущества.
В наиболее общем плане можно сказать, что общественно опасные последствия хищений имущества состоят в нарушении общественных отношений собственности. Содержанием собственности как экономической категории являются фактические общественные отношения владения, пользования и распоряжения материальными благами, присвоенными и принадлежащими собственнику.
Таким образом, антисоциальная направленность хищений состоит в том, что они, непосредственно нарушая состояние принадлежности товарно-материальных ценностей собственнику (гражданам, государству, общественным и иным организациям), тем самым посягают на саму социальную возможность экономически владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим им имуществом.
Таковы социальные последствия. Ну а каков же преступный результат хищений? Чтобы ответить на этот вопрос, в систему взаимодействующих элементов преступления вводится еще один из них - предмет посягательства, который оказывается определенным образом связан и с самим действием, и с объектом, и, следовательно, с последствиями.
Собственность всегда связана с предметами материального мира, она находит в них свое внешнее выражение, закрепление, материализацию. Вне внешних форм своего реального бытия, вне своей материальной основы или, как принято говорить, вне количественной определенности собственность как экономическая категория существовать не может. Хищения с внешней и внутренней сторон выражаются в противоправном виновном воздействии субъекта на товарно-материальные ценности, овеществляющие отношения собственности. Это воздействие принимает форму изъятия (завладения) материальным субстратом собственности.
В процессе "причинения" указанных вредоносных последствий и заключен социальный механизм нарушения общественных отношений собственности и соответствующих им интересов. Но сколь серьезно они нарушены, как велика глубина и тяжесть их поражения - вопрос, на который призвано ответить установление конкретного преступного результата. В преступлениях против собственности степень тяжести их нарушения определяется размером причиненного материального ущерба. Последний при хищениях имущества зависит от экономической оценки предмета посягательства, заключенной в его стоимости и ее денежном выражении - цене товара. Именно с этими экономическими категориями оценки степени тяжести преступного результата, который одновременно показывает и меру нарушения отношений собственности (последствие), уголовный закон связывает весьма существенную дифференциацию ответственности за различные виды хищений имущества и устанавливает соответственно этому меры уголовного наказания за их совершение. Именно с учетом различной объективной общественной опасности данных деяний закон различает их виды: мелкое хищение (административное правонарушение), а также хищения уголовно наказуемые, в том числе в значительных и крупных размерах.
Таким образом, общественно опасные последствия как признак объективной стороны состава преступления представляют собой преступный результат в форме вреда, который причиняется общественным отношениям, охраняемым уголовным законом.
В тех случаях, когда причиненный вред имеет материальный или физический характер и, следовательно, может быть точно установлен и измерен, законодатель конструирует материальные составы, например, в отношении хищений и причинения вреда здоровью.
Формальные составы сконструированы для тех случаев, когда ущерб, причиненный преступлением, имеет нематериальный характер, например, в случае оскорбления и клеветы. В подобных случаях законодатель ограничивается указанием на общественно опасное деяние без описания вредных последствий. Кроме того, аналогичные составы конструируются для тех преступных деяний, при описании которых невозможно учесть наступление всех конкретных последствий, например при изнасиловании (ст. 131 УК); либо деяние является настолько опасным, что законодатель с целью усиления ответственности не указывает последствия, как, например, при создании банды (ч. 1 ст. 209 УК) и разбое (ч. 1 ст. 162 УК).
Особым образом законодатель конструирует составы в тех случаях, когда общественно опасное деяние создает общественную опасность наступления серьезных последствий, то есть угрозу причинения существенного вреда (ст. ст. 205, 215, 217, 358 УК). Преступления с такими составами называют еще и как деликты поставления в опасность.
Законодатель использует несколько приемов описания общественно опасных последствий.
1. Указывает характер и тяжесть вредных последствий, например, при описании телесных повреждений (ст. ст. 111, 112, 115 УК) и хищений (прим. 2 к ст. 158 УК).
2. Дает перечень вредных последствий, указывая на возможность наступления иного вреда, например, при нарушении правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих (ч. 1 ст. 349 УК).
3. Указывает на ряд альтернативных последствий, каждое из которых дает основание квалифицировать деяние в качестве конкретного преступления, например, при нарушении правил безопасности движения (ст. 350 УК).
4. При наличии нескольких последствий конструирует составы с так называемыми дополнительными тяжкими последствиями. Последние играют роль отягчающих признаков, например, в случае причинения тяжких телесных повреждений со смертельным исходом (ч. 4 ст. 111 УК).
5. При наличии комплексных последствий, включающих в себя социальный, организационный, экономический и другие виды вреда, законодатель указывает объекты, которым причиняется существенный вред, например, права и законные интересы граждан, организаций, охраняемые законом интересы общества и государства, посягательства на которые осуществляются при злоупотреблении служебным положением (ст. 285 УК).
6. В наиболее затруднительных случаях для описания последствий применяют так называемые оценочные признаки, которые выражены такими словосочетаниями, как "существенный вред" (ст. 202 УК), "крупный размер" (ст. 158 УК), "крупный ущерб" (ст. 171 УК), "тяжкие последствия" (ст. 247 УК). Использование оценочных признаков предполагает их конкретизацию в процессе осуществления правоприменительной практики.
Наличие определенных последствий в материальных составах является необходимым элементом, при отсутствии которого речь идет о неоконченном преступлении, и такие деяния могут квалифицироваться как приготовление к преступлению или покушение на преступление. В квалифицированных составах наличие квалифицирующего последствия является основанием ужесточения наказания. Общественно опасные последствия служат признаком разграничения преступлений и непреступных правонарушений и проступков. Значение общественно опасных последствий заключается кроме того и прежде всего в том, что они выступают ведущим основанием криминализации деяний и участвуют в квалификации преступлений.

5.4. Причинная связь и ее уголовно-правовое значение

Причина - это прежде всего философская категория (явление, которое вызывает либо обуславливает возникновение другого явления, рассматриваемого как следствие), отражающая одну из форм всеобщей объективной связи, взаимозависимости и взаимообусловленности предметов, явлений и процессов, происходящих в природе и в обществе.
Причинная связь - это обязательный признак объективной стороны преступления и устанавливается в материальных составах. Не может быть речи об уголовной ответственности лица, если между его действием (бездействием) и наступившими преступными последствиями не установлена причинная связь.
В большинстве случаев установление причинной связи не вызывает трудностей, этот вопрос решается сам собой в силу особенностей построения диспозиций уголовно-правовых норм, когда уже сам факт совершения деяния обуславливает наступление последствий либо обычная житейская логика позволяет, руководствуясь бытовым пониманием причинности, правильно разрешить этот вопрос (проникающий удар острым предметом в жизненно важный орган и наступление вследствие этого смерти).
В то же время далеко не всегда развитие причинной связи бывает очевидным. В ходе ее установления проявляются те или иные объективные качества и свойства предметов внешнего мира, зачастую имеет место сложное переплетение различных явлений и процессов. Поэтому при установлении причинной связи судебно-следственные органы нередко прибегают к заключениям различного рода экспертиз относительно физических, химических, биологических и других свойств и качеств предметов и явлений, оказывающихся в цепочке развития причинной связи.
Причина - это явление, которое с внутренней закономерностью продуцирует другие определенные явления, называемые следствием. Так, например, удар ножом - это явление (т.е. причина), которое породило другое явление, рассматриваемое как следствие - причинение смерти. От причин необходимо отличать условия. Причина и условия тесно взаимодействуют. Условия - это явления, которые сами по себе не могут непосредственно породить другое явление (следствие), но, сопутствуя причинам и влияя на них, обеспечивают определенное их развитие. К примеру, причиной совершения дорожно-транспортного преступления (ДТП), предусмотренного ст. 264 УК РФ, во время гололеда является грубое нарушение водителем правил дорожного движения, выразившееся в превышении скорости и проезде автомобиля на запрещающий сигнал светофора. Гололед в анализируемой ситуации является условием (но не причиной), при котором увеличился тормозной путь, в результате чего и произошло ДТП.
Причина порождает следствие лишь постольку, поскольку в данных условиях иного не могло и быть, и рано или поздно это случилось бы <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник для вузов / Н.Г. Иванов. М., 2003. С. 153.

Причинно-следственная связь в уголовном праве обладает рядом признаков. Одним из существенных для уголовной юриспруденции является многозначность причинных связей. Под многозначностью причинных связей понимается то, что причинно-следственная связь - это сложное, многогранное явление, где не всегда бывает так, что одна причина порождает строго одно явление (следствие). Нередко бывает так, что несколько причин порождают одно явление или сама причина порождается рядом обстоятельств и далее порождает не одно, а несколько явлений (следствий).
Когда правоприменитель сталкивается с многозначностью причинно-следственной связи, он должен для себя четко уяснить, что необходимо провести анализ всех звеньев этой детерминации. Даже тогда, когда вся взаимозависимая цепочка приводит к одному преступному результату, это вовсе не означает, что всем звеньям (причинам) будет дана одна уголовно-правовая оценка.
Существует определенный алгоритм или этапы установления причинной связи между совершенным деянием и наступившими последствиями. Рассмотрим их.
Первое. Изначально необходимо установить, совершено ли какое-либо деяние, отклоняющееся от установленных норм, правил поведения, в форме действия (бездействия), но носящее в себе определенные риски, возможность наступления последствий и т.д. Это может быть нарушение трудовых норм, административные правонарушения, нарушение различных инструкций, правил и т.д. Указанные действия должны обладать определенными признаками. Они должны быть совершены осознанно, при этом лицо должно иметь право выбора между отклоняющимся и социально-нейтральным либо социально-полезным поведением, действие (бездействие) также должно обладать определенной степенью опасности.
Устанавливая первый этап, необходимо помнить, что лицо (субъект) должен обладать всеми признаками субъекта преступления, в т.ч. и признаками специального субъекта преступления. Действия (бездействия), совершенные под физическим принуждением, воздействием непреодолимой силы и т.д., исключающие возможность лица действовать по своему волеизъявлению, не образуют причинной связи, т.к. нет первичного звена.
Второе. Следующим этапом установления причинной связи является установление внешней последовательности действий. Причина по времени должна предшествовать следствию. Примером этому служит классический случай из судебно-следственной практики. Так, еще в советские времена по одному из уголовных дел проходил председатель колхоза Н., обвиняемый за плохо проведенный сев, в результате которого имел место неурожай зерновых на значительных площадях посевов. Верховный Суд РСФСР прекратил дело в отношении Н. в силу отсутствия причинно-следственной связи между его действиями и наступившими последствиями, так как Н. был избран председателем колхоза уже после проведения сева.
Однако не всегда соблюдение временной последовательность означает детерминацию: "pos noc non propter nic" - "после того не значит вследствие того". Некто М., будучи главным инженером управления "Бакгаз" и зная о непригодности вследствие коррозии газопровода к эксплуатации, не принял меры к осуществлению его ремонта, что привело к взрыву газа в техническом подполье жилого дома, и это все повлекло за собой тяжкие последствия. Однако заключение технической экспертизы и материалы дела показали, что взрыв произошел не вследствие коррозии газопровода, который на взорвавшемся участке был в удовлетворительном состоянии, а в результате разрыва некачественно исполненного сварщиком при монтаже газопровода шва.
Третье. Далее необходимо установить, было ли анализируемое поведение необходимым условием наступления вредных последствий. Всякая причина является необходимым условием последствий, но не всякое условие (если оно не является необходимым условием) перерастает в причину последствий.
Для установления третьего этапа необходимо из общей цепи событий мысленно вычленить анализируемое действие (бездействие), и если события без этого действия (бездействия) будут развиваться так, как они и развивались, - значит, анализируемое действие (бездействие) не является необходимым условием наступления последствий. Так, в описанном выше случае действия главного инженера М., несмотря на то что он не проводил ремонт пришедшего в результате коррозии в негодность газопровода, не являются необходимым условием наступления вреда. И наоборот, если события без этого действия (бездействия) будут развиваться совершенно по-другому - значит, анализируемое действие (бездействие) и есть то необходимое условие наступления последствий. Возвратимся к описанному выше примеру. Допустим, если было получено совершенно противоположное заключение технической экспертизы о том, что взрыв произошел вследствие утечки газа в проржавевшем месте трубы, тогда бездействие М. явилось бы необходимым условием наступления вреда.
Четвертое. Выяснив, что деяние является необходимым условием, мы установили только условие, пусть даже необходимое, но всего лишь условие. Как мы уже знаем, условия сами по себе (пусть даже и необходимые) не могут порождать явлений (следствий). Исследуя далее причинную связь, необходимо установить, является связь необходимой или случайной. Если в результате анализа мы сделаем вывод, что связь является необходимой, тогда можно смело констатировать, что между действием (бездействием) и наступившими последствиями существует причинная связь.
Необходимой связь является в том случае, когда она обусловлена развитием данного деяния, присущими ему особенностями в той конкретной ситуации, в которой оно происходит. Случайной же связь признается тогда, когда последствия не являются результатом внутреннего развития определенного деяния, а вызываются иными причинами и обстоятельствами. Преступный результат наступает потому, что к соответствующему деянию присоединяются побочные обстоятельства.
Имеется определенная специфика при установлении причинной связи, когда преступление совершается путем бездействия. Порядок установления причинной связи такой же, что и при действии, однако необходимо дополнительно установить то лицо, которое не совершило в данной ситуации определенных действий, а также объективные и субъективные основания ответственности за бездействие. Устанавливая эти основания, необходимо выяснить, лежала ли на лице специальная обязанность действовать в случае совершения деяния, затрагивающего вытекающие из его прав и обязанностей интересы (объективное основание), и могло ли это лицо в данной обстановке по своим субъективным качествам предотвратить наступление анализируемого последствия (субъективное основание). Примером этому может служить бездействие связанного сторожа; пожарного, сломавшего ногу; врача, который не может переправиться через разлившуюся реку к больному, и т.д.).
Установив наличие причинной связи, исследователь установит лишь объективное основание уголовной ответственности. Для установления ее субъективного основания необходимо установить вину.
Зачастую преступный результат может наступать в связи с так называемыми исключительными особенностями или свойствами личности либо обстановки совершения деяния. В подобных случаях необходимо констатировать наличие необходимой связи вне зависимости от того, будет ли нести уголовную ответственность лицо, совершившее деяние, или нет. В юридической литературе описывается случай, когда на загородной платформе электропоезда пьяный З. подошел к незнакомому гражданину и стал трясти его за лацканы пиджака. Потерпевший через пять минут такого способа "выяснения отношений" неожиданно для всех упал на платформу, забился в конвульсиях, изо рта у него пошла пена, затем он скончался. Возбужденное по факту смерти уголовное дело было прекращено за отсутствием состава преступления. Судебно-медицинская экспертиза установила, что потерпевший страдал редким заболеванием сосудов головного мозга, вследствие чего встряска для него оказалась смертельной. В приведенном примере налицо наличие причинной связи. Однако преступный результат наступил вследствие исключительных особенностей потерпевшего, вернее, его скрытого заболевания. Ответственность будет зависеть от субъективного отношения лица к содеянному.
Говоря об истории проблемы, надо отметить, что одной из первых в западноевропейской юридической науке попыток решить проблему причинной связи в уголовном праве была теория исключительной причинности, уходящая своими корнями в средневековье. Эта разработанная в рамках итальянской юридической школы теория признавала наличие причинной связи в тех случаях, когда преступный результат явился непосредственно воздействием конкретного лица, без вмешательства иных причин. Теория имела определенное прогрессивное значение при отсутствии в те времена развитого учения о формах вины. Однако она не могла разрешить ситуаций, когда наступление вредных последствий было вызвано действиями нескольких лиц (ряда причин), с проблемой разграничения смертельных ранений и просто ранений.
Далее. Приблизительно с конца прошлого века в научной среде формируются несколько самостоятельных подходов в определении причинной связи. Среди них основные: теории необходимого условия (con ditio sine gua non), адекватной причинности и неравноценных условий.
Согласно первой теории - теории необходимого условия, которую еще называли теорией эквивалентности, если бы из всех условий, предшествовавших результату, мысленно исключить какое-либо деяние и окажется, что в этом случае результат в данное время, в данной обстановке и в данном виде не наступил бы, тогда делается вывод, что именно это действие и было необходимым условием интересующего нас результата, т.е. его причиной (conditio sine gua non). В России эту теорию поддерживали такие ученые, как Сергеевский, Немировский, Пусторослев. Однако жизненные ситуации выявили несостоятельность и этой теории. Она перестала удовлетворять как теоретиков, так и практиков. Ошибка в ней заключалась в том, что ее сторонники все предшествующие условия наступления результата считали равноценными вне зависимости от того, являются ли они близкими или отдаленными.
В противовес теории необходимого условия (эквивалентности) далее появляется теория адекватной причинности. Более широкое распространение она получает среди цивилистов. Она признавала причинность некой логической категорией и исходила из того, что причиной преступного результата могут быть только такие действия лица, которые могли рассматриваться как типичные и адекватные для наступивших и аналогичных с анализируемым последствий. Так, описанный на страницах учебников пример с легким ударом по голове и наступившей вследствие этого смертью является нетипичным, следовательно, причинная связь здесь отсутствует. Анализируемая теория оказалась беспомощной при решении вопросов, возникших в условиях ускоренного развития научно-технического прогресса, продуцирующих неведомые ранее опасности.
Более удачной из попыток решения проблемы установления причинной связи является теория "неравноценности условий". В основе этой теории лежит идея о различии взаимодействующих факторов, приведших в процессе причинения к вредному результату, среди которых деяние лица существенно отличается от иных условий. Под причиной необходимо понимать то из условий наступления последствия, которое больше, чем другие, повлияло на наступление соответствующего последствия, т.е. является наиболее действенным. Приверженцами этой теории в ее различных вариациях были Н.С. Таганцев, немцы К. Биркмейер и К. Биндинг, С.В. Познышев, В.Н. Кудрявцев, Т.В. Церетели, Н.Ф. Кузнецова и др.

5.5. Факультативные признаки объективной стороны
и их значение

Всякое преступление представляет собой конкретный акт поведения человека, посягающий на охраняемые уголовным законом общественные отношения. В реальной действительности преступные деяния совершаются в конкретное время, в определенном месте, в той или иной обстановке. Виновные при этом используют необходимые орудия, средства, определенные способы совершения преступления, все это в различной мере влияет на характер и степень общественной опасности совершенного преступления. Эти признаки присущи любому преступлению, однако по своей юридической природе они являются факультативными признаками, т.е. необязательными для одних и обязательными для других составов преступлений.
Как уже отмечалось выше, по конструкции объективной стороны состава преступления все преступления (в зависимости от момента их окончания) традиционно можно классифицировать на преступления с материальными и формальными составами, а также разновидности формального - усеченные и информационные составы.
В преступлениях с материальным составом обязательными признаками являются общественно опасное деяние, преступные последствия и причинная связь между деянием и наступившими последствиями. К факультативным признакам относятся место, время, орудия, средства, способ и обстановка совершения преступления.
Отсутствие в диспозиции статьи указания на данные признаки означает, что они на квалификацию не влияют и являются факультативными. Однако когда законодатель упоминает в диспозиции статей УК на один или несколько из перечисленных признаков, тогда они из разряда факультативных становятся обязательными признаками состава преступления и влияют на квалификацию деяния. Отсутствие в содеянном обязательного, указанного в тексте закона признака ведет к отсутствию в содеянном состава данного преступления.
Так, добыча котиков, морских бобров или иных морских млекопитающих признается незаконной и влечет ответственность в соответствии с ч. 2 ст. 256 УК, если она производится в открытом море (с нарушением определенных правил) или в запретных зонах. В приведенном примере одним из указанных обязательных признаков незаконной добычи водных животных и растений является место добычи морских млекопитающих.
Место совершения преступления - это определенная территория, на которой совершено преступление (сухопутная, водная или воздушная). С.И. Ожегов определяет "место" - "пространство,... на котором что-либо происходит, находится" <*>. Проекция этого определения в область уголовного права означает, что место совершения преступления - это часть пространства, в котором оно совершено.
   --------------------------------

<*> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1987. С. 281.

Место совершения преступления может влиять на квалификацию деяния, если оно включено законодателем в уголовно-правовую норму в качестве обязательного признака конкретного состава преступления. Например, диспозиция ст. 217 УК предусматривает ответственность за нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах или взрывоопасных цехах.
Зачастую особенности места совершения преступления признаются законодателем квалифицирующими признаками. Так, ч. 2 ст. 250 УК РФ предусматривает ответственность за загрязнение вод при наличии такого квалифицирующего признака, как совершение этого преступления на территории заповедника или заказника либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации. В остальных случаях место совершения преступления носит факультативный характер, влияет на степень опасности содеянного и учитывается судом при назначении наказания.
Понятие "место совершения преступления" является сложным и включает в себя два аспекта. Во-первых, это часть пространства, на котором действует юрисдикция государства. Применение закона места совершения преступления является неотъемлемым правом государства, основанным на принципе государственного суверенитета - праве осуществлять уголовную юрисдикцию в пределах своей территории. Во-вторых, это пространственная характеристика преступления, указанная или подразумевающаяся в диспозиции статьи. Например, в ст. 244 УК РФ говорится об осквернении мест захоронения, а в ст. 253 УК РФ - о незаконном возведении сооружений на континентальном шельфе Российской Федерации.
Место совершения преступления имеет функциональную связь со способом совершения преступления, который во многих случаях приобретает уголовно-правовое значение именно в силу специфики места выполнения деяния <*>. Так, П. областным судом был осужден по ч. 2 ст. 149 УК РСФСР за то, что, придя домой, учинил скандал с женой и все принадлежащие ей вещи изрубил и сжег в печи. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР указала в своем определении по этому делу, что действия П. следует квалифицировать по ч. 1 ст. 149 УК РСФСР, так как вещи потерпевшей он сжег в печи, что нельзя признать общеопасным способом <**>.
   --------------------------------

<*> См.: Объективная сторона преступления (факультативные признаки): Учебное пособие / Под ред. А.В. Наумова и С.И. Никулина. М., 1995. С. 19.
<**> См.: Сборник постановлений Пленума, Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР (1961 - 1963 гг.). М., 1964. С. 324.

Между тем необходимо отметить, что действующий УК РФ не дает ответа на вопрос, что же необходимо понимать под местом совершения преступления. Этот вопрос является спорным. Одни авторы считают, что местом совершения преступления является место совершения общественно опасного деяния, в результате которого наступили вредные последствия <*>. По мнению других, местом совершения преступления следует считать место наступления преступного результата. Ход их рассуждений таков: место выполнения деяния нельзя считать местом совершения преступления, так как такое преступление не может считаться совершенным до тех пор, пока не наступил преступный результат <**>. Очевидно, что данная точка зрения не согласуется при совершении преступления с формальным составом. Третьи считают, что преступление совершается везде, где была осуществлена хоть какая-либо его часть (эпизод).
   --------------------------------

<*> См.: Брайнин Я.М. Уголовный закон и его применение. М., 1967. С. 37; Келина С.Г. Советский уголовный закон. М., 1961. С. 27.
<**> См.: Дурманов Н.Д. Советский уголовный закон. М., 1967. С. 218.

Уголовно-правовое значение места совершения преступления заключается в его влиянии на общественную опасность и противоправность преступления, его квалификацию, а также индивидуализацию уголовной ответственности и наказания.
Под временем совершения преступления чаще всего понимается не просто хронометрическая характеристика суток или времени (пора) года, но и конкретный период, характеризующийся конкретными общественно политическими событиями. Так, например, действия, связанные с фальсификацией избирательных документов, документов референдума (ст. 142 УК РФ), имеют определенное уголовно-правовое значение, если они совершены в период избирательной кампании.
Необходимо отметить, что долгое время вопрос о том, что же необходимо понимать под временем совершения преступления, являлся дискуссионным. Особенно в преломлении через объективную сторону длящихся, продолжаемых преступлений, преступлений с двумя и более действиями, преступлениями с материальными составами, преступный результат которых был отдален во времени, и т.п. Проще этот вопрос решался в формальных составах преступлений - временем совершения преступления являлось время совершения общественно-опасного деяния. Точку в продолжительных спорах положил вступивший в силу Уголовный кодекс 1996 г., который в ч. 2 ст. 9 констатирует, что временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий. Однако универсальным подобное решение законодателя признать нельзя, поскольку это решение сделано без учета деления составов по конструкции объективной стороны на материальные и формальные. Попытка внести ясность в решение данной проблемы была предпринята А.В. Наумовым. Так, в теоретическую модель Уголовного кодекса Российской Федерации им была предложена редакция ст. 14, как раз и определяющей время совершения преступления в зависимости от конструкции состава преступления <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования / Под ред. В.Н.Кудрявцева, С.Г. Келиной. М., 1987. С. 37.

При описании времени совершения преступления в нормах Особенной части законодатель часто прибегает к различным терминам и словосочетаниям. В подавляющем большинстве это упоминание относится к воинским преступлениям (ст. ст. 334, 336, 337, 340 УК РФ и др.). Так, Н.Ф. Кузнецова справедливо отмечает, что 90% указаний на время совершения преступления приходится на составы воинских преступлений <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Советское уголовное право. Общая часть / Под ред. Г.А. Кригера, Н.Ф. Кузнецовой, Ю.М. Ткачевского. М., 1981. С. 105.

При конструкции уголовно-правовых норм время совершения преступления может включаться в перечень обязательных конструктивных признаков состава. Так, обязательным признаком ст. 106 УК является убийство матерью новорожденного во время или сразу же после родов.
Очень часто время является квалифицирующим, отягчающим ответственность обстоятельством и образует квалифицированные составы преступлений. Подобная связь времени совершения преступления и общественной опасности основана на том, что опасность совершенного деяния в определенное время приводит к качественному изменению деяния и его последствий. В подобных случаях время указывает на повышенную по сравнению с обычным составом степень общественной опасности содеянного. Так, например, самовольное оставление части или места службы продолжительностью свыше одного месяца образует особо квалифицированный состав ч. 4 ст. 337 УК РФ. Однако иногда время совершения преступления может свидетельствовать о декриминализации деяния либо утрате им свойств общественно опасного деяния. Оно становится социально нейтральным.
Обстановка совершения преступления - это комплекс объективных условий, при которых происходит преступление. Она представляет собой такое стечение событий и обстоятельств, которые могут свидетельствовать как о большей, так и о меньшей степени общественной опасности деяния либо ее наличии вообще. Так, п. "д" ч. 1 ст. 61 УК предусматривает как обстоятельство, смягчающее наказание, "совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств". Напротив, использование наемника, в вооруженном конфликте или военных действиях, свидетельствует о повышенной степени общественной опасности содеянного (ч. 1 ст. 359 УК РФ).
По мнению В.Н. Кудрявцева, обстановку совершения преступления необходимо рассматривать в узком и широком смысле. В первом - узком смысле, она ограничивается комплексом вещей, явлений и процессов, происходящих во внешнем мире, а во втором - "в более широком смысле, обстановка совершения преступления включает место, время и другие конкретные условия его совершения" <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. С. 22, 172.

Количество норм, которые сконструированы непосредственно с использованием понятия "обстановка", весьма ограничено. Диспозиции ряда норм вообще сконструированы таким образом, что позволяют указать на обстановку совершения преступления, не прибегая к использованию самого термина. Так, ст. 280 УК РФ предусматривает ответственность за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, ст. 270 УК РФ - за неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие. Понятиями "публичные", "терпящие бедствие" дается внешняя характеристика окружения, в котором произошло преступление. Подобным образом законодатель поступил и при конструкции норм о хищениях (кража, грабеж), где упоминается о тайном или открытом хищении.
Таким образом, учет обстановки, в которой было совершено деяние, скрупулезный анализ ее характеристик имеют весьма существенное значение в процессе квалификации деяния, в том числе и при разграничении преступлений, а в итоге для правильного применения норм уголовного закона.
Под способом совершения преступления понимается совокупность приемов, методов, телодвижений, которые использовал преступник для совершения преступления.
В качестве признака элемента состава (объективной стороны) способ совершения преступления может осуществлять следующие функции.
Первое. Служить конструктивным признаком состава, отграничивающим преступное поведение от непреступного. Так, ст. 131 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за половое сношение, сопряженное с насилием или угрозой применения насилия либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Совершение же полового акта без применения названных способов не подлежит уголовно-правовому регулированию (разумеется, с лицом, достигшим 14-летнего возраста).
Второе. Способ совершения преступления может выполнять роль признака, по которому одно преступление может отличаться от другого. Так, формы хищения между собой различаются по способу их совершения. К примеру, кража - тайное хищение чужого имущества, грабеж отличается от кражи тем, что это открытое хищение чужого имущества; мошенничество же определяется как хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущества путем обмана или злоупотребления доверием.
Третье. Способ совершения преступления может служить квалифицирующим признаком конкретного состава преступления. Одним из критериев отнесения способа совершения преступления к разряду квалифицирующих признаков является увеличение или уменьшение степени общественной опасности содеянного. Так, п. "е." ч. 2 ст. 105 УК РФ предусматривает ответственность за убийство, совершенное общеопасным способом.
В зависимости от описания способа совершения преступления диспозиции статей Особенной части УК по конструкции можно условно классифицировать на несколько групп:
а) диспозиции, в которых содержится указание на единственный способ совершения преступления (например, ч. 2 ст. 306 УК);
б) диспозиции, в которых содержится точный перечень возможных способов совершения преступления (например, ч. 2 ст. 141 УК);
в) диспозиции, которые содержат примерный перечень возможных способов совершения преступления. Например, ч. 2 ст. 167 УК РФ гласит об умышленном уничтожении или повреждении имущества, совершенном "путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом". В приведенном примере преступление может быть совершено и иными кроме перечисленных способами;
г) из текста диспозиции может вытекать, что совершить анализируемое деяние возможно любым способом (например, ст. 125 УК РФ, предусматривающая ответственность за оставление в опасности).
Средства и орудия совершения преступления - это те орудия и приспособления, при помощи которых было совершено преступление. Если вещь используется в качестве инструмента воздействия на объект преступления (то, чем совершается преступление) и причиняет ему вред или ставит его под угрозу причинения вреда, эта вещь должна признаваться орудием совершения преступления. Если же вещь используется в качестве вспомогательного элемента при совершении преступления и сама по себе непосредственно не причиняет или не ставит под угрозу причинения вреда - она признается средством совершения преступления (то, с помощью чего совершается преступление).
Необходимо отметить, что порой одни и те же предметы материального мира в зависимости от ситуации, в которой они используются, могут выступать в различных качествах - предметом, орудием или средством совершения преступления. Рассмотрим пример. При совершении хищения автомобиля объектом преступления будет отношение собственности, предметом преступления будет выступать сам автомобиль. Если в результате задержания этого угнанного автомобиля будет сбит (имеется в виду умышленно - "на таран") сотрудник ГИБДД, автомобиль будет выступать орудием совершения преступления (то, чем совершили). Если же на автомобиле будут перевозить похищенное, автомобиль будет выступать уже средством совершения преступления (то, с помощью чего совершили).
Использование в процессе совершения преступления тех или иных средств может существенно влиять на степень общественной опасности деяния. В тех случаях, когда соответствующие средства и орудия повышают его общественную опасность, они включаются в число признаков объективной стороны состава преступления и выступают в качестве обязательных.
Нельзя не отметить внутреннюю взаимосвязь анализируемых признаков и их связь с другими условиями, которые оказывают влияние на степень общественной опасности. "Такими условиями могут быть: наличие людей, особенности их поведения, течение физических, химических, производственных процессов, другие обстоятельства реальной действительности, сопутствующие совершению преступления" <*>. Зачастую каждый из анализируемых признаков выступает необходимым компонентом, частью другого. Так, например, соотносятся "место" и "обстановка" совершения преступления. Место наряду со временем всегда выступает необходимым компонентом, частью обстановки, поскольку последняя не может быть территориально и временно не определена.
   --------------------------------

<*> См.: Объективная сторона преступления: Учебное пособие / Под ред. А.В. Наумова. М., 1995. С. 7.

Вне зависимости от своей факультативности или обязательности место, время, способ, обстановка, орудия и средства совершения преступления входят в предмет обязательного установления по любому уголовному делу, служат целям индивидуализации наказания, а также имеют важное доказательственное значение.

6. Субъект преступления

6.1. Понятие субъекта преступления

Субъект преступления - это один из обязательных элементов состава преступления. В уголовном праве субъектом преступления признается лицо, совершившее запрещенное уголовным законом деяние и способное нести за него уголовную ответственность.
С уголовно-правовой точки зрения субъект преступления - это лицо, совершившее преступление и обладающее указанными в уголовном законе признаками. Иначе говоря, для того чтобы признать лицо субъектом преступления, необходимо установить не только, что именно это лицо своим деянием нарушило уголовный запрет, но и то, что лицо обладает определенными свойствами (признаками), делающими его подлежащим уголовной ответственности.
Лицо считается совершившим преступление, если оно совершило запрещенное уголовным законом деяние. Субъектом преступления признаются как исполнители, так и все соучастники (организаторы, пособники и др.). Субъектом преступления могут быть не только лица, совершившие оконченные преступления, но и лица, виновные в приготовлении и покушении на преступление.
Признаки (свойства) лица, которые делают его подлежащим уголовной ответственности, указаны в ст. 19 УК РФ. Так, лицо, подлежащее уголовной ответственности (субъект преступления), должно обладать тремя юридическими свойствами:
- быть физическим лицом;
- быть вменяемым;
- достигнуть возраста, с которого наступает ответственность.
Указанные признаки являются обязательными, т.к. без них уголовная ответственность невозможна ввиду отсутствия надлежащего лица (субъекта преступления). Соответственно, обладающий ими субъект называется в уголовном праве "общий субъект преступления". Причем обязательным является каждый из упомянутых признаков. Но отсутствие хотя бы одного из этих свойств (признаков) делает лицо не подлежащим уголовной ответственности.
Помимо обязательных признаков, перечисляемых законодателем в ст. 19 УК РФ, существует факультативный признак - это "специальный субъект преступления". Некоторые нормы закона устанавливают уголовную ответственность лишь для лиц, обладающих им. "Специальным" субъект признается из-за обладания особым качеством, в силу которого у него возникает возможность совершить соответствующее преступное деяние (статус, вид деятельности, возложенные на него обязанности и т.п.). Например, должностное лицо (ст. 285 УК РФ); военнослужащий (ст. 331 УК РФ); лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации (ст. 201 УК РФ), и др.
Кратко исследуем каждый из обязательных признаков субъекта преступления.
В ст. 19 УК РФ закреплено правило, что подлежать уголовной ответственности может только физическое лицо, т.е. лишь оно может быть субъектом преступления. Под физическим лицом понимается человек, т.е. гражданин, причем как Российской Федерации, так и иностранного государства, а равно и лицо без гражданства или с двойным гражданством (ст. ст. 11, 12 и 13 УК РФ).
Вещи, животные, силы природы, причинившие вред, а также и юридические лица не могут рассматриваться как субъекты преступления. В то же время положения ст. 19 УК РФ исключают возможность возложения уголовной ответственности на юридическое лицо. В соответствии с ч. 1. ст. 48 ГК РФ "юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. Юридические лица должны иметь самостоятельный баланс или смету".
Тем не менее законодатель не признает юридических лиц субъектами преступлений. Согласно ст. 19 УК РФ, когда преступление связано с деятельностью юридических лиц, субъектами преступления признаются работники соответствующих организаций (должностные лица, служащие и др.). Российское уголовное право никогда не декларировало уголовной ответственности юридических лиц. Все принципы, институты, система норм уголовного права ориентированы именно на физических лиц как субъектов уголовной ответственности.
Субъектом преступления может быть не любое физическое лицо, а лишь вменяемое.
УК РФ не дает законодательного определения вменяемости, но понятие невменяемости излагается в ст. 21 УК РФ.
Вменяемость как признак субъекта преступления означает способность лица, во-первых, осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), а во-вторых, руководить такого рода поведением, проявлять свою волю.
Именно с этих позиций вменяемость лица является антиподом невменяемости - лицо либо вменяемо, либо невменяемо. Первоначально предполагается, что каждый гражданин вменяем. Если в процессе следствия или суда возникают сомнения в том, является ли лицо вменяемым в отношении инкриминируемого ему деяния, назначается судебно-психиатрическая экспертиза.
Еще один из обязательных признаков субъекта преступления - достижение установленного законом возраста. При совершении лицом общественно опасных деяний до достижения оговоренного законом возраста оно не подлежит уголовной ответственности, о чем более подробно сказано ниже.
Совокупность признаков, свидетельствующих о способности личности нести уголовную ответственность, даже вместе с признаком "специальный субъект" не исчерпывает содержания понятия "личность преступника". Вместе с тем личность преступника - более емкое понятие, чем совокупность возраста, вменяемости и некоего "специального признака". Сюда входят и иные свойства личности - взгляды, навыки, убеждения, социальная роль и др.

6.2. Возрастные признаки субъекта преступления

Достижение определенного возраста - одно из общих условий привлечения лица к уголовной ответственности.
Факт установления в законе минимального возраста уголовной ответственности объясняется, прежде всего, тем, что возраст человека неразрывно связан с его способностью осознавать свои поступки и их последствия и руководить ими.
Уголовное право России устанавливает два минимальных возрастных предела уголовной ответственности: общий - с 16 лет, и особый (пониженный) - с 14 лет. Применительно к последней возрастной границе ч. 2 ст. 20 УК РФ содержит исчерпывающий список преступных деяний. То есть ни за какие иные уголовно-наказуемые деяния лицо, не достигшее минимального возрастного порога, нести уголовную ответственность не может.
Вместе с тем это не значит, что уголовная ответственность за преступления, оговоренные в ч. 2 ст. 20, наступает с 14 лет, а во всех остальных случаях - с 16 лет. Некоторые статьи Особенной части УК предусматривают в качестве субъекта лицо, достигшее возраста свыше 16 лет. Так, субъектом вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления признается лицо, достигшее восемнадцатилетнего возраста (ст. 150 УК РФ).
Следовательно, положения ч. 1 ст. 20 УК РФ применяются, если иное прямо не оговорено в ч. 2 этой же статьи или в статьях Особенной части УК либо не вытекает из смысла статей (возрастные ограничения для занятий судейских должностей, прохождения воинской обязанности и военной службы и др.).
За преступления, указанные в ч. 2 ст. 20 УК РФ, исключающей расширительное толкование, законодатель установил уголовную ответственность по достижении четырнадцатилетнего возраста. Все преступления являются умышленными и относятся к категориям средней тяжести, тяжким и особо тяжким. Исключение составляет лишь вандализм (ст. 214 УК РФ), субъективная сторона которого предполагает вину в форме умысла, но само деяние является преступлением небольшой тяжести. Некоторые преступные деяния, оговоренные в ч. 2 ст. 20 УК РФ, предполагают сложную форму вины (например, ч. 2 ст. 167 УК РФ - умышленное уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах).
Очерчивая круг преступных деяний, за которые лица подлежат уголовной ответственности, достигшие ко времени их совершения четырнадцатилетнего возраста, законодатель учитывал степень общественной опасности деяния, способность подростков осознать эту общественную опасность, а также характерность вида преступлений для оговариваемой возрастной группы. Поэтому были выбраны преступления, значительная общественная опасность которых должна быть очевидна для лиц, достигших четырнадцати лет. Например, причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ) или убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ), в указанный перечень не входят (ч. 2. ст. 20 УК), ибо не обладают ни очевидностью, ни повышенной опасностью, ни распространенностью среди рассматриваемой возрастной группы (14 - 16 лет).
Отдельные преступления, ответственность за совершение которых наступает для лиц по достижении 16 лет, могут включать в себя в качестве составных частей те преступные деяния, ответственность по которым наступает с 14 лет. Например, субъектами бандитизма (ст. 209 УК РФ) могут быть лица, достигшие 16-летнего возраста. Но бандитизм, будучи сложным преступлением, может включать в себя кражу, разбой, убийство и др. Лица в возрасте от 14 до 16 лет, совершившие различные преступления в составе банды, подлежат ответственности лишь за те конкретные преступления, ответственность за которые предусмотрена с 14-летнего возраста (ст. 20 УК РФ) (п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.1997 № 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" <*>. В то же время в мире известны примеры различных, в основном более низких, возрастных границ уголовной ответственности. В США в некоторых штатах вообще отсутствуют формально закрепленные границы возраста, с которого возможна уголовная ответственность, возможность привлечения к ответственности решается правоприменителем в каждом конкретном случае.
   --------------------------------

<*> См.: Российская газета. 1997. 30 января. № 20.

В Англии нижняя возрастная граница уголовной ответственности - 10 лет. Считается, что лица, не достигшие этого возраста, не в состоянии понимать характер и значение своих действий, следовательно, являются уголовно недееспособными. Характерно, что при этом никакие ссылки на необычно раннее развитие ребенка моложе 10 лет к рассмотрению даже не принимаются.
В возрасте от 10 до 14 лет уголовная ответственность по английскому законодательству в принципе возможна, но вопрос о ее применении должен решаться индивидуально. Так, С. Шишков указывает, что "обвинение обязано доказать факт осознания несовершеннолетним, что он совершает нечто серьезно противозаконное. К примеру, одиннадцатилетний мальчик швырнул кирпичом в полицейских и пытался скрыться. Свои действия он считал относящимися к числу проступков, порицаемых родителями и запрещенных правилами школьной дисциплины, подобных битью стекол или прогуливанию уроков. Однако он не осознавал, что совершает преступление, и, следовательно, уголовной ответственности не подлежит" <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Шишков С. Правомерен ли вопрос экспертам о соответствии несовершеннолетнего обвиняемого своему календарному возрасту? // Законность. 1999. № 9. С. 30.

В Германии минимальный возраст наступления уголовной ответственности 14 лет. При этом лицо в возрасте от 14 до 18 лет имеет статус "подростка" и может быть привлечено к уголовной ответственности только в случае, когда оно "по своему моральному и духовному развитию обладает достаточной зрелостью, чтобы понимать неправомерность содеянного и действовать в соответствии с этим пониманием (параграф 3 Закона о ювенальном суде)". К "подросткам" же "могут быть приравнены" лица от 18 лет до 21 года по двум основаниям: 1) если в результате общей оценки личности правонарушителя и с учетом его социального окружения будет установлено, что уровень его духовного и морального развития аналогичен подростковому; 2) если само совершенное им деяние обусловлено поведением, свойственным подростковому возрасту (параграф 105 Закона о ювенальном суде)" <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Шишков С. Указ. соч. С. 30.

Из приведенных примеров видно, что вопрос о возрасте наступления уголовной ответственности законодательством каждой страны решается по-своему.
Психологи считают, что понимание запретности и наказуемости преступлений, а также способность к сознательно-волевому контролю своих поступков формируются у ребенка значительно раньше 14 лет, что, собственно, и было учтено законодательством ряда стран (Англия, США, Германия и др.). Российское законодательство традиционно ориентируется на общий порог уголовной ответственности лица - с 16-летнего возраста, а в отдельных случаях - с 14 лет. Установление российским законодательством несколько завышенного возраста наступления уголовной ответственности (с 16 или 14 лет) в сравнении с тем, когда у человека уже появляется осознанность и регулирование поведения, объясняется соображениями гуманности.
УК РФ содержит только единое понятие - "возраст, с которого наступает уголовная ответственность", при этом отсутствует указание на какие-то его составляющие (возраст календарный, паспортный, фактический, психологический). Однако в литературе выделяют два основных способа законодательного определения возраста, с которого начинается уголовная ответственность, - календарный и фактический <*>. При календарном варианте в уголовном законе оговаривается конкретное количество лет с момента рождения человека. Законодатель устанавливает возраст исходя из того, что по его достижении лицо заведомо способно понимать уголовно-правовые запреты и последствия их нарушений, полностью контролировать свое поведение. Как справедливо указывает С. Шишков, "социальная зрелость складывается из достаточного к тому времени уровня психофизиологического развития и приобретенного за эти годы социального опыта. Этих положений нет в тексте УК, но они подразумеваются законодателем" <**>. Следовательно, в российском уголовном законодательстве в основном используется календарный способ определения возраста уголовной ответственности: согласно ст. 20 УК РФ, она наступает с 16 лет, а за некоторые преступления - с 14 лет.
   --------------------------------

<*> См.: Шишков С. Указ. соч. С. 28.
<**> См.: Шишков С. Указ. соч. С. 28.

Но все-таки лицо, достигшее определенного календарного возраста, может ему не соответствовать по степени социальной зрелости. Это может быть вызвано индивидуальными особенностями биологического развития организма (кто-то взрослеет раньше, кто-то позже, причем это является нормой) либо социальными факторами или наличием соматической и психической патологии. Это приводит нас к необходимости задуматься над таким понятием, как "фактический" возраст.
Помимо указанного, понятия возрастного периода как такового в УК РФ нет, т.к. нет указания, что не подлежит уголовной ответственности несовершеннолетний, который хотя и достиг возраста уголовной ответственности, однако из-за отставания в психическом развитии этому возрасту явно не соответствует. При этом факт отставания в психическом развитии как бы предполагает, что подросток остался на уровне более раннего возрастного периода. Такой подход характерен, когда в основе определения возраста наступления уголовной ответственности лежит только фактический возраст и его соответствие календарному. Однако законодатель в России пошел другим путем.
В ч. 3 ст. 20 УК РФ содержится норма, согласно которой при достижении возраста уголовной ответственности такая ответственность исключается, если во время совершения общественно опасного деяния несовершеннолетний вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. О невменяемости в данном случае речи не идет, так как лицо не имеет болезненное состояние психики (психическое расстройство). Причина того, что несовершеннолетний во время совершения общественно опасного деяния не может в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, - отставание в психическом развитии. Это может быть следствием врожденных особенностей взросления, педагогической запущенности и т.д. Такое состояние часто называют ограниченной возрастной вменяемостью или возрастной невменяемостью.
В необходимых случаях для решения вопроса о наличии или отсутствии у несовершеннолетнего отставания в психическом развитии, его причин, неспособности в полной мере понимать общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими назначается судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. Она обычно проводится специалистами в области детской и юношеской психологии и психиатрии. Причина этого в том, что сначала эксперты-психиатры должны исключить наличие психической патологии и лишь затем эксперт-психолог может приступить к установлению факта неболезненного отставания в психическом развитии. Назначать самостоятельную судебно-психологическую экспертизу допустимо только в том случае, если судебно-психиатрическая экспертиза этого лица уже проведена и у него не выявлено психического расстройства, исключающего или ограничивающего вменяемость. При этом обязательно должен быть поставлен вопрос о степени умственной отсталости несовершеннолетнего, интеллектуальное развитие которого не соответствует его возрасту (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 № 7 "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних") <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Российская газета. 2000. 14 марта. № 50.

Судебная практика по вышеуказанному вопросу имеет судебный прецедент. Так, при расследовании дела по обвинению пятнадцатилетнего Б-ва в совершении разбоя он был признан вменяемым. В то же время в экспертном заключении было отмечено, что, хотя Б-в не страдает психическим заболеванием, у него обнаружена задержка психического развития вследствие перенесенных при родах травмы головного мозга, асфиксии и недоношенности. По уровню общего развития на момент обследования он не соответствует паспортному возрастному периоду, считается не достигшим 14 лет и в силу интеллектуально-личностной незрелости, недостаточной способности к прогнозированию, контролю и выполнении критических функций на момент обследования, как и во время совершения общественно опасного деяния, не мог в полной мере осознавать значение своих действий и руководить ими. Дело было прекращено <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 8. С. 12.

Положения ч. 3 ст. 20 УК РФ касаются только несовершеннолетних, то есть лиц в возрасте от 14 до 18 лет. При этом возрастная граница подвергается сомнению только в одном направлении, т.е. в аспекте отставания в развитии от календарного возраста. Но на практике не исключены случаи, когда лицо по уровню развития опережает биологический возраст и вполне осознает и фактический характер, и общественную опасность своего поведения и может руководить своими действиями. Однако законодатель не предусмотрел возможности опровержения возрастной презумпции в обратном направлении (в сторону увеличения календарного возраста).
В литературе иногда отмечают несоответствие нормы ч. 3 ст. 20 УК РФ положениям ст. 22 УК РФ, где предусмотрена уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость. Но реально никакого противоречия здесь нет. Когда речь идет о несовершеннолетнем, по документам достигшем возраста, предусмотренного частями первой или второй ст. 20 УК РФ, то отставание в психическом развитии уменьшает его реальный психологический возраст, выводя его из-под уголовной ответственности вследствие недостижения возрастного порога уголовной ответственности (хотя прямо в уголовном законодательстве об этом и не говорится). Именно отставание в психическом развитии, отбрасывающее его назад в плане формирования личности, служит причиной того, что несовершеннолетний, будучи вменяемым, не осознает, что его действия запрещены уголовным законом и общественно опасны или не может их контролировать, как и любой иной ребенок с нормальным уровнем психического развития, чей календарный возраст соответствует фактическому возрасту рассматриваемого лица. Например, родившись 14 лет назад, подросток может иметь уровень психологического развития 12-летнего ребенка. Совсем другое дело, если преступное деяние совершает совершеннолетнее вменяемое лицо. Даже если такое лицо во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, оно является субъектом преступления, так как вменяемо и достигло установленного возраста, т.е. подлежит уголовной ответственности.
Отдельно следует обратить внимание, что в статье 20 УК РФ сказано о времени совершения преступления. Временем совершения преступления, согласно ч. 2 ст. 9 УК РФ, признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий (ст. 9 УК РФ).
Лицо считается достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность, не в день рождения, а по истечении суток, на которые приходится этот день, т.е. с ноля часов следующих суток (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 № 7 "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних"). Следовательно, совершение лицом уголовно-наказуемого деяния в день рождения, даже если фактически он достиг возраста, предполагающего наступление уголовной ответственности (например, реально родился в 6 утра, а преступление совершил в 23 вечера), не влечет уголовной ответственности.
Если документальные данные о возрасте лица отсутствуют, его устанавливают судебно-медицинской экспертизой. В этом случае днем рождения лица считается последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста минимальным и максимальным числом лет суду следует исходить из предлагаемого экспертами минимального возраста такого лица (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 № 7 "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних").

6.3. Вменяемость и невменяемость

В уголовном праве России субъектом преступления может быть только вменяемое лицо.
Термин "вменяемость" происходит от слова "вменять", "вменять в вину". Вменяемость является необходимым условием наличия вины и наступления уголовной ответственности лица за совершенное деяние. При этом факт вменяемости лица не означает наличия вины, но без него сама постановка вопроса о вине становится ненужной.
Законодательного определения вменяемости в УК РФ не содержится, хотя в ст. 21 УК РФ дается разъяснение понятия невменяемости. Исходя из того что вменяемость лица является противоположностью невменяемости (лицо либо вменяемо, либо невменяемо), можно охарактеризовать вменяемость как признак субъекта преступления следующим образом: способность лица, во-первых, осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), а во-вторых, руководить такого рода поведением, проявлять свою волю.
Предполагается, что каждый гражданин вменяем. Если в процессе следствия или суда возникают сомнения в том, является ли лицо вменяемым в отношении инкриминируемого ему деяния, назначается судебно-психиатрическая экспертиза.
Невменяемость - это, согласно ст. 21 УК РФ, невозможность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.
Сущность понятия невменяемости раскрывают два критерия: медицинский (биологический, психиатрический) и юридический (психологический).
Медицинский (биологический) критерий включает в себя различные формы болезненного состояния психики. Законодатель условно разделил их на четыре группы: хроническое психическое расстройство; временное психическое расстройство; слабоумие; иное болезненное состояние психики.
Хроническое психическое расстройство - трудноизлечимые или неизлечимые психические заболевания, протекающие длительное время и часто имеющие тенденцию к углублению. В ходе течения болезни наблюдаются стадии прогрессирования (ухудшения) и ослабления (ремиссии). Иллюстрацией могут служить шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич, сифилис мозга, маниакально-депрессивный психоз и др.
Временное психическое расстройство - психические заболевания, протекающие относительно скоротечно и заканчивающиеся выздоровлением. Они внезапно возникают и довольно быстро прекращаются. Например, патологическое опьянение; патологический аффект; реактивное состояние, возникающее в результате тяжелых психических потрясений; алкогольные психозы (белая горячка, галлюциноз и др.) и тому подобное. При толковании формулировки "временное психическое расстройство" необходимо учитывать, что время - оценочный признак. Протяженность психического расстройства достаточно непростая вещь. Так, одни психозы могут длиться минуты или секунды, а другие при определенных условиях - дни, месяцы, а иногда и годы.
Слабоумие - существенный недостаток психики, выражающийся в недоразвитии или ослаблении умственных способностей в результате различного рода психических аномалий. Бывает врожденным или приобретенным (например, в результате травмы, перенесенного заболевания). По степени поражения мыслительных способностей выделяют три формы слабоумия: идиотия (самая глубокая степень умственного недоразвития); имбецильность (средняя степень); дебильность (легкая степень слабоумия). Последняя из них в ряде случаев не исключает способность лица осознавать общественную опасность своего поведения и осознанно руководить им.
От слабоумия как болезненного состояния психики следует отличать отставания в психическом развитии неорганического характера (так называемую ограниченную возрастную вменяемостью или возрастную невменяемость). Они имеют иную природу и не относятся к медицинским критериям невменяемости.
Иное болезненное состояние психики - собирательное понятие, включающее все иные (помимо трех упомянутых выше) болезненные состояния психики, которые могут повлечь неспособность лица принимать осмысленные решения, оценивать их общественную опасность и руководить ими. Все заболевания, попадающие в данную категорию, являются психическими аномалиями и сопровождаются тяжким психическим расстройством. Сюда относятся так же иные формы психопатии; инфекционные заболевания, вызвавшие расстройство психики (сыпной или брюшной тиф и др.).
В целом, болезненные состояния, характеризующие невменяемость, ограничены известными в психиатрии болезнями.
Юридический (психологический) критерий выражается в двух признаках:
интеллектуальном - состоящем в отсутствии у лица способности осознавать характер и общественную опасность своих действий (бездействия);
волевом - неспособности лица руководить своим поведением.
Возможны случаи, когда присутствуют как совместно оба признака, так и лишь один из них. Обычно неспособность лица распространяется на оба признака - интеллектуальный и волевой, то есть лицо и не понимает, что делает, и не может осознанно руководить своим поведением. Однако для признания юридического критерия невменяемости достаточно наличия хотя бы одного из указанных признаков - интеллектуального или волевого.
Состояние невменяемости предполагает наличие обоих критериев - и медицинского, и юридического. Особое внимание уделяется тому, что юридическая составляющая невменяемости (отсутствие у лица способности осознавать характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо неспособность лица руководить своим поведением) является следствием болезненного состояния психики (медицинской составляющей). Таким образом, для признания лица невменяемым требуется последовательное установление того, что: а) лицо имело в момент совершения деяния болезненное состояние психики (медицинский критерий); б) именно это состояние психики (заболевание) выразилось в том, что лицо утратило способность либо осознавать фактическую сторону и социальную значимость собственного поведения (интеллектуальный момент), либо руководить им (волевой момент).
Констатация невменяемости лица, совершившего общественно опасное деяние, исключает возможность признания его субъектом преступления и делает ненужным вопрос о его виновности.
Юридический критерий оценивается следователем и судом, а наличие у лица болезненного состояния психики, лишающего его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить, определяется при проведении судебно-психиатрической экспертизы. Экспертиза для определения психического состояния проводится в случае возникновения сомнения во вменяемости лиц.
Характерно в этом отношении дело К., который органами предварительного следствия был привлечен к уголовной ответственности за умышленное причинение тяжкого телесного повреждения Ж., повлекшего смерть потерпевшего <*>. Определением В-го городского народного суда Московской области К. был освобожден от уголовной ответственности как лицо, находившееся в момент его совершения в состоянии невменяемости. В кассационном определении судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда поддержала данное решение. Однако, считая определение народного суда необоснованным, заместитель Генерального прокурора РФ принес в президиум Московского областного суда протест об его отмене. Согласившись с протестом, президиум Московского областного суда отменил определение В-го городского народного суда и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда в отношении К., а дело направил на новое рассмотрение в тот же народный суд, обратив внимание на следующие обстоятельства.
   --------------------------------

<*> См.: Из практики прокурорского надзора // Законность. 1994. № 8. С. 62 - 63.

Как установлено судом, К. вернулся около часа ночи с рыбалки к себе домой вместе с Ж., где они стали распивать спиртные напитки. В разговоре Ж. стал упрекать К. в том, что он, оставив семью, сожительствует с В., оскорбительно отзывался о ней. К., возмутившись неуважительным отношением Ж. к В., которую считал женой, нанес ему удар ножом в брюшную полость, причинив тяжкое телесное повреждение, от которого потерпевший умер.
Факт совершения К. общественно опасного деяния, предусмотренного УК, признан судом установленным и никем не оспаривается. Однако вывод о том, что К. совершил указанное общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, недостаточно обоснован. Суд сделал такой вывод исключительно на основании заключения стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы без надлежащей проверки обоснованности его с учетом всех обстоятельств дела.
Между тем само заключение экспертов даже не подвергалось оценке, как положено для любого доказательства. Неизвестно, на основании каких доказательств, проверенных в судебном заседании, сделан вывод об обоснованности заключения экспертизы о невменяемости К. в момент нанесения ножевого ранения потерпевшему. Тем более эксперты признали, что К. как до совершения общественно опасного деяния, так и после этого психическим заболеванием не страдал и не страдает, в лечении не нуждается. По мнению экспертов, у К. лишь в момент нанесения удара ножом потерпевшему возникло временное болезненное расстройство психической деятельности в форме внезапно возникшего аффективного возбуждения.
Однако в заключении экспертизы не приведены научные обоснования такого "исключительного" болезненного состояния, выводы не мотивированы и неубедительны. Сделана лишь ссылка на показания К. о том, что он не может вспомнить, каким образом у него оказался в руках нож и в какой момент он нанес им удар потерпевшему.
Необоснованность выводов экспертов подкрепляет и тот факт, что в судебном же заседании К. по поводу обстоятельств нанесения удара ножом Ж. пояснил, что "...был выпивши и поэтому точно не помнит, где стоял и как пырнул его". На психические расстройства ни в ходе предварительного следствия, ни позже он не ссылался. Что же касается состояния К. и поведения его после содеянного, то оно было вполне адекватным и соответствовало ситуации. Из показаний его близких родственников видно, что он сознавал тяжесть содеянного и возможность уголовной ответственности. Совершенно не учтено, что К. употребил спиртное, что дает основание для признания совершения им общественно опасного деяния в состоянии простого алкогольного опьянения.
К началу 60-х годов в большинстве научных работ право экспертов на использование в своих заключениях терминов "вменяемость" и "невменяемость" отрицалось, но на практике в своих заключениях эксперты-психиатры их повсеместно употребляли.
Очевидно, что установление таких фактов, как совершение уголовно наказуемого деяния и совершение его данным лицом, не входит в компетенцию эксперта. Следовательно, и вывод о вменяемости-невменяемости остается за пределами его специальных познаний" <*>. Изложенная точка зрения является абсолютно логичной и аргументированной, а поэтому ее следует считать правильной.
   --------------------------------

<*> См.: Шишков С. Понятия "вменяемость" и "невменяемость" в следственной, судебной и экспертной практике // Законность. 2001. № 2. С. 25.

Однако на практике эксперты активно пользовались данной терминологией. Причина этого исключительно прагматическая - так было проще разобраться в заключении как следователям, так и судьям. Но иногда встречались случаи, что заинтересованное лицо оспаривало правомерность использования экспертами этих терминов, но они были редки, да и не носили принципиального характера.
Все изменилось после принятия в 1996 году УК РФ, вступившего в силу с 1997 года. В ч. 3 ст. 20 УК РФ сказано о возможности его освобождения от уголовной ответственности. Оба этих состояния не позволяют лицу в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.
Следовательно, утверждение о вменяемости стало охватывать несколько вариантов психических состояний: 1) полное отсутствие болезненных расстройств или неболезненных отклонений; 2) болезненные психические расстройства, предусмотренные ст. 22 УК РФ; 3) состояния неболезненного отставания в психическом развитии несовершеннолетнего, предусмотренные ч. 3 ст. 20 УК РФ. Сюда же, по мнению С. Шишкова, "следует отнести наличие такого рода расстройств и отклонений, столь незначительных по своей глубине (выраженности), что они не влияют сколько-нибудь существенно на способность к осознанно-волевому регулированию юридически значимого поведения и не подпадают даже под критерии ст. 22 и ч. 3 ст. 20 УК" <*>. Поэтому в новых этих условиях эксперты-психиатры уже стали отказываться от использования терминов "вменяемость" и "невменяемость" и ограничиваться в своих заключениях медицинской, точнее - клинической и судебно-психиатрической, квалификацией психического состояния обследуемого.
   --------------------------------

<*> См.: Шишков С. Указ. соч. С. 26.

Невменяемость как условие освобождения от уголовной ответственности увязана со временем совершения общественно опасного деяния. Законодателя интересует состояние человека не столько до и после, сколько непосредственно в момент совершения деяния. Временем совершения преступления, согласно ч. 2 ст. 9 УК РФ, признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий.
Лицо, признанное невменяемым, уголовной ответственности не подлежит. Однако в силу ч. 2 ст. 21 УК РФ ему судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера.
Если по делу будут собраны доказательства того, что лицо, лишенное возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими вследствие психического расстройства, совершило правонарушение, запрещенное нормами другого, а не уголовного закона, то к нему не могут быть применены положения ст. 21 УК РФ и назначены принудительные меры медицинского характера.

6.4. Особенности уголовной ответственности лиц
с психическими аномалиями, не исключающими вменяемости

В современном российском уголовном законодательстве впервые регулируется вопрос об уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости. В соответствии со ст. 22 УК РФ вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности. При этом психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.
Как усматривается из содержания ст. 22 УК РФ, законодатель закрепляет положение, которое длительное время вызывало споры в теории и на практике, - норму об ограниченной или уменьшенной вменяемости. Так, ограниченно вменяемым считается "вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими". То есть ограниченно вменяемые лица страдают психическими расстройствами, ведущими к уменьшению степени осознания и контроля своих действий, но сохранившиеся уровни контроля и возможности отдавать отчет в своих действиях вполне достаточны для признания их вменяемыми.
Термины "ограниченная вменяемость" или "уменьшенная вменяемость", несмотря на широкое применение в специальной литературе для обозначения психических расстройств, предусмотренных ст. 22 УК РФ, в уголовном законодательстве отсутствуют. Поэтому их использование в экспертных заключениях и иных процессуальных документах без соответствующих разъяснений недопустимо.
Длительное время считалось, что вменяемость не имеет степеней: она либо есть, либо ее нет. Однако с появлением в законодательстве ст. 22 УК РФ вменяемость, как и вина, соучастие и тому подобное, стала иметь отдельные степени - вменяемость и ограниченную вменяемость. Некоторые авторы считают, что "новая для российской современной уголовно-правовой системы ст. 22 УК предусматривает весьма оригинальную фигуру, которая в правоприменительной практике должна рассматриваться как субъект преступления, но обладающий специальными свойствами. По существу, это третье лицо в уголовном праве, способное совершить общественно опасное деяние: наряду с вменяемым, подлежащим уголовной ответственности, и невменяемым, уголовной ответственности не подлежащим, появилось занимающее промежуточное положение лицо с психическим расстройством, не исключающим вменяемости и, как таковое, подлежащее уголовной ответственности, что и отмечается в ч. 1 ст. 22 УК РФ" <*>. Однако вряд ли есть основания выделять наравне с вменяемыми и невменяемыми лицо с психическим расстройством, не исключающим вменяемости. Необходимо точно понимать, что есть вменяемые и невменяемые лица, все остальные состояния психики - всего лишь разновидности вменяемости или невменяемости.
   --------------------------------

<*> См.: Иванов Н., Брыка И. Ограниченная вменяемость // Российская юстиция. 1998. № 10. С. 10.

Так, лицо, характеризующееся ограниченной вменяемостью, является вменяемым со всеми вытекающими из этого юридическими последствиями. При выявлении уменьшенной вменяемости лицо признается вменяемым, подлежащим уголовной ответственности, а факт психического расстройства учитывается судом в совокупности с другими обстоятельствами дела. Причем факт такого психического расстройства даже не связывается законодателем с обязательным смягчением наказания лицу, совершившему преступление. Согласно ч. 2 ст. 22 УК РФ "психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера". Закон дает право суду, но не обязывает его в случае обнаружения такого расстройства психики смягчить наказание. Именно поэтому среди смягчающих обстоятельств, перечисленных в ст. 61 УК РФ, данное обстоятельство напрямую не указывается.
Однако в пределах санкции ч. 2 ст. 61 УК РФ психическое расстройство виновного, не исключающего его вменяемости, может быть отнесено судом к числу обстоятельств, смягчающих наказание. Причем законодатель подразумевает смягчение, а не усиление меры воздействия. При исключительных обстоятельствах может быть назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление (ст. 64 УК РФ). Степень влияния данного фактора на наказание определяется степенью расстройства психики виновного, выраженной в возможность осмысления общественной опасности деяния или управляемости поведением. В случае если виновный сам вызвал такое состояние с целью совершения преступления (например, для облегчения его совершения), смягчение наказания не производится.
Согласно ч. 1 ст. 22 УК РФ, лицо с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, совершает именно преступление. Следовательно, помимо вменяемости предполагается и вина субъекта и все другие признаки состава преступления.
Анализ ст. 22 УК как одного из главных признаков любого преступления РФ позволяет выделить два критерия ограниченной вменяемости - юридический и медицинский. Медицинский критерий "ограниченной" вменяемости состоит в наличии у лица в момент совершения преступления определенного психического расстройства, а юридический критерий - лицо не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.
Юридический критерий характеризуется, во-первых, интеллектуальным признаком, т.е. невозможностью в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или бездействия, во-вторых, волевым признаком, т.е. невозможностью в полной мере руководить своими поведенческими реакциями. И опять же, как в случае с юридическим критерием невменяемости, для признания лица ограниченно вменяемым не требуется совокупности интеллектуального и волевого признаков, достаточно одного из них, если он обусловлен психическим расстройством.
При этом следует обратить внимание на то, что субъект может иметь психическое расстройство, но в момент совершения преступления оно не сыграло никакой роли.
Вопрос о наличии юридического критерия психических расстройств, не исключающих вменяемости (точно так же, как и в случае установления невменяемости), напрямую зависит от наличия медицинского критерия. Эту связь законодатель выразил словосочетанием "в силу психического расстройства", определив в ст. 22 УК РФ, что вменяемое лицо подлежит уголовной ответственности, если "во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими".
По поводу медицинского критерия длительное время велись споры, так как считалось, что медицинские границы ограниченного и полного вменения, а также невменения не поддаются анализу и являются неизвестными.
Действительно, у лиц, подпадающих под действие ст. 22 УК РФ, и у лиц, признанных невменяемыми, имеется один общий признак - наличие во время совершения деяния психического расстройства. Однако по степени влияния на состояние психики человека, способностью осознанно принимать решения и руководить своим поведением они резко отличаются. Это принципиальное отличие невменяемого от лица с психическим расстройством, не исключающим вменяемость. Психическое расстройство вменяемого лица в отличие от расстройства, характерного для невменяемых, не носит патологического характера, т.е. не является болезнью. Поэтому иногда такие состояния психики называют психическими аномалиями.
Психическая патология, характерная для невменяемых, расстраивает психику таким образом, что лицо вообще не способно сознавать общественно опасный характер своих действий или руководить ими. Действия невменяемого лишь внешне напоминают поступки обычного человека, их отличает невозможность осознавать характер и опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. То есть невменяемый не понимает, что делает, а если и понимает, то не может себя остановить.
Исходя из медицинских критериев, к психическим расстройствам, не исключающим вменяемости, следует относить аномалии психики, которые не являются психической болезнью и характеризуются дисбалансом сил возбуждения и торможения. В литературе принято подразделять их на аномальные состояния и аномальные процессы <*>. Аномальные состояния определяются относительным постоянством психофизиологических реакций, в отличие от них процессы носят временный, непостоянный характер и зависят от определенных биологических факторов.
   --------------------------------

<*> См.: Иванов Н., Брыка И., Указ. соч. С. 10.

Психические расстройства, не исключающие вменяемости, очень разнообразны и могут быть вызваны различными обстоятельствами. Поэтому законодатель ушел от метода их перечисления, лишь обозначив суть. Укажем некоторые из тех расстройств, которые наиболее полно изучены и часто встречаются в практике применения ст. 22 УК РФ.
По мнению Н. Иванова, И. Брыка, к психическим расстройствам, не исключающим вменяемости, следует относить некоторые типы характера, которые психологи называют крайними, - холерический и меланхолический.
Холерический тип характеризуется как безудержный, отличающийся быстротой движений и действий, порывистостью, возбудимостью. Этому темпераменту свойственно преобладание возбуждения над торможением. Это проявляется в общении с людьми, с которыми холерик допускает резкость, вспыльчивость, раздражительность, эмоциональную несдержанность. На этой почве часто создаются конфликтные ситуации. Повышенная импульсивность холерика приводит к тому, что он совершает действия в какой-то мере произвольно за счет уменьшения сознательной составляющей регулирования поведения.
Меланхолик, напротив, характеризуется преобладанием процессов торможения над процессами возбуждения, отчего ему свойственна пониженная активность, медлительность, замкнутость, депрессивность. Такие лица чаще всего, совершая преступления, не могут в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего бездействия либо руководить ими.
Сюда же следует отнести олигофрению, психопатию, остаточные явления органического поражения центральной нервной системы травматической этиологии, иные пограничные состояния, не исключающие вменяемости, но влияющие на способность субъекта к познавательной деятельности и принятию решений.
В литературе к психическим расстройствам, не исключающим вменяемости, по признаку дисбаланса процессов возбуждения и торможения относят и различного рода деформации характера. Так, например, истерический тип характеризуется эгоцентризмом, внушаемостью, театральностью, что сближает его характерологические особенности с чертами истерика.
Психические расстройства, не исключающие вменяемости, могут влиять на квалификацию преступления, только если они указаны в диспозиции соответствующей статьи Особенной части УК. В этом случае они приобретают качественно иную правовую природу и не учитываются для смягчения наказания в пределах санкции статьи.
Суд вправе назначить принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра не вместо, а наряду с уголовным наказанием (см. ч. 2 ст. 99 УК РФ), если лица осуждены за преступления, совершенные в состоянии вменяемости, но нуждаются в лечении, например, психических расстройств.
Уменьшенная вменяемость (ст. 22 УК РФ) отграничивается от возрастной невменяемости (ст. 20 УК РФ) тем, что в случае последней лицо еще не достигло на момент совершения деяния совершеннолетия, а отставание в психическом развитии не связано с психическим расстройством.

6.5. Уголовная ответственность лиц,
совершивших преступление в состоянии опьянения

В теории уголовного права вопрос об уголовной ответственности лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения, традиционно связывают с проблемой вменяемости и невменяемости.
Известно, что состояние опьянения - одно из условий, способствующее совершению преступлений. Лица, совершающие преступления, часто используют его для оправдания своих действий, утверждая, что ничего не помнят, были пьяны и т.д. Действительно, состояние опьянения повышает опасность совершения противоправного деяния. Это связано с тем, что алкоголь, так же как и иные химические вещества, вызывающие состояние опьянения, воздействует на центральную нервную систему человека, влияя на его сознание и волю.
В то же время в состоянии опьянения человек ведет себя осознанно, ориентируется в пространстве и во времени, понимает общественную опасность своих деяний и их последствий, может контролировать свое поведение. У него отсутствуют галлюцинации, обман слуха и зрения. Поэтому законодатель посчитал, что состояние опьянения не может выступать обстоятельством, исключающим уголовную ответственность. Статья 23 УК РФ явно декларирует, что "лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности".
Простое опьянение не следует путать с патологическим опьянением. В ст. 23 УК РФ имеется в виду обычное физиологическое (простое) алкогольное, наркотическое или иное опьянение. Оно не исключает вменяемости лица уже потому, что не является психическим расстройством. Помимо этого, способность лица понимать происходящее и контролировать свое поведение хотя и сужается, но не утрачивается.
Однако, например, в период наркотического "голода" у некоторых наркоманов может наступить острое психическое расстройство, лишающее их способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.
Патологическое опьянение, в отличие от обычного, является временным расстройством психики и может возникнуть при приеме одурманивающих веществ в малых дозах на фоне переутомления, психического стресса и тому подобных состояний. Однако в таком состоянии лицо, как правило, утрачивает возможность осознавать или контролировать свои поступки, признается невменяемым и, согласно ст. 21 УК РФ, не подлежит уголовной ответственности.
Степень физиологического (простого) опьянения не влияет на решение вопроса об уголовной ответственности. Хотя известно, что опьянение в легкой степени приводит лицо в состояние легкого возбуждения; средней - ведет к ухудшению настроения, появляется чувство неудовлетворенности и раздражения; глубокое опьянение - приводит к частичной потере сознания, рефлекторному поведению и т.п.
В то же время совершение лицом преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных или других одурманивающих веществ, законом не отнесено к обстоятельствам, отягчающим наказание. В силу ч. 3 ст. 60 УК РФ эти сведения, при наличии к тому оснований, могут учитываться при оценке данных, характеризующих личность (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.06.1999 № 40 "О практике назначения судами уголовного наказания") <*>. К лицу, совершившему преступление в состоянии опьянения, наряду с наказанием могут быть применены и принудительные меры медицинского характера, если оно будет признано нуждающимся в лечении от алкоголизма или наркомании (ч. 1 ст. 97 УК).
   --------------------------------

<*> См.: Российская газета. 1999. 7 июля. № 129.

6.6. Специальный субъект

Специальный субъект - это такое лицо, к которому наряду с общими признаками субъекта преступления присущи также дополнительные признаки, являющиеся обязательными для субъекта конкретного состава преступления. Говоря иначе, "специальным" субъект признается из-за обладания особым качеством, в силу которого у него возникает возможность совершить соответствующее преступное деяние (статус, вид деятельности, возложенные на него обязанности и т.п.).
Специальный субъект является факультативным признаком понятия субъекта преступления. Надо указать на тот факт, что факультативным он является именно по отношению к понятию субъекта преступления в целом, так как его присутствие не является необходимой характеристикой для любого субъекта преступления. Но, как известно, некоторые нормы закона устанавливают уголовную ответственность лишь для лиц, обладающих специальной характеристикой. В тех случаях, когда в статье Особенной части УК РФ оговаривается конкретный вид специального субъекта, этот признак включается в число обязательных. Например, субъект получения взятки - должностное лицо (ст. 290 УК РФ); субъект преступлений против военной службы, в основном - военнослужащие (ст. ст. 332 - 342 УК); лица, предупрежденные о недопустимости разглашения данных предварительного расследования (ст. 310 УК РФ) и т.п.
В случаях, когда у лица отсутствует специальный признак, предусмотренный для субъекта конкретного состава преступления, закон исключает уголовную ответственность лица за данное преступление, даже если оно обладает всеми иными общими признаками субъекта. Такое лицо не является субъектом указанного преступления. Обычно в таких ситуациях либо в действиях виновного лица отсутствует состав преступления, либо его действия следует квалифицировать по иным составам преступлений.
Например, Президиум Верховного Суда РФ отменил приговор и определение по делу Л., работавшего заместителем генерального директора Государственной республиканской продовольственной корпорации "Сахапродкорпорация", который был признан виновным в получении взятки путем вымогательства в крупном размере и осужден по п. п. "в", "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ. Дело было направлено на новое разбирательство ввиду того, что судом не выяснен вопрос о том, является ли Л. субъектом должностного преступления, что необходимо для обвинения в получении взятки <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 1. С. 9 - 10.

6.7. Субъект преступления и личность преступника

Преступность деяния и собственно уголовная ответственность определены исключительно в уголовном материальном праве - не каждое деяние является преступным и не каждое лицо подлежит уголовной ответственности. Как уже отмечалось, в уголовном праве субъектом преступления признается лицо, совершившее запрещенное уголовным законом деяние и способное нести за него уголовную ответственность. То есть для признания лица субъектом преступления необходимо не только установить, что именно это лицо своим деянием нарушило уголовный запрет, но и то, что лицо обладает определенными свойствами, делающими его подлежащим уголовной ответственности, - быть физическим лицом; вменяемым; достигнуть возраста, с которого наступает ответственность.
Однако для полной реализации уголовной ответственности характеристик субъекта преступления недостаточно. Именно поэтому в рамках процессуальных форм развития и реализации уголовной ответственности среди обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, помимо события преступления; виновности лица в совершении преступления; обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния; обстоятельств, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания, и ряда других особо выделяются мотивы совершения деяния; обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого и др. Последние характеристики относятся к совсем иному понятию - личности обвиняемого или преступника.
"Личность преступника" - термин, относящийся к области криминологии. Мы не будем подробно останавливаться на нем, а укажем лишь некоторые моменты, позволяющие понять его соотношение с понятием "субъект преступления".
"Личность преступника" более емкое понятие, чем "субъект преступления". Конечно, если лицо не обладает признаками субъекта преступления, то оно не может быть и преступником, следовательно, не может идти речи и о личности преступника. То есть личность преступника полностью включает все характеристики субъекта преступления - факт совершения лицом преступления и совокупность возраста, вменяемости и некого "специального признака", но совершенно не ограничивается этим. Оно включает и иные свойства личности - взгляды, навыки, убеждения, социальную роль и др. Причем роль убеждений, взглядов, умений, привычек в мотивации преступного поведения принято считать главенствующей, так как именно они разрушают ограничительные запреты, сформированные общественными нормами.
В криминологии понятие личности преступника трактуется далеко не однозначно. Так, одни авторы считают, что личность преступника - это личность человека, виновно совершившего общественно опасное деяние, запрещенное законом под угрозой уголовной ответственности, другие - что это научная категория, которая "является научным инструментом, позволяющим углубить наши познания об истоках преступного поведения и причинах преступности" <*>. Иначе - это совокупность качеств человека, которые обусловили (или могли обусловить) совершение им преступления. Однако все согласны с тем, что "личность преступника является отправной точкой анализа причин преступного поведения и основным объектом профилактического воздействия в целях предупреждения преступлений" <**>.
   --------------------------------

<*> См.: Иншаков С.М. Криминология: Учебник. М., 2000. С. 40.
<**> См.: Там же. С. 36.

Стоит указать, что понятия "вменяемости" и "невменяемости" тесно переплетается с представлениями о соотношении социального и биологического в личности преступника. Эту проблему очень ярко описал С.М. Иншаков: "Как тигр не может питаться травой, клептоман не может не красть, а маньяк не в силах противостоять кровожадным импульсам, побуждающим его к убийству. Нормативный запрет изначально не способен удержать их от этих действий, а следовательно, такие "прирожденные преступники" находятся за пределами правового регулирования, и, несмотря на внешнюю похожесть этих деяний на преступления, их к разряду преступных отнести нельзя (да и сама правовая система исключает оценку таких деяний как преступлений в связи с отсутствием вменяемости). Если же решающим фактором общественно опасного деяния были не непреодолимые биологические доминанты, а, например, социально обусловленное чувство мести или желание жить не хуже других в сочетании с надеждой на безнаказанность, то социальная природа преступления налицо" <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Иншаков С.М. Указ. соч. С. 47.

7. Субъективная сторона преступления

7.1. Понятие и значение
субъективной стороны преступления

В российском уголовном праве отсутствует термин "субъективная сторона". Однако законодатель использует этот термин путем раскрытия таких понятий, как вина, мотив, цель. Эти признаки: вина, мотив и цель - самостоятельные психологические явления с самостоятельным содержанием. Но некоторые правоведы отождествляют субъективную сторону преступления с виной, хотя правовое значение каждого из этих признаков различно <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Утевский Б.С. Вина в советском праве. М., 1950. С. 139 - 165; Кригер Г.А. Понятие и содержание вины в советском уголовном праве. Вестник Моск. ун-та. 1983. № 5.

Субъективная сторона преступления - это внутренняя сущность преступления, это психическая деятельность, непосредственно связанная с совершением преступления. Она образует психологическое, т.е. субъективное содержание преступления, поэтому является его внутренней стороной.
Вина также является ядром субъективной стороны. Вина является обязательным признаком любого преступления. Но она не дает ответа на вопросы, почему и зачем виновный совершил преступление? Вина лишь отражает психическое отношение к совершаемому им общественно опасному деянию (действию или бездействию) и наступившим в результате этого общественно опасным последствиям. Именно по этому основанию ответы на вопросы, почему и зачем виновный совершил преступление, дают мотив и цель, которые в отличие от вины являются не обязательными, а факультативными признаками субъективной стороны преступления. Вина бывает умышленной или неосторожной (ч. 1 ст. 24 УК РФ).
Мотив представляет собой побуждение, которое вызывает решимость совершить преступление.
Цель преступления есть представление о желаемом результате, к достижению которого стремится лицо, совершающее преступление.
Никакое причинение вреда не может быть признано преступлением, если отсутствует вина лица, причинившего вред. Принцип вины является одним из главных принципов уголовного права (ст. 5 УК РФ).
Правоведы указывают на три стороны субъективной стороны.
Первая сторона. Она помогает отграничивать преступное поведение от непреступного. Так, не является преступлением причинение общественно опасных последствий без вины, неосторожное совершение деяния, наказуемого лишь при наличии умысла (ст. 115 УК РФ).
Вторая сторона субъективной стороны. Она позволяет отграничить друг от друга составы преступления, сходные по объективным признакам. Например, преступления, предусмотренные ст. ст. 105 и 109 УК, различаются только по форме вины.
Третья сторона субъективной стороны. Содержание факультативных признаков в значительной мере определяет степень общественной опасности как преступления, так и лица, его совершившего, а значит, характер ответственности и размер наказания даются с учетом содержания ст. ст. 61, 63 и 64 УК РФ <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Уголовное право. Учебник. Общая часть / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М.: Юристъ, 1996. С. 162.

Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ (ч. 2 ст. 24 УК).
Иначе обстоит дело с эмоциями, т.е. с переживаниями лица в связи с совершаемыми им преступлениями. Законодатель не включает их в признаки состава преступления. Однако эмоции, сопровождающие подготовку преступления, связаны с мотивами и могут входить в объективную сторону преступления, когда об этом сказано в законе (ст. ст. 106, 107, 113 УК РФ).
Таким образом, верное определение субъективной стороны преступления имеет большое правовое значение для обоснования уголовной ответственности, для правильной квалификации преступления и для индивидуализации наказания. Именно поэтому высшие судебные органы России не раз указывали судам на необходимость тщательно исследовать субъективную сторону преступления: форму вины, содержание и направленность умысла, мотивы и цели преступления. Эти обстоятельства способствует соблюдению принципов уголовного права: законности, вины, справедливости и гуманизма.

7.2. Понятие вины

Принцип вины как основание уголовной ответственности является стержневым вопросом науки уголовного права. Даже фрагментарный взгляд на историю становления и развития института вины показывает сложный и противоречивый путь его становления, в зависимости от эпохи, т.е. от общественно-экономической формации общества. Так, в 17 в. преобладала религиозная теория теологического понятия вины "за грех" (немецкий криминалист Пуфендор), но она индивидуализировала ответственность, противостояв объективному вменению и коллективной ответственности <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Пионтковский А.А. Уголовно-правовые воззрения И. Канта, А. Фейербаха и Фихте. М., 1940. С. 102.

Ч. Беккариа (Италия) в 18 в. впервые пытался обосновать вину, доказывая, что "единственным и истинным мерилом преступления является вред..." <*>. Затем И. Кант и Г. Гегель рассматривали вину с позиций метафизического понятия "свободы воли" <**>.
   --------------------------------

<*> См.: Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 1938. С. 223.
<**> См.: И. Кант и Г. Гегель. Соч. Т. 4. М., 1965. С. 289, 309. См. также: Гегель Г. Философия права. М., 1990. С. 89.

"Отец русской криминалистики" С.И. Барышев пошел по пути Г. Гегеля, считая, что "свобода - необходимое условие... юридического вменения" <*>. Данное представление о вине как выражении психической основы личности и как "деянии, не соответствующем законам", долго доминировало в науке уголовного права в России <**>. Затем понятие "вина" в 18 в. в мировой истории уголовного права проделало сложный путь: от субъективного антропологического вменения (Ломброзо) до социальных детерминических "корней" вины. Указанный подход правоведов к вопросу вины ставил под сомнение возможность воздействия уголовной ответственности на поведение. При этом уголовная ответственность и наказание выступают как возмездие, причем лишенное всякой закономерности.
   --------------------------------

<*> См.: Барышев С.И. О вменении в праве. М., 1840. С. 4.
<**> См.: Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая. Т. 1. СПб. 1902. С. 582.

Более детальная разработка указанной проблемы правоведами нашла свое отображение в УК РСФСР 1960 г., где были закреплены основные принципы виновной ответственности, даны законодательные формулы умысла и неосторожности. Поэтому правоведы (К.Ф. Тихонов, Д.П. Котов, П.С. Дагель и Г.А. Кригер) последовательно отстаивали такую новеллу тогдашнего уголовного права, как прямой и косвенный умысел преступной небрежности и самонадеянности. При этом вина уже исследовалась в рамках субъективной стороны состава преступления. В дальнейшем правоведы (В.В. Лукьянов, Ю.А. Кондратьев и др.), совершенствуя уголовное законодательство (проект модельного УК 1987 г.), конкретизировали критерий виновной ответственности в зависимости от умысла или неосторожности. При этом впервые законодательным путем предлагалось восполнить пробел в уголовном праве - ввести норму об отсутствии вины при наличии казуса. Основные идеи вышеуказанных ученых нашли свое отражение в ныне действующем УК РФ (ч. 2 ст. 2; ст. ст. 5, 8, 24 - 28 УК).
Вина - психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершенному им общественно опасному деянию. Вина выступает, как бы в двух плоскостях. Первое - как необходимый признак состава преступления, и в этом "качестве" она входит в основание уголовной ответственности (ст. 8 УК). Вторая сторона этого аспекта - вина. Она одновременно является и принципом уголовной ответственности (ст. 5 УК). В этом случае содержание ч. 1 ст. 24 УК прямо устанавливает, что вина реализуется только в двух формах: умысла или неосторожности. Основное сходство между умыслом и неосторожностью заключается в том, что они являются формами виновного психического отношения к совершенному деянию и наступившим последствиям. Основные же различия - в специфическом содержании как интеллектуального, так и волевого моментов, которые и образуют умышленную и неосторожную вину.
Уголовное право России придерживается сформулированного в ст. 5 УК принципа субъективного вменения: "Объективное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается". Это означает, что вина во всех случаях является необходимой субъективной предпосылкой уголовной ответственности и наказания.
Вина - это также психологическая категория, занимающая центральное место среди основных категорий, характеризующих вину. Составными элементами психического отношения, проявленного в конкретном преступлении, являются сознание и воля. Изменение в соотношении сознания и воли образуют формы вины. Содержание вины обусловлено совокупностью интеллекта, воли и их соотношением.
Волевое содержание вины устанавливает законодатель в уголовно-правовой норме. Предметом волевого отношения субъекта являются те же фактические обстоятельства, которые составляют предмет интеллектуального отношения и характеризуют деяние как тот или иной вид преступления. Делается это на основании оценки доказательств, собранных по делу. В то же время закон увязывает уголовную ответственность не со всяким психическим отношением лица к совершенному им деянию, его последствиям, а лишь с определенным: в форме умысла или неосторожности. При описании конкретных преступлений в законе форма вины либо прямо указывается, либо она подразумевается. Согласно ч. 2 ст. 24 УК, в этом случае, если в законе нет прямого указания на неосторожную форму вины, имеется в виду ее умышленная форма.
Наличие в деянии вины субъекта само по себе не дает ответа на вопросы, для чего, с какой целью и почему лицо совершило какое-либо преступление. Ответ может вытекать из содержания мотива и цели преступления.
Мотивами называют обусловленные потребностями и интересами человека внутренние побуждения, которые вызывают у него решимость совершить преступление. Цель же преступления - это будущий результат, к которому стремится лицо при совершении преступления. Однако мотивы и цель преступления связаны лишь только с умышленной формой вины и не относятся к преступлениям по неосторожности. Поэтому вина, мотив и цель в своей совокупности составляют психологическое содержание всякого умышленного преступления.
В соответствии со ст. 73 УПК РФ, к обстоятельствам, подлежащим доказыванию по уголовному делу, относятся: виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления. Положение о принципе вины заложено и в ст. 49 Конституции РФ. Так, каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда. При этом обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, а все неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого (презумпция невиновности).
Элементами вины являются сознание и воля, которые в своей совокупности образуют ее содержание. Отсюда вывод: вина характеризуется элементами - интеллектуальным и волевым. Их сочетания образуют две формы вины: умысел и неосторожность (ст. ст. 25 и 26 УК РФ). По отношению к умыслу и неосторожности вина является родовым понятием. Следовательно, обстоятельство доказывания умышленного или неосторожного характера преступления - это форма познания судом реального факта, существующего вне зависимости сознания судей. Данное познание происходит путем оценки собранных доказательств по делу.
Отсюда сделаем вывод. Вина - психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию: действию или бездействию (в форме умысла или неосторожности) и к наступившим в результате этого общественно опасным последствиям.

7.3. Формы вины

Сознание и воля - это элементы психической деятельности человека, в комплексе они образует содержание вины. Интеллектуальные и волевые процессы не могут противопоставляться друг другу, т.к. интеллектуальный процесс включает и волевые элементы, а волевой, в свою очередь, включает интеллектуальные. Однако между сознанием и волей имеется различие. Предметное содержание каждого из них в конкретном преступлении определяется конструкцией состава (диспозицией) данного преступления.
"Интеллектуальный элемент вины носит отражательно-познавательный характер. Он включает осознание характера объекта и характера совершенного деяния, а также дополнительных объективных признаков (место, время, обстановка и т.п.), если они введены законодателем в состав данного преступления. В преступлениях с материальным составом интеллектуальный элемент включает, кроме того, и предвидение (либо возможность предвидения) общественно опасных последствий.
Содержание волевого элемента вины также определяется конструкцией состава конкретного преступления. Предметом волевого отношения субъекта является очерченный законодателем круг фактических обстоятельств, определяющих юридическую сущность преступного деяния. Сущность волевого процесса при совершении умышленных преступлений заключается в сознательной направленности действий на достижение поставленной цели, а при неосторожных преступлениях - в неосмотрительности, нерадивости, проявленных лицом в поведении, предшествующем наступлению вредных последствий. Особенность волевого процесса в неосторожных преступлениях заключается в том, что лицо не напрягает своих психических усилий, чтобы избежать причинения общественно опасных последствий своего поведения, хотя имеет возможность сделать это" <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Уголовной право. Учебник. Общая часть / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М.: Юристъ, 1996. С. 164 - 165.

Форма вины - это установленное уголовным законом определенное взаимоотношение (сочетание) элементов сознания и воли совершающего преступление лица, характеризующее его отношение к деянию. Уголовное законодательство предусматривает две формы вины - умысел и неосторожность.
Форма вины в конкретных преступлениях либо указывается в диспозициях статей Особенной части УК РФ, либо подразумевается.
В том случае, если характер действий либо указанная в законе цель деяния свидетельствует о том, что данное преступление может совершаться только с умыслом, форма вины может и не указываться в диспозиции уголовно-правовой нормы. К указанным преступлениям относятся, например, терроризм, кража, грабеж, разбой, изнасилование, клевета, взяточничество и др. Форма вины может быть не указана и в тех случаях, когда об умышленном характере преступления свидетельствует тот или иной способ законодательного описания деяния, т.е. использование специальных приемов законодательной техники, таких, например, как указание на заведомую незаконность действий (ст. 299 - привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности), на специальный мотив, злостность (ст. 157 - злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей) и т.д.
Юридическое значение формы вины разнообразно. Целый ряд правовых последствий совершения преступления связан исключительно с умышленной формой вины.
Установление вины имеет важное уголовно-правовое значение, причем в четырех направлениях. Первое направление. Форма вины служит отграничением преступных деяний от непреступных (например, причинение любого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны по неосторожности не является преступлением). Второе направление. По форме вины определяется квалификация преступления, но тогда, когда законодатель дифференцирует эту ответственность (см. отличие между умышленным и неосторожным уничтожением (повреждением) имущества: ст. ст. 167 и 168 УК). Третье направление. Форма вины влияет на категорию преступлений (см. комментарий к ст. 15 УК). Так, к преступлениям особой тяжести относятся только умышленные преступления, а к преступлениям небольшой, средней тяжести и тяжким могут относиться как умышленные, так и неосторожные преступления. И четвертый момент. Форма вины влияет на уголовную ответственность и наказание при определении рецидива, отмене условного осуждения и условно-досрочного освобождения и т.д.
Мотивы и цели преступления в диспозиции Особенной части УК почти всегда формулируются конкретно. Это "корыстные", "низменные мотивы" (ст. ст. 153, 155 УК), или "хулиганские". Цель самая разная: "скрыть другое преступление или облегчить его совершение", "подрыв экономической безопасности и обороноспособности РФ" и т.д. Мотив и цель выступают также в качестве обстоятельств, смягчающих или отягчающих ответственность (ст. ст. 61 и 63 УК). На важность установления в приговоре места, времени, способа совершения преступления, характера вины субъекта, мотивов и последствий указал в п. 6 своего Постановления Пленум ВС РФ от 29 апреля 1996 г. "О судебном приговоре" <*>. Именно поэтому профессор А.И. Рарог четко указывает, что в УК (мотивы, цели) "...используются три способа такого усиления наказания. Во-первых, оно усиливается путем конструирования специальных составов. Например, по признаку цели прекращения деятельности государственного или политического деятеля или по признаку мести за такую деятельность выделяется специальный состав посягательства на жизнь (убийства) - террористический акт (ст. 277 УК). Аналогично сконструированы и другие специальные составы (ст. ст. 295, 317 УК). Во-вторых, во многих случаях мотивам и целям придается значение квалифицирующих признаков (таковы, например, п. п. "з" - "м" ч. 2 ст. 105 УК). В-третьих, некоторые мотивы и цели имеют значение обстоятельств, отягчающих наказание (п. п. "е" и "ж" ч. 2 ст. 63 УК). Мотивы и цели, с которыми закон не связывает усиление наказания, к низменным относиться не могут" <**>. Формы вины учитываются законодателем при квалификации преступлений, а также при индивидуализации наказания и определении условий его отбывания. Например, лица, осужденные за неосторожные преступления, могут отбывать наказание в колониях-поселениях (ст. 58 УК).
   --------------------------------

<*> См.: Сборник пост. Пленума ВС СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. М.: Спарк, 1997. С. 358.
<**> См.: Рарог А.И. Коммент. к ст. 24 УК РФ / Под общ. ред. С.И. Никулина. М.: Юрайт, 2000. С. 127.

7.4. Умысел и его виды

Законодатель впервые в ст. 25 УК РФ предусмотрел в умышленном деянии только два вида умысла: прямой и косвенный.
Характеризуя прямой умысел, законодатель указывает, что лицо, совершившее преступление, осознавало общественно опасный характер своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления опасных последствий и желало их наступления. Косвенный же умысел характерен тем, что лицо, совершившее преступление, осознавало общественно опасный характер своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.
Различают интеллектуальный и волевой моменты прямого и косвенного умысла. При первом лицо осознает общественно опасный характер своих действий (бездействия) и приводит наступление общественно опасных последствий. Ко второму, волевому моменту умысла законодатель относит желание лица наступления общественно опасных последствий и сознательное их допущение или безразличное к ним отношение. Желание - это воля, мобилизованная на достижение цели, это также стремление к определенному результату.
Осознание уголовной противоправности действий (бездействия) обозначает, что лицо, ведая об уголовной ответственности за деяния, которые оно совершало, также и знало о том, что эти деяния запрещены нормами УК. Например, лицо, стреляя в человека из огнестрельного оружия, осознает, что может причинить ему смерть, но при этом не требуется осознания виновным того, куда попадет его пуля потерпевшему: в голову, сердце, в брюшную полость и т.д., - либо того, что потерпевший умрет от потери крови.
Явно очевидно стремление законодателя не включать в понятие элементы умысла, вопрос об осознании виновным противоправности совершаемого им деяния. Полагаем, что он в этом случае исходил из общего принципа уголовного права: "Незнание закона не освобождает от ответственности". Однако редко, но все же имеются исключения из этого общего правила. Так, диспозиция, например, ст. 169 УК сконструирована так, что ответственность за умышленное совершение данного преступления связывается с тем, было ли лицо знакомо с соответствующими правовыми актами, которые оно нарушило.
Норма ст. 25 УК подразделяет умысел на прямой и косвенный, но эта "градация" имеет практическое значение. Для того чтобы установить умышленную форму вины, необходимо выявить признаки прямого или косвенного умысла (разновидности данной формы вины). Ряд преступлений совершается только с прямым умыслом, обязательным признаком которых является цель преступления. В этом случае отсутствие признаков прямого умысла не позволяет привлечь лицо к уголовной ответственности. Приготовление и покушение на преступление возможно при наличии лишь прямого умысла.
В зависимости от содержания интеллектуального и волевого элементов уголовно-правовая наука подразделяет умысел на определенный, неопределенный и альтернативный. В зависимости от момента формирования выделяют умысел заранее обдуманный (предумысел) и внезапно возникший.
Внезапно возникшим (простым) называется такой умысел, при котором намерение совершить преступление возникло у виновного произвольно, быстро и сразу же было исполнено. Нередко скоротечное формирование умысла "провоцирует" обстановка (увидел - украл). Внезапный умысел может возникнуть и в состоянии сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего.
Особенностью заранее обдуманного умысла следует считать предварительную психическую деятельность лица до момента начала преступления (возникновение побуждения, выработка цели и т.д.). В этих случаях возникновение умысла отделено от совершения преступления определенным промежутком времени, в течение которого субъект достигает решимости совершить преступление. Этот вид умысла обычно свидетельствует о стойкости антисоциальных наклонностей личности.
Конечно же, заранее обдуманный умысел может свидетельствовать о большей тяжести преступления. Однако данное положение нельзя рассматривать как универсальную оценку содеянного.
В зависимости от степени конкретизации виновным преступных последствий, совершаемых деяний, умысел делится на определенный (конкретизированный), неопределенный (неконкретизированный) и альтернативный. Критерием данной квалификации является степень определенности представлений субъекта.
Определенный (конкретизированный) умысел характеризуется наличием у лица представления о характере и объеме возможного вреда. Так, например, нанося потерпевшему сильные удары по голове, груди, виновный предвидит возможность причинения смерти и естественно осознает величину этого вреда, и в этом варианте умысел виновного направлен на причинение смерти.
При неопределенном умысле наступившие последствия хотя и охватывались сознанием виновного, но они не были определены, не была конкретизирована величина причиненного ущерба. Например, нанося удары по голове, виновный предвидит, что в результате потерпевшему будут причинены телесные повреждения, но он не знает, какой степени тяжести будут эти повреждения.
Преступления, совершенные с неопределенным умыслом, следует квалифицировать в зависимости от фактически наступивших последствий <*>.
   --------------------------------

   ------------------------------------------------------------------

--> примечание.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 2000 (издание третье, измененное и дополненное).
   ------------------------------------------------------------------

<*> См.: Красиков Ю.А. Комментарий к ст. 25 УК РФ / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М.: Норма-Инфра-М, 1999. С. 40.

В то же время предвидение виновным общественной опасности последствий должно носить конкретный характер, который наступает непосредственно от совершаемого им действия (бездействия). При этом необходимо учитывать соотношение (развитие) причинной связи между действием (бездействием) и наступившим последствием.
Как сказано в содержании ч. 3 ст. 25 УК, преступление признается совершенным с косвенным умыслом в том случае, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично (рассчитывая на "авось").
Подчеркнем, что умысел рассчитан на так называемые преступления с материальным составом, т.е. на те, в объективную сторону которых включается наступление преступных деяний, указанных в диспозиции закона. Применительно же к преступлениям с формальным составом, т.е. с тем, объективная сторона которых характеризуется общественно опасным деянием (действием или бездействием), умысел отличается осознанием общественно опасного характера своих действий (бездействия) и желанием их совершения. Это означает, что преступления с материальным составом могут быть совершены как с прямым, так и с косвенным умыслом, а преступления с формальным составом - только с прямым умыслом.
При определении ответственности за умышленное преступление довольно часто возникают вопросы о влиянии на ответственность ошибки субъекта (юридической и фактической). Кратко исследуем их.
Юридическая ошибка - это неправильное представление лица о преступности или непреступности совершенного им деяния, его квалификации, о виде и размере наказания, предусмотренного за данное деяние.
К примеру, лицо ошибочно считает, что совершает преступление, тогда как законодатель это действие не относит к преступным (мнимое преступление). В этом случае нет уголовной ответственности, ибо отсутствует уголовная противоправность. В другом варианте, если лицо совершает действие (бездействие), считая, что оно не образует состава преступления, но на самом деле это действие (бездействие) является таковым, то это не исключает уголовной ответственности. Так же неправильное представление лица о квалификации содеянного (юридической оценке), т.е. о виде и размере наказания за совершенное преступление, конечно, не влияет на вопрос об ответственности и виновности.
Фактическая ошибка - неправильное представление лица относительно фактических обстоятельств содеянного, его объективных признаков. Фактические ошибки подразделяются на относящиеся к объекту, предмету, причинной связи, средствам, относящимся, как известно, к отягчающим и смягчающим обстоятельствам.
Ошибка относительно объекта посягательства по общему правилу не меняет формы вины, ибо определяет ее содержание.
Ошибка в предмете посягательства - это заблуждение лица относительно предмета посягательства, его характеристик. Это будет заблуждение относительно качества предмета, которое еще называют покушением на "негодный" предмет. В данном случае те последствия, которые охватывались сознанием виновного, не наступают, а поэтому содеянное квалифицируется как покушение на совершение преступления.
Ошибка в личности потерпевшего - это такая ошибка, когда виновный, заблуждаясь, причиняет вред другому лицу, принимая его за выбранную жертву (убивает ошибочно другого). Данная ошибка не влияет на форму вины и квалификацию преступления, но только тогда, когда потерпевший не является специальным (обязательным) признаком конкретного преступления (хотел убить работника налоговой полиции, а убил другое лицо, внешне схожее с ним).
Ошибка в средствах совершения преступления имеет место в случаях, когда лицо использует иные, незапланированные средства (то, с помощью чего и чем осуществляется воздействие на предметы посягательства и потерпевшего). Как правило, для уголовного права ошибка в выборе средств не влияет на квалификацию содеянного (чем был убит потерпевший, кухонным ножом или кинжалом и т.д.). Например, лицо ошибочно использует поваренную соль в качестве яда, полагая, что большая доза смертельна, - в этом случае лицо должно отвечать за неоконченную преступную деятельность (приготовление или покушение на убийство). Если же лицо, заблуждаясь в силу своего невежества, выбирает в качестве средства совершения преступления, например, молитвы, наговоры, заговоры, гадания и прочее, которые по своей сути являются лишь обнаружением умысла, то содеянное нельзя отнести к уголовно наказуемым деяниям. В уголовном праве России подобные действия называют покушением с ничтожными средствами.
Ошибка в причинной связи означает неправильное представление лица о причинной связи между деяниями и последствием. Однако это вовсе не означает, что виновный должен сознавать все детали и особенности существования и развития причинной связи. Для признания лица действующим умышленно достаточно установить (но и доказать), что оно охватывало своим сознанием общие закономерности развития причинной связи и что при этом преступное последствие может наступить именно в результате его действий. Ошибка в причинной связи может иметь место лишь тогда, когда лицо ошибается не в результате своих действий, а во взаимосвязи причинной связи действий (бездействия) и наступивших последствий. В данном случае ошибка не меняет форму вины, а значит, и не исключается при этом и уголовная ответственность.
Ошибка в квалифицирующих признаках преступления заключается в том, что лицо заблуждается относительно квалифицирующего обстоятельства, думая и полагая, что оно совершает преступление без квалифицирующих обстоятельств, и фактически имеющиеся признаки не охватываются сознанием виновного. Очевидно, что в этих случаях, учитывая, что у лица нет психического отношения к квалифицирующим признакам, содеянное следует квалифицировать как оконченное преступление без квалифицирующих признаков, а потому его надо рассматривать как простой вид данного преступления (мнимое квалифицированное преступление).
Для всех вышеперечисленных разновидностей фактической ошибки существует общее правило: ответственность должна определяться в соответствии с виной, исходя из осознания виновным (либо должен был осознавать) своих противоправных действий (бездействия) в момент совершения им преступления.

7.5. Неосторожность и ее виды

Неосторожность - следующая, вторая форма вины. При этом законодатель устанавливает неосторожную вину (как и умышленную) лишь в преступлениях с материальным составом.
По общему правилу, ненаступление последствий исключает ответственность за неосторожное создание опасности причинения вреда. Это вытекает из действующего законодательства и ст. 26 УК, где указывается, что преступление признается совершенным по неосторожности если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть. Такое понимание неосторожной формы вины обусловило построение видов преступлений как материальных, а не формальных, допускающих ответственность за неосторожное причинение вреда.
Ученые отмечают, что, хотя неосторожные преступления совершаются реже, степень их опасности остается довольно высокой <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Кузнецова Н.Ф., Аргунова Ю.Н. Об эффективности уголовно-правовой охраны трудовых прав граждан // Государство и право. 1996. № 4. С. 64.

Учитывая особенность неосторожности как формы вины при совершении неосторожных преступлений, надо учитывать, что нельзя привлечь к уголовной ответственности за приготовление, покушение и соучастие.
Уголовно-правовая доктрина исследует неосторожность как полноценную форму вины исходя из философского учения о свободе и необходимости.
При совершении неосторожного преступления все тонкости психического процесса, которые отражают внутреннюю структуру содержания этой формы вины, уголовным правом объединяются в два вида - преступное легкомыслие и преступную небрежность.
Содержание интеллектуального элемента преступного легкомыслия почти что совпадает с таковыми при умысле (в обоих случаях лицо предвидит наступление общественно опасных последствий). Однако надо учитывать, что на деле содержание этого предвидения отличается. Во-первых, при преступном легкомыслии лицо предвидит только возможность наступления общественно опасных последствий (при прямом умысле еще и неизбежность). Во-вторых, и это главное, предвидение при преступном легкомыслии носит абстрактный характер. Это значит, что лицо предвидит, что от такого (подобного) деяния, которое оно совершает, вообще (в принципе) могут наступить такие-то последствия. Однако в своем конкретном случае лицо исключает наступление таких последствий и, следовательно, лично для себя их не предвидит. Таким образом, действующий с преступным легкомыслием не осознает реального развития причинной связи между своим поведением и наступившими в итоге преступными последствиями <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Наумов А.В. В кн.: Комментарий к УК РФ. М.: Спарк, 2000. С. 45.

Предвидение же факта возможности наступления общественно опасных последствий деяния виновным при преступном легкомыслии имеет абстрактный характер, ибо виновный самонадеянно рассчитывает на их предотвращение. Однако данный расчет может быть построен на опыте самого виновного, его действий и действий других лиц, агрегатов, механизмов и т.п. Однако, несмотря на этот "расчет" виновного, он не может все-таки предотвратить наступившие вредные последствия.
Легкомыслие имеет место в том случае, когда лицо, которое совершило уголовно противоправное деяние, осознавало признаки совершаемого им действия, имело возможность и обязанность сознавать их, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, но без достаточных оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий, однако последствия все же наступили.
Волевая направленность деяния при легкомыслии характеризуется стремлением предотвратить возможные последствия. Предвидение лицом возможности наступления преступных последствий своего деяния составляет интеллектуальный момент преступного легкомыслия, а самонадеянный расчет без достаточных к тому оснований на их предотвращение - его волевой момент.
В случае совершения лицом преступления с преступным легкомыслием, оно все же должно было предвидеть развитие причинной связи, иначе невозможно не только предвидение этих последствий, но и расчет на их предотвращение. Субъект предвидит, как могла (или должна) бы развиваться причинная связь, если бы не те обстоятельства, на которые рассчитывает он и которые, по его мнению, должны были бы прервать развитие причинной связи.
По интеллектуальному моменту преступное легкомыслие имеет некое сходство с косвенным умыслом. Их отличие состоит в том, что при косвенном умысле виновный предвидит большую вероятность наступления преступных последствий, а при легкомыслии - виновный предвидит наступление таких последствий, но в наименьшей степени.
В силу ч. 3 ст. 26 УК преступная небрежность характеризуется непредвидением возможности наступления общественно опасных последствий, хотя должно было и могло их предвидеть при наличии такой обязанности.
Деяние, совершаемое по неосторожности, характеризуется меньшим либо ошибочным осознанием виновным фактических и социальных признаков преступления. Обвиняемый не осознает, но обязан (должен) и имел возможность осознавать характер своих деяний.
Интеллектуальное содержание небрежности характеризуется двумя признаками: отрицательным и положительным. Отрицательный аспект (признак) небрежности заключается в том, что лицо непредвидит возможности наступления преступных последствий, а также в отсутствии сознания противоправности действий (бездействия).
Положительный (объективный) признак интеллектуального момента заключается в том, что виновный должен был и мог предвидеть наступление фактически причиненных преступных последствий.
Ответственность за преступную небрежность может наступать лишь тогда, когда лицо хотя и не предвидело возможности наступления преступных последствий, но должно было и могло их предвидеть. Но указанное обстоятельство возможно установить с помощью объективного и субъективного критерия.
Объективный критерий небрежности - это возможность лица предвидеть наступление общественно опасных последствий, носящих нормативный характер, при условии соблюдения этим лицом требований той необходимой внимательности и предусмотрительности, которая от него требовалась. Однако одно лишь наличие такой обязанности само по себе еще не определяет факт признания лица виновным. Для установления вины надо выделить субъективный критерий. Он означает преюдициальную способность лица в индивидуальной обстановке и с учетом его конкретных качеств (в основном интеллектуальных - уровня развития, состояния здоровья, восприимчивости и т.д.) верно оценить обстановку совершения деяния и сделать соответствующие выводы.

7.6. Преступление, совершенное с двумя формами вины

Норма ст. 27 УК РФ является новеллой уголовного права России и в ней дается определение так называемой двойной (сложной) вины.
Законодатель раскрывает ее следующим образом. Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом, такое преступление признается совершенным умышленно (ст. 27 УК).
Впервые смешанную форму вины, пожалуй, выделил немецкий криминалист Фейербах в начале 19 века. Эта концепция не получила своего развития в советском уголовном праве, хотя дискуссия о "смешанной виновности" велась еще в российском дореволюционном праве <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Таганцев Н.С. Указ. соч. Том. 1. С. 260 - 265.

Общеизвестно, что подавляющее количество составов преступлений совершается умышленно или по неосторожности. В то же время в ст. 27 УК предусматривается возможность существования в одном преступлении параллельно (сразу) двух форм вины: умысла и неосторожности. К примеру, виновный, действуя умышленно, причиняет тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и не охватывались умыслом виновного, то тогда уголовная ответственность за эти последствия наступает лишь при наличии неосторожности. Примерами преступлений с двумя формами вины являются преступления, предусмотренные ч. 4 ст. 111 или ч. 3 ст. 123 УК. В первом случае речь идет об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем смерть потерпевшего по неосторожности. Именно в этом варианте психическое отношение виновного в деянии "раздваивается": к самому факту причинения тяжкого вреда здоровью виновный действует умышленно (прямой или косвенный умысел), но к наступившим последствиям смерти виновный действует неосторожно (в виде легкомыслия или небрежности). Во втором варианте ("незаконное производство аборта") вина должна определяться раздельно, т.е. применительно к факту незаконного производства аборта и к факту причинения в результате таких действий смерти потерпевшей или причинению ее здоровью тяжкого вреда. Вот тут и проявляется сложная вина. Психическое отношение к факту производства незаконного аборта возможно лишь в форме умысла, а к смерти или причинению тяжкого вреда здоровью потерпевшей - только в форме неосторожности.
Деление преступлений на преступления с двумя формами вины необходимо и с практической точки зрения: как для квалификации преступлений, так и для разграничения смежных составов. Например, отграничение убийства (ст. 105 УК) от состава причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК).
Из содержания и смысла ст. 27 УК вытекает, что преступления с двумя формами вины в целом считаются умышленными и это предопределяется формой вины в основном составе преступления. Это обстоятельство имеет, кроме того, важное значение для определения категории совершенного преступления (ст. 15 УК), рецидива преступления (ст. 18 УК), для решения вопроса о признании преступления неоконченным (ст. ст. 29, 30 УК), совершения преступления в соучастии (ст. ст. 32 - 35 УК), при условном осуждении (ст. 73 УК), в случаях отмены условно-досрочного освобождения (ст. 79 УК).
Именно поэтому, например, умышленное уничтожение или повреждение имущества, повлекшее по неосторожности смерть человека (ч. 2 ст. 167 УК РФ), относится к преступлениям с двумя формами вины.

7.7. Мотив и цель преступления

Психология как наука указывает, что все действия человека обусловлены определенными мотивами и направлены на определенные цели. В толковом словаре В. Даля мотив определяется как побудительная причина. Правильная оценка о дозволенном (недозволенном) поведении невозможна без учета его мотивов и целей. Это касается и оценки уголовно-правового поведения. По указанным причинам уголовно-процессуальное законодательство достаточно четко требует доказывания мотивов преступления в числе обстоятельств, составляющих предмет доказывания. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 29 апреля 1996 г. № 1 "О судебном приговоре" также подчеркнул необходимость установления мотивов и целей преступления наряду с другими обстоятельствами совершения преступления <*>.
   --------------------------------

<*> См.: Рос. газета. № 95. 22 мая 1996 г.

Мотив и цель - это психические явления, которые совместно с виной образуют субъективную сторону преступления.
Мотивом преступления называют обусловленные определенными потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствовалось при его совершении.
Цель преступления - это мысленная модель будущего результата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления.
Указанные понятия из области психологии очень тесно связаны между собой. Исходя из определенных потребностей человек испытывает сначала неосознанное влечение, затем - сознательное стремление к удовлетворению потребности. На этой основе формируется цель поведения.
Мотивы и цели преступления всегда конкретны и, как правило, формулируются в диспозициях норм Особенной части Уголовного кодекса: цель завладения имуществом, цель облегчить или скрыть другое преступление, цель подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации и т.д.; мотивы корыстные, садистские, хулиганские, кровной мести и т.д.
Для правильной уголовно-правовой оценки большое значение имеет классификация мотивов и целей. Этому вопросу уделено определенное внимание в теоретической литературе. Некоторыми учеными мотивы и цели классифицируются по их характеру (например, ревность, месть и т.д.). Однако такая классификация, хотя даже весьма важная с точки зрения установления фактического содержания преступления, не имеет существенного уголовно-правового значения. Точно так же не оказывает заметного влияния на уголовную ответственность и классификация, которая основана на признаке устойчивости (ситуативные и личностные). Отсюда мы делаем следующий вывод. Практически полезной представляется классификация, которая базируется на моральной и правовой оценке мотивов и целей. С этой точки зрения все мотивы и цели преступлений можно подразделить на две группы: 1) низменные и 2) лишенные низменного содержания.
К низменным следует отнести те мотивы и цели, с которыми закон связывает усиление уголовной ответственности либо в рамках Общей части, оценивая их как обстоятельства, отягчающие ответственность, либо в рамках Особенной части, рассматривая их в конкретных составах преступлений как квалифицирующие признаки, а также в качестве необходимого условия уголовной ответственности.
Низменными следует признать такие мотивы, как корыстные (п. "з" ст. 105 УК), хулиганские (п. "и" ст. 105 УК), кровная месть (п. "л" ст. 105 УК), связанные с осуществлением потерпевшим служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. "б" ст. 105 УК), личная заинтересованность (ст. 170, ст. 285 УК) и т.п.
К низменным целям относятся, в частности, такие, как цель облегчить или скрыть другое преступление (п. "е" ст. 63 УК), цель использования органов или тканей потерпевшего (п. "м" ст. 105, п. "ж" ст. 111 УК), цель подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации (ст. 281 УК) и т.п.
Все другие мотивы и цели, с которыми закон не связывает субъективное основание уголовной ответственности или ее усиление, относятся к не имеющим низменного содержания.
Мотивы и цели преступления могут в отдельных случаях служить исключительно смягчающими обстоятельствами и привести к назначению более мягкого наказания (ст. 64 УК) либо лечь в основу решения об освобождении от уголовной ответственности.

7.8. Невиновное причинение вреда

Впервые в истории уголовного законодательства России в ст. 28 УК РФ законодатель сконструировал два самостоятельных основания признания деяния, причинившего вред законоохраняемым интересам, но совершенного без вины: субъективный случай ("казус") и объективный - невозможность предотвращения общественно опасных последствий.
Законодатель в законе указывает следующее. Деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть (ч. 1 ст. 28 УК РФ).
Правоприменителю следует отличать "казус" от преступной небрежности. При "казусе" лицо не осознает и не может осознавать общественной опасности совершаемого им деяния. В этом случае отсутствует и предвидение возможности или наступления указанных последствий, что и называют субъективным случаем. Уголовная ответственность при "казусе" исключается, ибо в действиях (бездействии) лица, причинившего общественно опасные последствия, отсутствует вина.
Второй вид "казуса" относится к тем преступлениям, которые по своему объективному содержанию характеризуются не только признаками, описанными в законе (действиями, бездействием), но также определенными последствиями, с которыми УК связывает ответственность за какое-либо конкретное деяние. В этом случае лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было и не могло их предвидеть. В этом отношении показательно классическое дело граждан Д. и Л. Д. пытался увести из компании домой своего пьяного зятя Л. Однако Л., вырываясь от Д., споткнулся и падая потянул на себя Д. Д., не удержав равновесия и имея вес более 120 кг., упал, попав при этом случайно в область груди и живота Л., причинив последнему тяжкий вред его здоровью, от которого впоследствии наступила смерть. В данном случае Д. не предвидел и не мог предвидеть возможности своего падения и наступления указанных последствий, что и отметила в своем определении Судебная коллегия Верховного Суда РФ <*>.
   --------------------------------

<*> См.: БВС РФ. 1994. № 10. С. 5 - 6.

Новеллой выглядит и содержание ч. 2 ст. 28 УК об особой разновидности причиненного вреда. Это тот случай, когда лицо, совершившее деяние, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить данные последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.
Следует учитывать, что понятия, которыми оперирует в ч. 2 ст. 28 УК законодатель, конечно же, являются оценочными: "психофизиологические качества", "экстремальные условия" и "нервно-психические перегрузки". Данные обстоятельства должны устанавливаться следствием. Представляется, что вышеуказанные понятия требуют специальных познаний и должны всегда соответствовать фактическим обстоятельствам дела, но окончательный вывод об их соответствии таким обстоятельствам дела все-таки должна дать судебно-психологическая экспертиза.


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru