Законодательство
Выдержки из законодательства РФ

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления







ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 24.09.2002 № 05-о02-125
Судебный акт по уголовному делу о понуждении к совершению действий сексуального характера оставлен без изменения, так как выводы суда о виновности осужденного основаны на доказательствах, всесторонне и полно исследованных и получивших соответствующую оценку в судебном акте.

Официальная публикация в СМИ:
публикаций не найдено


По вопросу, касающемуся рассмотрения дела по существу, см. определение Верховного Суда РФ от 24.09.2002 № 05-о02-125.



ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 24 сентября 2002 г. № 05-о02-125

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Галиуллина З.Ф.,
судей Батхиева Р.Х. и Ахметова Р.Ф.
рассмотрела в судебном заседании от 24 сентября 2002 года жалобы осужденного Ж. и адвоката Галкиной Н.В. на определение Московского городского суда от 11 апреля 2002 года, которым дело в отношении Ж. прекращено по ст. 133 УК РФ в связи с истечением на день постановления приговора срока давности привлечения к уголовной ответственности.
Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснения осужденного Ж. и адвоката Галкиной Н.В., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Башмакова А.М., полагавшего определение оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Ж. обвинялся в совершении ряда преступлений, в том числе и в том, что он, работая следователем прокуратуры, принуждал К.О. к действиям сексуального характера при расследовании дела в отношении ее сына в период с декабря 1997 года по 19 февраля 1998 года в г. Москве.
В жалобах и дополнениях к ним осужденный Ж. и адвокат Галкина Н.В., выражают свое несогласие с определением суда о прекращении дела по обвинению Ж. по ст. 133 УК РФ за истечением срока давности. Анализируя доказательства, не соглашаясь с их оценкой, данной судом, считают, что адвокат Г., с которой у Ж. был конфликт, причастна к провокации против него. Указывают на непоследовательность показаний потерпевшей К.О., на ряд противоречий в показаниях свидетелей К., Д., А., экспертов К., Н. и других лиц. Утверждают, что часть звукозаписей от 16 и 18 февраля 1998 года уничтожена, а аудиокассета смонтирована. Утверждают, что Ж. несколько раз устанавливал, что К.О. звонила ему из РУОПА, что у нее под воротником спрятан микрофон, чего было достаточно, чтобы ее разоблачить в провокационных действиях, что при таких обстоятельствах Ж. не мог вступать с потерпевшей в половые сношения. Считают, что по делу допускались существенные нарушения норм уголовно-процессуального закона - начиная с момента начала оперативного эксперимента, проведенного с нарушением Закона "Об оперативно-розыскной деятельности", и возбуждения уголовного дела без достаточных на то оснований. Утверждают, что из числа доказательств должны были быть исключены и ряд других процессуальных документов, в том числе, протоколы обыска, кассеты с аудиозаписью его разговора с К.О. Утверждают также, что нарушены права Ж., гарантированные Конституцией РФ и уголовно-процессуальным законом. Ссылаются на то, что судебно-психиатрическая экспертиза проведена без предупреждения эксперта об ответственности по ст. 307 УК РФ, что его ходатайство о проведении новой стационарной судебно-психиатрической экспертизы необоснованно оставлено без рассмотрения. Подробно описывая процедуру рассмотрения настоящего дела, а также уголовного дела в отношении К.О., оправданного за убийство М., утверждают, что в основе дела, возбужденного в отношении Ж., лежит месть. Оспаривая обвинение по ст. 133 УК РФ, считают, что не он (Ж.) принуждал К.О. к действиям сексуального характера, а сама потерпевшая склоняла его к интимной близости в провокационных целях. При этом осужденный Ж. последовательно и подробно описывает и анализирует показания К.О. о встречах с ним и утверждает, что в ее показаниях имеются существенные противоречия, причины которых не выяснены. Считает, что аудиокассеты переговоров с К.О. 16, 18 и 19 февраля 1998 года не должны были признаваться в качестве доказательств, как составленные без понятых, в силу ст. 69 ч. 3 УПК РСФСР. Решение суда об уничтожении этих кассет после вступления приговора в силу считает незаконным. Просят определение отменить и дело производством прекратить за отсутствием состава преступления.
Изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобах, судебная коллегия находит определение суда в отношении Ж. законными, обоснованными по следующим основаниям.
Вывод суда первой инстанции о прекращении производства по ст. 133 УК РФ в связи с истечением срока давности привлечения Ж. к уголовной ответственности обоснован.
Как установлено материалами дела, Ж. понуждал К.О. неоднократно к действиям сексуального характера, совершил и другие преступления, за которые осужден.
Так, за период общения со 2 декабря 1997 года по 19 февраля 1998 года Ж. постоянно внушал К.О., что он обладает правом и имеет возможность решить дальнейшую участь ее сына, принуждал к действиям сексуального характера за предоставление свидания с сыном, обвиняемым за убийство. Ж. передал ей вещи обвиняемого для стирки с целью уничтожения следов убийства, обещал помочь и в дальнейшей судьбе сына.
Потерпевшая К.О. в судебном заседании подтвердила обстоятельства совершения осужденным преступлений, как они установлены в судебном заседании и изложены в определении суда.
Ж., не оспаривая, что у него были контакты с потерпевшей, выдавал ей одежду с целью замены белья больному чесоткой обвиняемому К., предоставлял внеочередные свидания с ним, утверждал, что К.О. провоцировала его к половым сношениям.
Из показаний Г. усматривается, что она в качестве адвоката защищала сына своей знакомой К.О., со слов последней стало известно о том, что Ж. перед направлением на судебно-биологическую экспертизу выдавал К.О. одежду и обувь сына для стирки и забрал их обратно. Известно ей также, что Ж. не ограничился этим и домогался интимной близости за предоставление свиданий с сыном, в отношении которого расследовал дело об убийстве.
Суд сослался также на аналогичные показания Е.
Выводы суда о том, что за предоставление свидания с сыном осужденный принуждал К.О. к сексуальным действиям, подтверждается правильно приведенными в определении сведениями, содержащимися в материалах дела, из которых усматривается, что К.О. свидания с сыном предоставлялись регулярно.
Суд выяснил причины противоречий в доказательствах и обоснованно сослался на показания указанных лиц, данных ими как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, акты экспертиз в подтверждение своего вывода об обоснованности обвинения.
В судебном заседании заслушаны аудиозаписи переговоров осужденного и К.О., которыми также подтверждаются показания К.О. и обоснованность прекращения дела в отношении него за принуждение к действиям сексуального характера за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.
Согласно актам фоноскопических экспертиз аудиозаписей от 2, 4, 11, 19 февраля 1998 года, приведенные записи содержат устную речь Ж. и К.О., признаков монтажа указанные записи не содержат.
Содержащиеся в жалобах доводы о том, что дело сфабриковано из-за мести, использованы недопустимые доказательства, обоснованными признать нельзя, поскольку они опровергаются приведенными выше и другими доказательствами.
Суд первой инстанции тщательно проверил заявления осужденного о ложности показаний К.О., Г. и других, о недопустимости письменных доказательств, признал недопустимыми две кассеты с аудиозаписями в качестве доказательств.
Судебная коллегия находит вывод суда о ложности заявлений осужденного об ущемлении его прав, фальсификации доказательств, фабрикации против него уголовного дела, сопровождавшееся применением к нему незаконных методов следствия, правильными.
Как видно из материалов дела, суд первой инстанции к таким выводам и оценке пришел после тщательного, всестороннего исследования показаний осужденного, потерпевшей, свидетелей и других приведенных в определении доказательств в судебном заседании.
Указанные показания свидетелей и выводы экспертов согласуются с другими имеющимися в материалах дела доказательствами.
При таких обстоятельствах доводы о фабрикации против Ж. уголовного дела, о ложности показаний свидетелей, в том числе и работников милиции, о применении незаконных методов, о проведении ему судебно-психиатрической экспертизы и об исключении в связи с этим ряда доказательств, содержащиеся в жалобах, обоснованными признать нельзя.
С протоколом судебного заседания осужденный и его защитник ознакомлены, поданные замечания на него на выводы суда не могли повлиять.
Таким образом, органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений норм уголовного судопроизводства, влекущих отмену определения, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.
Анализ приведенных выше и других имеющихся в материалах дела доказательств свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства по делу, касающиеся содеянного, и обоснованно прекратил дело в части обвинения Ж. по ст. 133 УК РФ.
Оснований для отмены определения с прекращением дела, как об этом поставили вопрос осужденный и адвокат в жалобах, не имеется.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

определение Московского городского суда от 11 апреля 2002 года в отношении Ж. оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения.


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru