Законодательство
Выдержки из законодательства РФ

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления







ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 28.02.2002 № 37-о02-4
Приговор по делу об убийстве, разбое, насильственных действиях сексуального характера, незаконном приобретении, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов изменен: исключена квалификация действий осужденного по п. п. "б", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, так как при квалификации действий осужденного по ч. 3 ст. 162 УК РФ суд указал и на неоднократность совершения разбойных нападений, в связи с чем дополнительной квалификации его действий по ч. 2 ст. 162 УК РФ не требуется.

Официальная публикация в СМИ:
публикаций не найдено






ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 28 февраля 2002 г. № 37-о02-4

Судья: Марков В.А.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации
в составе:
председательствующего Кузнецова В.В.
судей Валюшкина В.А. и Ермилова В.М.
рассмотрела в открытом судебном заседании 28 февраля 2002 года уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Д. на приговор Орловского областного суда от 21 декабря 2001 года, по которому
Д., <...>, русский, несудимый,
осужден к лишению свободы: по ст. 222 ч. 2 УК РФ на 3 года, по ст. 132 ч. 2 п. "в" УК РФ на 4 года, по ст. 162 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 11 лет с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 14 лет, а по совокупности преступлений на 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.
Постановлено решение об удовлетворении гражданских исков.
Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., заключение прокурора Крюковой Н.С. об исключении из приговора дополнительной квалификации действий Д. по ст. 162 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ и признании явки с повинной в качестве смягчающего наказание обстоятельства, а в остальном об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

установила:

по приговору суда Д. признан виновным: в незаконном приобретении, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия, боеприпасов, совершенные неоднократно; в разбойных нападениях на К., Т., Я., К.Т. и К.О., Ч., Л. в целях хищения чужого имущества, совершенных с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, неоднократно, с применением оружия и предмета, используемого в качестве оружия; в совершении насильственных действий сексуального характера в отношении Ч.; в нападении на Ж. в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия опасного для жизни и здоровья, неоднократно, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и в умышленном причинении ему смерти, сопряженном с разбоем.
Эти преступления совершены в 2000 - 2001 гг. в Орловском районе Орловской области и г. Орле при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
В судебном заседании Д. вину в инкриминируемых ему преступлениях не признал, заявив о непричастности к их совершению.
В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Д. считает приговор незаконным и необоснованным, при этом ссылается на нарушение закона при его опознании потерпевшими К., Т., Я., К.Т. и К.О., Ч., свидетелем Ю. Однако суд этим нарушениям надлежащей оценки не дал. Явку с повинной его заставили написать в результате применения незаконных методов. По эпизоду с Л. обыск в доме, где он проживал, проведен с нарушением закона. Считает, что потерпевшие оговорили его. Его алиби по эпизоду в отношении Ж. не опровергнуто. Указывает на незаконность его осуждения по ст. 222 УК РФ, поскольку оружие им было найдено, а показания в этой части свидетелей А. и Б. являются недостоверными. Просит приговор отменить, дело прекратить, а его из-под стражи освободить.
Потерпевшие Ч., К.Т., Ж.И. и К.М. считают доводы жалобы необоснованными и просят оставить приговор без изменения.
Проверив дело, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности Д. в незаконных действиях с огнестрельным оружием и боеприпасами, в разбойных нападениях на К., Т., Я., К.Т. и К.О., Ч., Ж., Л., в совершении насильственных действиях сексуального характера в отношении Ч., а также в умышленном убийстве Ж., соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на доказательствах, анализ которых дан в приговоре.
Виновность Д. в незаконном обороте огнестрельного оружия и боеприпасов, разбойных нападениях, совершении насильственных действий сексуального характера и убийстве Ж. помимо показаний потерпевших К., Т., Я., К.Т. и К.О., Л. и Ч. о конкретных обстоятельствах совершения Д. разбойных нападений на каждую из них, имевших место в различных районах Орловской области в 2000 - 2001 гг., сопровождавшихся угрозами применения опасного для жизни насилия и совершаемых с применением огнестрельного оружия, а также показаний Ч. о совершении Д. в отношении нее и насильственных действий сексуального характера, подтверждается также протоколами осмотров мест нападения на потерпевших, протоколами опознания потерпевшими Т., Я., К.О. и Ч. Д. как лица, совершившего на них разбойные нападения, а также действия сексуального характера в отношении последней, протоколом обыска по месту жительства Д., свидетельствующим об обнаружении золотых изделий, других ценностей и имущества, часть которых впоследствии была опознана некоторыми потерпевшими, заключениями экспертов-баллистов по оружию, обнаруженному у Д. при его задержании, явкой с повинной Д. по эпизодам в отношении К., Т., Я., К.Т. и К.О., а также и другими приведенными в приговоре доказательствами.
Виновность Д. в разбойном нападении на Ж. и его убийстве подтверждается показаниями свидетеля Н., согласно которым она днем 6 июля 2001 года в пути следования на дачу видела Д., на лице у которого была маска, а в руках он держал обрез; показаниями свидетеля К. видевшего Д. неподалеку от лесопосадки, в которой, как явствует из протокола осмотра, был обнаружен труп Ж. с огнестрельным ранением в груди; заключением судебно-медицинского эксперта, согласно которому смерть Ж. наступила в результате огнестрельного, сквозного ранения грудной клетки с повреждением аорты, сердца, позвоночника, грудины; актом баллистической экспертизы, согласно которому три пыжа, изъятые из раневого канала Ж., были выстреляны из обреза ружья, изъятого у Д.; актом комплексной судебно-баллистической экспертизы, свидетельствующим о том, что выстрел в Ж. был осуществлен с применением патрона, аналогичного изъятому у Д.; результатами криминалистической экспертизы о том, что следы пороха, имеющиеся в зоне входного отверстия рубашки Ж., имеют один вид со следами пороха в канале ствола обреза ружья, изъятого у Д.; заключением эксперта-химика, согласно которому на футболке Д. обнаружены волокна шерсти, а также полиэфирные волокна совпадающими с волокнами, входящими в состав брюк Ж., а на брюках Ж. обнаружены волокна хлопка аналогичные волокнам ткани, входящими в состав джинсов Д.
При таких данных доводы Д., изложенные в жалобе, об отсутствии доказательств его виновности в совершении вышеуказанных преступлений следует признать неубедительными.
Что касается показаний свидетелей А. и Б., то они не имели никакого преимущества перед остальными доказательствами и были оценены судом в совокупности со всеми фактическими данными, добытыми по делу.
При судебном разбирательстве тщательно проверялись доводы в защиту Д., аналогичные изложенным им в жалобе, о применении незаконных методов расследования, о наличии у него алиби, которые обоснованно признаны несостоятельными по основаниям, подробно изложенным в приговоре.
Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, дав имеющимся доказательствам в их совокупности надлежащую оценку, проверив все версии, выдвигаемые в защиту Д. и опровергнув их, выяснив причины имеющихся противоречий, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Д. в инкриминируемых ему преступлениях.
Квалификация действий Д. по ст. ст. 222 ч. 2, 132 ч. 2 п. "в", 162 ч. 3 п. "в" и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ является правильной.
Нарушений закона, являющихся основанием для отмены приговора, не имеется.
В то же время приговор суда первой инстанции подлежит изменению по следующим основаниям.
Как следует из приговора Д. в период 2000 - 2001 гг. совершил несколько разбойных нападений на разных лиц.
Его действия по эпизодам в отношении К., Т., Я., К.Т. и К.О., Ч. и Л. расценены как нападения в целях хищения чужого имущества, совершенные с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, неоднократно, с применением оружия и предмета, используемого в качестве оружия и квалифицированы по ст. 162 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ.
Квалифицируя действия Д. по эпизоду разбойного нападения в отношении Ж. по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, по признаку причинения тяжкого вреда потерпевшему при разбойном нападении, суд в приговоре указал и другие квалифицирующие признаки этого преступления, в частности, "с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия и предмета, используемого в качестве оружия", то есть предусмотренные частями 1 и 2 указанной статьи уголовного закона, а также и квалифицирующий признак "неоднократно".
При таких обстоятельствах, имея в виду положения ч. 3 ст. 16 УК РФ, принимая во внимание, что при квалификации действий Д. по ч. 3 ст. 162 УК РФ суд указал и на неоднократность совершения разбойных нападений, дополнительной квалификации его действий еще и по ч. 2 ст. 162 УК РФ не требуется, в связи с чем она подлежит исключению из приговора.
Кроме того, из материалов дела усматривается, что после задержания Д. с оружием и его доставления в РОВД 18 июля 2001 года им была написана явка с повинной, в которой он, помимо указанного преступления подробно изложил обстоятельства совершения и ряда других разбойных нападений, что способствовало раскрытию этих преступлений. В приговоре суд также сослался на явку осужденного Д. с повинной, как на доказательство его вины в совершении разбойных нападений в отношении К., Т., Я., К.Т. и К.О.
При таких обстоятельствах суд первой инстанции обязан был признать явку с повинной Д. как обстоятельство, смягчающее наказание, однако этого не сделал.
Принимая во внимание вносимые в приговор изменения, и признавая наказание, назначенное Д. за каждое преступление соответствующим характеру и степени общественной опасности преступлений, данных о личности и всех обстоятельств дела, судебная коллегия находит возможным по совокупности преступлений назначить Д. более мягкое наказание.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

определила:

приговор Орловского областного суда от 21 декабря 2001 года в отношении Д. изменить: исключить из приговора дополнительную квалификацию действий Д. по ст. 162 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 222 ч. 2, 132 ч. 2 п. "в", 162 ч. 3 п. "в" и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ назначить Д. 16 (шестнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru