Законодательство
Выдержки из законодательства РФ

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления







ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 19.02.2002 № 16-о01-71
Приговор по делу о разбойном нападении и убийстве оставлен без изменения, так как вина осужденных подтверждена материалами дела, нарушений норм УПК РСФСР, влекущих отмену приговора, допущено не было, действиям осужденных дана правильная правовая оценка, наказание назначено с учетом характера совершенных преступлений, обстоятельств дела и данных о личности каждого.

Официальная публикация в СМИ:
публикаций не найдено






ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 19 февраля 2002 г. № 16-о01-71

Судья: Бояров С.А.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации
в составе: председательствующего Кузнецова В.В.,
судей Батхиева Р.Х., Бурова А.А.
19 февраля 2002 года рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Л. и П. на приговор Волгоградского областного суда от 3 сентября 2001 года, которым
П., <...>, со средним специальным образованием, судимый по ст. ст. 158 ч. 2 п. "г" и 228 ч. 1 УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года, 8 февраля 2000 года по ст. 228 ч. 1 УК РФ и по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ на 2 года лишения свободы,
осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на 10 лет конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 16 лет с, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно на 20 лет в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества;
Л., <...>, с высшим образованием, несудимый,
осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на 10 лет конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 13 лет с, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно на 15 лет в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;
По этому же делу осуждена К. по совокупности ст. ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в", 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 9 (девяти) годам к лишения свободы, в отношении которой приговор не обжалован и не опротестован.
Разрешена и судьба вещественных доказательств.
Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснения осужденного Л., поддержавшего доводы жалобы, заключение прокурора Сафонова Г.П., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

осужденные Л., П. признаны виновными:
в разбойном нападении на З. с целью завладения имуществом в крупном размере, с причинением здоровью потерпевшего тяжкого вреда, по предварительному сговору между собой и с осужденной К.;
в убийстве З., сопряженном с разбойным нападением, по предварительному сговору группой лиц.
В судебном заседании Л., П. в предъявленном обвинении виновными себя признали частично.
В кассационных жалобах и дополнениях к ним:
осужденный Л. оспаривает вывод суда о виновности в разбое и в лишении жизни потерпевшего З. по предварительному сговору с другими осужденными. Считает, что дело расследовано и рассмотрено поверхностно и предвзято, а выводы сделаны на показаниях осужденных, полученных с применением незаконных методов и без участия адвоката. Анализируя обстоятельства дела и доказательства, считает приговор незаконным, необоснованным. Не оспаривая, что был свидетелем убийства потерпевшего З., а после убийства уехал на его автомашине с другими осужденными и в Саратове пытался продать похищенную автомашину, ссылается на то, что был мало знаком с другими осужденными, поехал с ними по коммерческим делам, а не для убийства. Утверждает, что об убийстве не договаривался, снотворное жене убитого не давал, З. не душил и не бил, а разбудил П., услышав крики К. Не отрицает, что видел, как П. дрался с потерпевшим, бил молотком, указывая, что сам участия в избиении потерпевшего не принимал, а пытался предотвратить драку. Считает, что осудили его только на основании показаний осужденных, данных на предварительном следствии после применения к нему недозволенных методов ведения следствия, связанных с физическим воздействием. Утверждает, что оперативные работники милиции У. и П. перед допросом в прокуратуре ему угрожали избиением, если он изменит показания. Считает неверной правовую оценку его действий. Просит приговор отменить, а дело на новое рассмотрение не направлять в Волгоградский суд;
осужденный П., подробно излагая свое несогласие с приговором, утверждает, что он ни с кем об убийстве не договаривался, приехали к потерпевшему по коммерческим делам. В подтверждение отсутствия намерения совершить преступление в отношении З. ссылается на то, что они по своим документам официально поселились в гостинице, ранее потерпевшего не знали. Считает, что неправильно установлен мотив совершения преступления. Оспаривая версию органов предварительного следствия и суда об убийстве потерпевшего им и Л., считает, что была необходимость более тщательной проверки факта применения к ним насилия с целью получения нужных следствию показаний. Считает, что дело расследовано и рассмотрено односторонне и неполно, а отношение к себе и другим осужденным предвзятым. Утверждает, что действий, предусматривающих ответственность по ст. 162 ч. 3 УК РФ он не совершал. Не оспаривая, что он нанес потерпевшему удары молотком, подобранным на месте, утверждает, что сделал он это в ответ на удары, нанесенные ему потерпевшим, не осознавая, что делает. Ссылается на то, что он прибежал в баню на крики осужденной К., которую потерпевший насиловал. Считает, что на его душевное состояние повлияли воспоминания, связанные с изнасилованием и убийством его жены. Утверждает, что следовало назначить ему стационарную судебно-психиатрическую экспертизу. Анализируя событие преступления, квалификацию действий, а также имеющиеся в деле доказательства, считает квалификацию его действий не соответствующим закону и объективным данным, добытым по настоящему делу органами предварительного следствия и судом. Описывая свое несогласие с приговором, утверждает, что к убийству З. другие осужденные непричастны. Считает необоснованным вывод о виновности в разбойном нападении только на основании, что в угнанной ими автомашине оказались не представляющие ценности вещи. Оценку доказательствам, данную судом, и выводы, содержащие в приговоре по поводу разбойного нападения, считает неверными. Утверждает, что в судебном заседании не выяснены сомнения и причины противоречий в доказательствах. Это, по его мнению, имеет значение для правильной квалификации и назначения справедливого наказания. Просит приговор отменить с направлением на новое расследование.
Судебная коллегия, изучив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, находит приговор в отношении П. и Л. законным и обоснованным по следующим основаниям.
Вывод суда первой инстанции о виновности осужденных П. и Л. основан на доказательствах, имеющихся в материалах дела, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании.
Как видно из протокола судебного заседания, суд первой инстанции тщательно проверил добытые по делу доказательства, заявления и ходатайства участников процесса, в том числе и о том, что осужденные предварительно не договаривались о совершении разбойного нападения и убийства З.
Судебная коллегия считает, что суд обоснованно отверг эти доводы на основании добытых доказательств.
В приговоре в обоснование признания их виновными приведен ряд доказательств.
Из показаний осужденных, данных на предварительном следствии, и других материалов дела усматривается, что осужденные П. и Л. наносили удары в жизненно важные органы потерпевшего, а К. передала им электрический шнур от стиральной машины для удушения потерпевшего. После убийства потерпевшего они похитили одежду, обувь и автомашину ВАЗ-21093, которую пытались реализовать в городе Саратове. Часть вещей изъята при задержании осужденных.
Показаниям осужденных П., К. и Л. о том, что они предварительно разработали и осуществили план хищения имущества и лишения жизни потерпевшего, инсценировав сексуальное домогательство к К., исследованным в судебном заседании в соответствии со ст. 281 УК РФ, в связи с тем, что они изменили их, дана соответствующая оценка.
Доводы о применении незаконных методов при расследовании дела проверялись на предварительном следствии и в судебном заседании, но не подтвердились.
Правильно, в соответствии с материалами дела установлен и мотив совершения убийства З.
Доводы о том, что потерпевший учинил драку, приведены без учета показаний, данных на предварительном следствии, и других сведений, содержащихся в письменных источниках доказательств.
Фактические данные, содержащиеся в протоколе осмотра места происшествия, в актах экспертиз и в других источниках доказательств согласуются с приведенными показаниями осужденных, потерпевшей З.Г. и свидетелей Л.И., П.А. об обстоятельствах совершения преступлений.
Так, согласно актам судебно-медицинской, судебно-биологической экспертиз, смерть потерпевшего З. наступила от тупой травмы грудной клетки с множественными переломами ребер и грудины, разрывом сердца и печени, образованных от ударов по телу ногами, руками и прыжков на тело. На голове также обнаружены телесные повреждения от воздействия молотка, а на шее кровоподтек от воздействия электрического шнура. На трупе потерпевшего имелось множество телесных повреждений, повлекших тяжкий вред здоровью. На одежде З., молотке, электрическом шнуре, на куртке, брюках и ботинках Л., на ботинках и брюках П. обнаружена кровь, происхождение которой от потерпевшего не исключается. У П. при задержании имелся кровоподтек в подглазничной области, полученный в борьбе с потерпевшим.
Выводы, содержащиеся в актах экспертиз, согласуются с показаниями осужденных об удушении и избиении потерпевшего руками, ногами, молотком и с фактическими данными, содержащимися в протоколах следственных действий, и с другими доказательствами.
Как видно из протокола выемки, у Л. обнаружена и изъята похищенная у потерпевшего шапка.
Нельзя согласиться с доводами о том, что предварительное и судебное следствие проведены неполно, односторонне, предвзято, что не исследованы обстоятельства, связанные с личностями осужденных.
В деле имеются сведения о семейном положении, трудовой деятельности, состояния здоровья каждого осужденного.
Согласно актам судебно-психиатрических экспертиз, П. и Л. психическими заболеваниями не страдают, могли при совершении преступлений и могут в настоящее время осознавать фактический характер своих действий и руководить ими.
Законные основания для проведения дополнительной стационарной судебно-психиатрической экспертизы П., как он об этом просит в своей кассационной жалобе, отсутствуют.
Конкретные обстоятельства дела, установленные судом, также подтверждают обоснованность выводов, содержащихся в приговоре, о признании осужденных виновными.
Как видно из материалов дела, органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании нарушений норм УПК РСФСР, влекущих отмену приговора, допущено не было, настоящее дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.
Оснований для отмены приговора судебная коллегия не находит.
Совершенным осужденными Л. и П. преступлениям дана правильная правовая оценка.
Оснований для иной правовой оценки их действий, как об этом просят осужденные в своих жалобах, судебная коллегия не находит.
Правильно приведены в приговоре и обстоятельства, влияющие на назначение наказания. Назначенное наказание является справедливым с учетом характера совершенных преступлений, обстоятельств дела и данных о личностях осужденных Л. и П. Оснований для смягчения им наказания не имеется.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

определила:

приговор Волгоградского областного суда от 3 сентября 2001 года в отношении П. и Л. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru