Законодательство
Выдержки из законодательства РФ

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления







Статья: Исполнительное производство: что новенького? (Начало)
("Бухгалтерия и банки", 2008, № 4)

Официальная публикация в СМИ:
"Бухгалтерия и банки", 2008, № 4



"Бухгалтерия и банки", 2008, № 4

ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО: ЧТО НОВЕНЬКОГО?

Предисловие

Два обстоятельства послужили для автора поводом обратиться к данному материалу.
Во-первых, вступление в силу 1 февраля 2008 г. новой редакции Федерального закона "Об исполнительном производстве". Событие это само по себе знаковое и для банков небезынтересное, поскольку они входят в систему исполнительного производства, хотя и не являются органами принудительного исполнения, ибо в случаях, предусмотренных федеральным законом, им приходится исполнять требования, содержащиеся в судебных актах, актах других органов и должностных лиц. А кроме того, им самим порой приходится прибегать к услугам по принудительному взысканию причитающихся денежных сумм через службу судебных приставов.
Во-вторых, учитывая общую обстановку на мировых финансовых рынках и принимая во внимание озабоченность российской банковской общественности проблемами ликвидности, нельзя пройти мимо тех сообщений в средствах массовой информации, в которых высказываются опасения, что Россия пусть медленно, но затягивается в воронку мирового экономического кризиса, так как она слишком зависима от внешних рынков. По этой причине, дескать, может случиться так, что ряд кредитных организаций окажется в положении, в котором оказались отдельные банки в результате финансового кризиса 1998 г.
О кризисе 1998 г., его причинах написано уже достаточно, поэтому не буду повторяться. Напомню только, что носил он системный характер и достаточно больно ударил по банковской системе в целом, хотя более всего пострадали банки, привлекавшие синдицированные кредиты за рубежом, имевшие несбалансированную валютную позицию, а также не сумевшие вовремя скинуть крупные пакеты государственных ценных бумаг - ГКО и ОФЗ. При этом ситуация значительно усугублялась, если эти банки вдобавок ко всему привлекали и достаточно дорогие пассивы в виде банковских вкладов.
Когда разразился кризис, все обернулось против этих банков: и стремительный взлет курса доллара, и прекращение торгов на организованном рынке ценных бумаг, и, наконец, самое страшное для кредитной организации - когда лавина вкладчиков бросается забирать свои вклады, не поддаваясь ни на какие уговоры и увещевания. Ликвидность банка в этих условиях испаряется за считанные часы, а потому он оказывается не в состоянии исполнять свои обязательства перед клиентами - как вкладчиками, так и субъектами предпринимательской деятельности. Понятно, что в этих условиях нарастает вал судебных исков. И тогда тем банкам, которым не повезло, придется поучаствовать в исполнительном производстве, но уже в качестве ответчиков и должников.
Общая норма ст. 401 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) декларирует, что лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Но по отношению к субъектам предпринимательской деятельности эта декларация не имеет никакого значения. Дело в том, что суд исходит из презумпции виновности субъекта предпринимательской деятельности, установленного специальной нормой п. 3 ст. 401 ГК РФ (не путать с презумпцией невиновности уголовного права):
"3. Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств".
Финансовый кризис, несмотря на то что он носил системный характер, суды не признавали в качестве чрезвычайного и непредотвратимого при данных условиях обстоятельства (форс-мажора), хотя это вряд ли справедливо: уж если властные структуры, располагая гораздо более мощными рычагами, не сумели предотвратить кризис, то что говорить о банках.
Ну и что из того, что контрагентом, нарушившим обязанности, выступила сама Российская Федерация - государство, которое обязано согласно ст. 2 Конституции РФ признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, в том числе и занимающегося предпринимательской деятельностью? В ст. 401 ГК РФ для России никакого исключения не предусматривается. (Напомню для тех, кто не в курсе, что п. 4 ст. 817 "Договор государственного займа" ГК РФ устанавливает норму, согласно которой изменение условий выпущенного в обращение займа не допускается (имеются в виду облигации - ГКО и ОФЗ); именно эта норма была нарушена Российской Федерацией 17 августа 1998 г.)
Не могу сказать, что банк, в котором работал автор в 1998 г., проводил "безответственную" политику. Напротив, банк осуществлял свою деятельность весьма осмотрительно: по валюте мы "сидели на длинной позиции", и рост курса доллара был нам только на руку. ГКО и ОФЗ у нас было немного, в пределах разумного, да и вкладчиков не мы напугали. Но противостоять "жуткой" волне клиентов, хлынувших забирать свои вклады, не в состоянии ни один банк, если вклады физических лиц в его пассивах занимают весомое место. Вопрос будет заключаться только в том, насколько высока эта "волна". Упрекать же банки за то, что они привлекают вклады населения, язык не поворачивается: они и должны этим заниматься.
Если вспомнить лето 2004 г., то тогда банковская система сдюжила, хотя ей пришлось несладко в результате появления всевозможных "черных списков". Но "волна" была недостаточно высока, поскольку никаких объективных причин для кризиса не было.
Так или иначе, но решения по искам клиентов принимались не в пользу банков. А судебные решения надо исполнять. Для этого и существует институт исполнительного производства.
Однако банковские юристы при любых обстоятельствах должны защищать интересы работодателя. Поэтому в условиях, когда на банк обрушивается поток исков - практически беспроигрышных для клиентов, - перед банковскими юристами встает задача, которая сводится, говоря открытым текстом и без всяких экивоков, к противодействию исполнительному производству.
Кому-то может показаться, что неэтично рассматривать вопросы, связанные с противодействием исполнительному производству. И более того, продвинутые читатели могут заявить, что автор собирается обсуждать действия, которые "попахивают" ст. 315 Уголовного кодекса РФ (УК РФ):
"Статья 315. Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта
Злостное неисполнение представителем власти, государственным служащим, служащим органа местного самоуправления, а также служащим государственного или муниципального учреждения, коммерческой или иной организации вступивших в законную силу приговора суда, решения суда или иного судебного акта, а равно воспрепятствование их исполнению -
наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет".
И не только "попахивают" - новая редакция Закона "Об исполнительном производстве" (ч. 18 ст. 30) возложила на судебных приставов-исполнителей следующую обязанность:
"18. В случаях когда исполнение судебного акта возлагается на представителя власти, государственного служащего, муниципального служащего, а также служащего государственного или муниципального учреждения, коммерческой или иной организации, судебный пристав-исполнитель в постановлении о возбуждении исполнительного производства предупреждает указанных лиц об уголовной ответственности, предусмотренной статьей 315 Уголовного кодекса Российской Федерации за неисполнение судебного акта, а равно воспрепятствование его исполнению".
Однако, с точки зрения автора, делать вид, что такого явления, как противодействие исполнительному производству, не существует, равносильно легендарной фразе, которая известна всей России, что "у нас секса нет". Иначе почему столь низка эффективность исполнительного производства? И зачем было принимать новую редакцию Закона "Об исполнительном производстве", если прежняя редакция могла обеспечить необходимую эффективность реализации исполнительных документов?
К тому же мы здесь будем говорить не о совершении каких-либо противоправных действий, а рассмотрим те возможности, которые предоставляет должнику действующее законодательство, и в частности Федеральный закон "Об исполнительном производстве", для обеспечения собственной живучести или, говоря юридическим языком, в целях защиты своих прав в ходе исполнительного производства.
Конечно, если вчитаться в текст ст. 315 УК РФ, то мы сразу обнаружим, что термин "злостное" - это оценочное понятие, которое толкуется судом, а потому о законе здесь не может быть и речи или, точнее, как говорят в народе, - там закон, где судья знаком. Под злостным неисполнением можно понимать и игнорирование неоднократных требований исполнить, например, судебный приказ, и открытый дерзкий отказ от его выполнения, и длительную волокиту и т.д.
Что же касается воспрепятствования исполнению судебного акта, то под этим понимается активное действие, состоящее в создании помех для его реализации, в отличие от неисполнения, которое может характеризоваться как прямым, так и косвенным умыслом. Воспрепятствование всегда характеризуется прямым умыслом.
Статья 315 УК РФ - не единственная, которую могут "припаять" в ходе исполнительного производства. Есть еще, к примеру, ст. 312 УК РФ:
"Статья 312. Незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации
1. Растрата, отчуждение, сокрытие или незаконная передача имущества, подвергнутого описи или аресту, совершенные лицом, которому это имущество вверено, а равно осуществление служащим кредитной организации банковских операций с денежными средствами (вкладами), на которые наложен арест, -
наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.
2. Сокрытие или присвоение имущества, подлежащего конфискации по приговору суда, а равно иное уклонение от исполнения вступившего в законную силу приговора суда о назначении конфискации имущества -
наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев".
Но мы не будем более отвлекаться от нашей основной темы - исполнительного производства.
Во времена, последовавшие за кризисом 1998 г., на руку банковским юристам играло одно немаловажное обстоятельство - сама реформа института исполнительного производства, в ходе которой формировалась самостоятельная (отделенная от судов) служба принудительного исполнения судебных актов и актов других органов. Любая реформа сопровождается некоторой неразберихой, путаницей, значительными организационными издержками, связанными с большим отвлечением сил и средств в ущерб основной работе судебных приставов-исполнителей (переезды в новые помещения, штудирование новых основополагающих законов и т.д.). Практика применения "новоиспеченных" Законов "Об исполнительном производстве" и "О судебных приставах" не устоялась, новые технологии исполнительного производства были еще не обкатаны, все проблемы, с которыми столкнется исполнительное производство, были не видны. Это было большим плюсом для должников. К тому же в ту пору - в конце 1998 г. - еще не было Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций". Он принимался в "пожарном" порядке и был опубликован только в марте 1999 г.
Иная картина наблюдается в наши дни. В течение десятилетней правоприменительной практики стали видны недочеты первой редакции Федерального закона "Об исполнительном производстве". По этой причине возникла потребность основательно пересмотреть процедуру исполнительного производства и разработать новую редакцию названного Закона (а не просто внести отдельные изменения и дополнения в прежнюю редакцию), что и было сделано законодателем: с 1 февраля текущего года новая редакция Закона - Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" - вступила в законную силу.
И хотя автор не может похвастать хоть каким-то опытом работы в условиях применения нового Закона, поскольку занимался этой статьей еще до вступления его в законную силу, но все-таки интересно сравнить обе редакции Закона и оценить, насколько изменяется процедура исполнительного производства, а также оценить все плюсы и минусы этих изменений как со стороны должника, так и со стороны взыскателя.

I. Общий обзор

Статья 46 Конституции РФ гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод, при этом заключительным этапом защиты нарушенных законных прав и интересов является исполнение судебных решений. Именно процесс исполнения судебных актов, а также актов других органов позволяет судить об эффективности правоприменительной деятельности. Неисполнение судебных решений, а также актов других органов лишает смысла их вынесение и фактически свидетельствует о том, что государство не исполняет свою конституционную обязанность по защите прав граждан и обеспечению стабильности гражданского оборота.
Между тем исполнение судебных актов и актов других органов оставляет желать лучшего. В качестве основных причин низкой эффективности функционирования системы принудительной реализации исполнительных документов называют и низкую правовую культуру нашего населения, и его ментальность, и не всегда высокую квалификацию судебных приставов-исполнителей, а также очевидные законодательные пробелы и недоработки. Государство, проводя реформы в экономической сфере, во исполнение своей конституционной обязанности по признанию, соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина должно было не только прогнозировать, что либерализация хозяйственных отношений приведет к необходимости разрешать споры, возникающие в хозяйственной практике, но и обеспечить создание эффективного механизма исполнения судебных решений. Однако власть с самого начала реформ упустила инициативу в этой области, видимо полагая, что судебные исполнители, действующие при судах, вполне справятся с исполнением судебных решений. Это и привело к нарастающему несоответствию исполнительного производства потребностям гражданского оборота. Дошло до того, что субъекты хозяйственной деятельности порой предпочитали решать свои споры "по понятиям", прибегая к услугам "братков", а не по закону.
Только в 1997 г. государство предприняло попытку реформировать систему исполнительного производства: были приняты и введены в действие Федеральные законы "О судебных приставах" и "Об исполнительном производстве". Эти Законы создали необходимые правовые условия для отделения судебных исполнителей от судов и создания самостоятельной службы принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, подлежащих в силу закона принудительному исполнению. В соответствии с переходными положениями этих Законов Федеральная служба судебных приставов (далее - ФССП) была окончательно сформирована к 1 января 1999 г.
Тем не менее нельзя сказать, что вступление в силу названных Законов радикальным образом повысило эффективность исполнительного производства, несмотря на определенные положительные сдвиги. Она низка до сих пор, что является одной из основных причин отсутствия должного уважения ко всей системе правосудия как со стороны должников, так и со стороны кредиторов. Слишком много исполнительных документов свидетельствуют только о бесполезно потерянных средствах, времени и нервах. Это не может не вызывать озабоченности и у иностранных инвесторов.
Практика применения названных Законов выявила немало проблем, которые требовали законодательного разрешения, не говоря уже о том, что за истекшее время законодательство РФ изменилось, что требует корректировки и норм Федеральных законов "Об исполнительном производстве" и "О судебных приставах".
По этой причине повышение эффективности исполнительного производства - достаточно актуальная задача для всех ветвей государственной власти: и законодателя, и судебной системы, и исполнительных органов. В этой связи новая редакция Закона "Об исполнительном производстве" представляется очередной итерацией по совершенствованию исполнительного законодательства. Думается, что принятие исполнительного кодекса на данном этапе развития нашего общества было бы преждевременным, хотя работа над ним и ведется.

* * *

Новая редакция Федерального закона "Об исполнительном производстве" не меняет концепцию действующего законодательства РФ об исполнительном производстве, но предусматривает ряд существенных новшеств в правовом регулировании данной сферы, подготовленных с учетом складывающейся судебной практики рассмотрения дел, связанных с исполнением судебными приставами-исполнителями судебных актов, а также деятельности ФССП по принудительному исполнению исполнительных документов. Если в первоначальном варианте первой редакции Закона "Об исполнительном производстве" было 95 статей, объединенных в двенадцать глав, то новая редакция насчитывает уже 130 статей и 19 глав (в дальнейшем для краткости Закон "Об исполнительном производстве" будем называть Закон об исполнительном производстве).
В новой редакции учитывается позиция Конституционного Суда РФ по вопросам, касающимся распределения взысканной денежной суммы и взыскания исполнительского сбора (Постановление КС РФ от 30.07.2001 № 13-П по делу о проверке конституционности положений пп. 7 п. 1 ст. 7, п. 1 ст. 77 и п. 1 ст. 81 Федерального закона "Об исполнительном производстве" в связи с запросами Арбитражных судов Воронежской и Саратовской областей и жалобой открытого акционерного общества "Разрез "Изыхский").
Чтобы читателю стало ясно, о чем идет речь и что было признано не соответствующим Конституции РФ, приведу здесь п. 1 ст. 77 и п. 1 ст. 81 прежней редакции Федерального закона "Об исполнительном производстве":
"Статья 77. Распределение взысканной денежной суммы
1. Из денежной суммы (в том числе полученной путем реализации имущества должника), взысканной судебным приставом-исполнителем с должника, оплачивается исполнительский сбор, погашаются штрафы, наложенные на должника в процессе исполнения исполнительного документа, возмещаются расходы по совершению исполнительных действий. Оставшаяся денежная сумма используется для удовлетворения требований взыскателя.
...
Статья 81. Исполнительский сбор
1. В случае неисполнения исполнительного документа без уважительных причин в срок, установленный для добровольного исполнения указанного документа, судебный пристав-исполнитель выносит постановление, по которому с должника взыскивается исполнительский сбор в размере семи процентов от взыскиваемой суммы или стоимости имущества должника. В случае неисполнения исполнительного документа неимущественного характера исполнительский сбор взыскивается с должника-гражданина в размере пяти минимальных размеров оплаты труда, с должников-организаций - 50 минимальных размеров оплаты труда".
Смотрите, какая забавная картина получалась: исполнительский сбор в размере 7% исчислялся от взыскиваемой суммы (а не от взысканной суммы) и удерживался в первую очередь! Поясним на примере: суд присудил взыскать с должника в вашу пользу 100 руб. Судебный пристав-исполнитель с вашей подачи начал исполнительное производство, и ему удалось в результате совершения исполнительных действий получить с должника 7 руб. - больше у того якобы нет. Так вот, из этой взысканной суммы в размере 7 руб. судебный пристав-исполнитель распределял в первую очередь себе 7% от взыскиваемой суммы, равной 100 руб., т.е. 7 руб. в качестве исполнительского сбора. А что останется вам, посчитайте сами (вы бы не получили ни копейки). Каково? Кстати, именно столько и получили многие вкладчики по исполнительным листам в результате судебных тяжб, последовавших за кризисом 1998 г.
Хотя в новой редакции рассматриваемого нами Закона исполнительский сбор исчисляется по-прежнему в размере 7% от подлежащей взысканию суммы, но благодаря тому, что законодатель изменил очередность распределения взысканных денежных средств, интересы взыскателя защищаются более основательно:
"Статья 110. Распределение взысканных денежных средств
...
3. Денежные средства, поступившие на депозитный счет подразделения судебных приставов при исполнении содержащихся в исполнительном документе требований имущественного характера, распределяются в следующей очередности:
1) в первую очередь удовлетворяются в полном объеме требования взыскателя, в том числе возмещаются понесенные им расходы по совершению исполнительных действий;
2) во вторую очередь возмещаются иные расходы по совершению исполнительных действий;
3) в третью очередь уплачивается исполнительский сбор;
4) в четвертую очередь погашаются штрафы, наложенные судебным приставом-исполнителем на должника в процессе исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе".
Кроме того, в связи с исполнительским сбором КС РФ хотя и признал не противоречащим Конституции РФ саму возможность взыскания данного сбора, но признал не соответствующими Конституции РФ порядок и условия взыскания исполнительского сбора. Дело в том, что положение п. 1 ст. 81 прежней редакции Закона в силу своей формальной неопределенности в части, касающейся оснований освобождения должника от уплаты исполнительского сбора, допускало применение названного пункта без обеспечения должнику возможности надлежащим образом подтверждать, что нарушение установленных сроков исполнения исполнительного документа, обязывающего его передать взыскиваемые денежные средства, вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми препятствиями, находящимися вне его контроля, при соблюдении им той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от него в целях надлежащего исполнения обязанности.
Другими словами, с точки зрения КС РФ, после вынесения конкретного судебного акта судебный пристав-исполнитель в любом случае обязан предоставить должнику возможность надлежащим образом подтвердить, что нарушение установленного срока исполнения исполнительного документа вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми препятствиями, находящимися вне его контроля, при соблюдении им той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от него в целях надлежащего исполнения обязанности.
Законодатель внял позиции КС РФ, о чем свидетельствуют ч. 1 и 2 ст. 112 новой редакции Закона:
"Статья 112. Исполнительский сбор
1. Исполнительский сбор является денежным взысканием, налагаемым на должника в случае неисполнения им исполнительного документа в срок, установленный для добровольного исполнения исполнительного документа, а также в случае неисполнения им исполнительного документа, подлежащего немедленному исполнению, в течение суток с момента получения копии постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства. Исполнительский сбор зачисляется в федеральный бюджет.
2. Исполнительский сбор устанавливается судебным приставом-исполнителем по истечении срока, указанного в части 1 настоящей статьи, если должник не представил судебному приставу-исполнителю доказательств того, что исполнение было невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств".
Кроме того, должник вправе обратиться в суд с заявлением об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора, с иском об отсрочке или о рассрочке его взыскания, об уменьшении его размера или освобождении от взыскания исполнительского сбора.
Суд вправе с учетом степени вины должника в неисполнении в срок исполнительного документа, имущественного положения должника, иных существенных обстоятельств отсрочить или рассрочить взыскание исполнительского сбора, а также уменьшить его размер, но не более чем на одну четверть от размера, установленного в соответствии со ст. 112 новой редакции Закона, а при отсутствии установленных ГК РФ оснований ответственности за нарушение обязательства суд вправе освободить должника от взыскания исполнительского сбора.
Здесь мы опять возвращаемся к ст. 401 ГК РФ со всеми вытекающими из нее последствиями для субъектов предпринимательской деятельности, поскольку именно эта статья называется "Основания ответственности за нарушение обязательства". Формально законодатель учел позицию Конституционного Суда РФ, но пока не будет, хотя бы грубо, определен исчерпывающий перечень и критерии чрезвычайных, объективно непредотвратимых обстоятельств и других непредвиденных, непреодолимых препятствий, находящихся вне контроля должника, до тех пор эта норма будет вызывать споры и способствовать расцвету коррупции. Бывает, что стороны договора пытаются сами договориться о том, что они будут считать форс-мажорными обстоятельствами, но исполнение договора и исполнение требований, содержащихся в исполнительном документе, - это разные вещи. К тому же договоренности сторон на этапе заключения договора судебного пристава-исполнителя совершенно не интересуют.
В связи с разговором об исполнительском сборе есть смысл остановиться еще на одном моменте. Пункт 3 ст. 9 прежней редакции Закона об исполнительном производстве содержал норму, согласно которой в постановлении о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель устанавливал срок для добровольного исполнения содержащихся в исполнительном документе требований, который не мог превышать пяти дней со дня возбуждения исполнительного производства, и уведомлял должника о принудительном исполнении указанных требований по истечении установленного срока с взысканием с него исполнительского сбора и расходов по совершению исполнительных действий, предусмотренных ст. ст. 81 и 82 Закона об исполнительном производстве. Необходимо отметить, что этот пресловутый срок для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, вызывал определенные нарекания правоприменителей.
Логика этих нареканий довольно проста: уж если должник не захотел (или не смог) добровольно исполнять принятые на себя обязательства и дело дошло до суда, причем суд принял решение не в его пользу, то нет никакого смысла предоставлять ему пусть краткосрочный, но дополнительный промежуток времени для добровольного исполнения предъявленных к нему требований. Мол, должник сам избрал "силовой", т.е. принудительный вариант решения вопроса.
Более того, противники установления срока для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, утверждают, что данный срок недобросовестный должник будет расценивать в виде своего рода форы, которая предоставлена ему системой исполнительного производства только для того, чтобы он надежнее припрятал свое имущество в ущерб взыскателю.
Естественно, что у читателя может возникнуть вопрос: как же решена эта проблема в новой редакции Закона об исполнительном производстве? По данному вопросу законодатель пошел на компромисс.
С одной стороны, если исполнительный документ впервые поступил в службу судебных приставов, то судебный пристав-исполнитель в постановлении о возбуждении исполнительного производства устанавливает срок для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований и предупреждает должника о принудительном исполнении указанных требований по истечении срока для добровольного исполнения с взысканием с него исполнительского сбора и расходов по совершению исполнительных действий. При этом, как и в прежней редакции, срок для добровольного исполнения не может превышать пяти дней со дня получения должником постановления о возбуждении исполнительного производства, если иное не установлено Законом об исполнительном производстве. Если же в исполнительном документе указан срок исполнения, то срок для добровольного исполнения определяется в соответствии со сроком, указанным в исполнительном документе. Если исполнительный документ предъявлен к исполнению по истечении срока исполнения, указанного в нем, то устанавливаемый срок для добровольного исполнения не может превышать пяти дней со дня возбуждения исполнительного производства.
С другой стороны, судебный пристав-исполнитель не устанавливает срок для добровольного исполнения исполнительного документа в случаях возбуждения исполнительного производства:
- когда после окончания основного исполнительного производства судебный пристав-исполнитель возбуждает исполнительное производство по вынесенным и неисполненным постановлениям о взыскании с должника расходов по совершению исполнительных действий, исполнительского сбора и штрафов, наложенных судебным приставом-исполнителем в процессе исполнения исполнительного документа;
- при последующих предъявлениях исполнительного документа;
- о восстановлении на работе;
- об административном приостановлении деятельности;
- о конфискации имущества;
- по исполнительному документу об обеспечительных мерах.

* * *

Что еще кардинально нового появилось в новой редакции Закона "Об исполнительном производстве"? Новая редакция определяет задачи и принципы исполнительного производства (ранее этого не было):
"Статья 2. Задачи исполнительного производства
Задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.
...
Статья 4. Принципы исполнительного производства
Исполнительное производство осуществляется на принципах:
1) законности;
2) своевременности совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения;
3) уважения чести и достоинства гражданина;
4) неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи;
5) соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения".
Особое внимание новая редакция уделяет нормам, касающимся сроков совершения исполнительных действий. Появилась даже новая глава "Сроки в исполнительном производстве". Несовершенство норм, связанных со сроками, в прежней редакции приводило к неоднозначному их толкованию правоприменителями.
Так, новая редакция прямо устанавливает норму, согласно которой в сроки, исчисляемые днями, не включаются нерабочие дни. Течение срока, исчисляемого годами, месяцами или днями, начинается на следующий день после календарной даты или дня наступления события, которыми определено начало срока, если только самим Законом "Об исполнительном производстве" не установлено иное.
Окончание сроков в исполнительном производстве регламентируется практически так же, как и в гл. 11 ГК РФ, за исключением двух особенностей. Во-первых, согласно ГК РФ, когда последний день срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается первый следующий за ним рабочий день, тогда как рассматриваемая нами редакция предусматривает возможность исключения из этого правила, ибо содержит оговорку "если настоящим Федеральным законом (Законом об исполнительном производстве. - Примеч. авт.) или иным федеральным законом не установлено иное". Во-вторых, срок, определенный в исполнительном документе календарной датой, оканчивается:
- в день, непосредственно предшествующий указанной в исполнительном документе дате, если исполнительным документом предписано совершить определенные действия до этой даты;
- в день, указанный в исполнительном документе.
Новая редакция Закона об исполнительном производстве достаточно жестко регламентирует последствия пропуска сроков в исполнительном производстве. В частности, пропуск срока, установленного Законом об исполнительном производстве, иными федеральными законами или судебным приставом-исполнителем для исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, влечет ответственность, предусмотренную Законом об исполнительном производстве и иными федеральными законами. При этом пропуск срока не освобождает от исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе.
Особо оговаривается тот момент, что пропуск срока, установленного Законом об исполнительном производстве, иными федеральными законами для обжалования вышестоящему должностному лицу службы судебных приставов постановлений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, иных должностных лиц службы судебных приставов, влечет возврат жалобы лицу, ее подавшему, без рассмотрения по существу. Такая жалоба считается неподанной.
Общий порядок восстановления пропущенных сроков в исполнительном производстве регламентирует ст. 18 новой редакции Закона:
"1. Пропущенный срок подачи жалобы может быть восстановлен при условии, что одновременно с жалобой подано ходатайство о восстановлении пропущенного срока и должностное лицо службы судебных приставов, рассматривающее жалобу, признает причины пропуска срока уважительными, а срок подачи ходатайства о восстановлении срока разумным.
2. Восстановление пропущенного срока отдельным постановлением должностного лица службы судебных приставов не оформляется и выражается в принятии к рассмотрению по существу соответствующей жалобы.
3. Отказ в восстановлении пропущенного срока оформляется постановлением должностного лица службы судебных приставов, рассмотревшего ходатайство. Копия указанного постановления направляется лицу, обратившемуся с ходатайством, не позднее дня, следующего за днем вынесения постановления.
4. Постановление об отказе в восстановлении пропущенного срока может быть обжаловано.
5. Восстановление пропущенных сроков для обращения в суд производится судом в порядке, установленном процессуальным законодательством Российской Федерации".
Хотелось бы подчеркнуть, что приведенная статья не регулирует вопросы, связанные с восстановлением пропущенного срока предъявления исполнительного документа к исполнению, поскольку восстановление этого срока регулируется специальной ст. 23 новой редакции. Кроме того, в приведенной статье не идет речь о жалобе вышестоящему должностному лицу службы судебных приставов на постановления и действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя, иных должностных лиц службы судебных приставов, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 17 такая жалоба считается неподанной, коль упущен срок для ее подачи.
Новая редакция Закона об исполнительном производстве предоставляет судебному приставу-исполнителю право продлевать установленный им срок по заявлению лица, участвующего в исполнительном производстве. При этом продлении или об отказе в продлении срока выносится постановление, которое, впрочем, может быть обжаловано.
Еще одна глава, которой не было в прежней редакции Закона, регламентирует вопросы извещений и вызовов в исполнительном производстве. Лица, участвующие в исполнительном производстве, извещаются об исполнительных действиях и о мерах принудительного исполнения или вызываются к судебному приставу-исполнителю либо на место совершения исполнительных действий повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой, телеграммой, с использованием электронной, иных видов связи и доставки или лицом, которому с его согласия судебный пристав-исполнитель поручает их доставить. Граждане, уклоняющиеся от явки по вызову судебного пристава-исполнителя, могут подвергаться приводу на основании постановления судебного пристава-исполнителя, утверждаемого старшим судебным приставом.
Как правило, извещение, адресованное лицу, участвующему в исполнительном производстве, направляется по адресу, указанному в исполнительном документе, если только лицо, участвующее в исполнительном производстве, или его представитель не указали иной адрес. Также извещение может быть направлено по месту работы лица, участвующего в исполнительном производстве.
Извещение, адресованное организации, направляется по ее юридическому адресу или по юридическому адресу ее представительства или филиала. Но организация может в письменном виде предоставить судебному приставу-исполнителю другой адрес, по которому следует направлять извещения.
И только в случаях, когда исполнительный документ подлежит немедленному исполнению, а также при наложении ареста на имущество и принятии иных обеспечительных мер судебный пристав-исполнитель вправе совершать исполнительные действия и применять меры принудительного исполнения без предварительного уведомления об этом лиц, участвующих в исполнительном производстве.
Важными нововведениями являются нормы, посвященные вопросам обращения взыскания на ценные бумаги. В частности, если прежняя редакция содержала отсылочную норму, согласно которой арест на ценные бумаги налагается в порядке, определяемом Правительством РФ (такой Порядок и был утвержден Постановлением кабинета министров от 12.08.1998 № 934), то новая редакция регулирует этот вопрос (ареста ценных бумаг) в ст. 82.
Введена новая глава, регламентирующая вопросы реализации имущества должника на торгах. Данный раздел законопроекта содержит нормы, касающиеся объявления торгов несостоявшимися и последствий этого объявления, предусматривающие возможность проведения вторичных торгов по сниженной цене, что будет способствовать реальному исполнению требований исполнительного документа.
В целях оперативного устранения нарушений законодательства РФ, допущенных судебными приставами-исполнителями, а также усиления контроля за принимаемыми ими решениями по исполнительному производству законопроектом предусматривается возможность обжалования действий судебных приставов-исполнителей (наряду с судебным порядком) главному судебному приставу РФ, главному судебному приставу субъекта Федерации и старшему судебному приставу.
Если ранее взыскателю предоставлялась возможность направить исполнительный документ о взыскании денежных средств непосредственно в банк или иную кредитную организацию в тех случаях, когда взыскатель располагал сведениями об имеющихся там счетах должника и о наличии на них денежных средств, то новая редакция предоставляет взыскателю дополнительную возможность. Он может исполнительный документ о взыскании периодических платежей, о взыскании денежных средств, не превышающих в сумме 25 тыс. руб., направить непосредственно в организацию или иному лицу, выплачивающим должнику заработную плату, пенсию, стипендию и иные периодические платежи. При этом одновременно с исполнительным документом взыскатель представляет заявление, в котором указываются:
- реквизиты банковского счета, на который следует перечислять денежные средства, либо адрес, по которому следует переводить денежные средства;
- фамилия, имя, отчество, реквизиты документа, удостоверяющего личность взыскателя-гражданина;
- наименование, идентификационный номер налогоплательщика или код иностранной организации, государственный регистрационный номер, место государственной регистрации и юридический адрес взыскателя - юридического лица.
Новая редакция Закона об исполнительном производстве изменила процедуру взаимодействия приставов при необходимости совершения отдельных исполнительных действий на территории, на которую не распространяются полномочия судебного пристава-исполнителя. При необходимости совершения отдельных исполнительных действий и (или) применения отдельных мер принудительного исполнения на территории, на которую не распространяются полномочия судебного пристава-исполнителя, он вправе поручить соответствующему судебному приставу-исполнителю совершить исполнительные действия и (или) применить меры принудительного исполнения. Поручение оформляется постановлением судебного пристава-исполнителя и утверждается старшим судебным приставом. По указанному постановлению судебным приставом-исполнителем, к которому оно поступило, возбуждается исполнительное производство. На время исполнения поручения основное исполнительное производство может быть приостановлено.
Согласно новой редакции Закона главный судебный пристав РФ или главный судебный пристав субъекта Федерации в целях более полного и правильного осуществления исполнительного производства вправе передать исполнительное производство из одного подразделения судебных приставов в другое (в том числе на стадии возбуждения исполнительного производства), о чем извещаются взыскатель, должник, а также суд, другой орган или должностное лицо, выдавшие исполнительный документ. Данная передача оформляется соответствующим постановлением.

(Продолжение см. "Бухгалтерия и банки", 2008, № 5)

Б.Шевелев
Подписано в печать
20.03.2008


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru