Законодательство
Выдержки из законодательства РФ

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления







ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 26.11.2002 № 33218/96)
("Бюллетень Европейского Суда по правам человека", 2003, № 4)
Непринятие органами социальной защиты мер по ограждению детей от сексуального и физического насилия со стороны партнера их матери: допущено нарушение Статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Официальная публикация в СМИ:
"Бюллетень Европейского Суда по правам человека", 2003, № 4






Е. и другие против Соединенного Королевства
Е. and other - United Kingdom (№ 33218/96)

По материалам Постановления
Европейского Суда по правам человека
от 26 ноября 2002 года
(вынесено II Секцией)

Факты

Заявителями являются три сестры и их брат, родившиеся в первой половине 1960-х годов. Их семья попала в поле зрения органов социальной защиты Шотландии в 1970-х годах в основном по причине финансовых затруднений матери заявителей. В 1977 году третья заявительница, которой в то время было 13 лет, убежала из дома в связи с тем, что сожитель ее матери В.X. пытался ее (третью заявительницу) изнасиловать. В.X. признал себя виновным в непристойном нападении и был приговорен к двум годам пробации. Заявители утверждают, что одним условием пробации было предписание В.X. о том, что он прекратит совместное проживание с семьей заявителей. Однако, по утверждению заявителей, В.X. нарушил это условие. Обстановка в доме ухудшилась. В 1978 году непосещение третьей заявительницей школьных занятий стало предметом обсуждения на слушании комиссии по проблемам детей. В докладе, подготовленном к этому слушанию, не упоминалось о сексуальном насилии в отношении третьей заявительницы. В 1981 году умерла мать заявителей. В 1988 году три сестры сообщили работникам органов социальной защиты о сексуальном и физическом насилии, которому они в прошлом регулярно подвергались со стороны В.X. Впоследствии В.X. был осужден по обвинению в совершении ряда серьезных актов непристойности за период с 1967 по 1978 год, и ему было назначено наказание в виде условного лишения свободы на срок два года по причине того, что большая часть из вменяемых ему преступлений была совершена до его первого осуждения. После этого заявители подали в суд иск о возмещении ущерба в связи с бездействием органов местной власти, в обязанности которых по закону входил надзор за соблюдением В.X. условий его пробации. Однако после вынесения Палатой лордов постановления по аналогичному делу заявители не стали обжаловать решение отклонить их исковое заявление. Некоторое время спустя Совет по выплате компенсаций за ущерб, причиненный преступлениями, присудил трем заявительницам компенсацию, но в отношении брата заявительниц такого решения принято не было, несмотря на заявления, что он также подвергался насилию со стороны В.X.

Вопросы права

По поводу Статьи 3 Конвенции. У Европейского Суда не возникло сомнений в том, что обращение, которому подвергались заявители, должно расцениваться как бесчеловечное и унижающее достоинство по смыслу Статьи 3 Конвенции. В.X. был неоднократно судим за акты непристойного нападения, и власти Соединенного Королевства не опровергли утверждений, касающихся совершенных В.X. иных случаев насилия. Европейский Суд выразил удовлетворение в связи с тем, что материалов, находящихся в его распоряжении, достаточно для того, чтобы заключить: заявители подвергались описанному ими насилию. Одновременно Европейский Суд не счел, что этот факт мог быть истолкован как предъявление В.Х. уголовного обвинения в значении Статьи 6 Конвенции преступлений, поскольку уголовная ответственность индивида не имеет ничего общего с международно-правовой ответственностью. Таким образом, Европейскому Суду подлежало определить, должны ли быть осведомлены соответствующие органы о происходившем с 1977 года насилии в семье заявителей. Материалы дела по данной жалобе не содержали указаний на то, что до 1988 года заявители обращались куда-либо в связи с совершаемым над ними насилием. Власти Соединенного Королевства признали, что, даже если это не было бы формальным условием пробации В.X., предполагалось, что ему больше не было позволено проживать в доме заявителей. Ряд фактов при этом должен был обратить внимание органов социальной защиты на то, что ранее в семье происходило насилие и В.X. продолжал близко общаться с семьей заявителей. Даже если органы социальной защиты не знали бы, что В.X. был субъектом насилия, они должны были бы осознавать: дети находились в опасности. А тот факт, что в определенный период времени им не было известно о преобладании сексуального насилия, не имеет особого значения для настоящего дела, так как органы социальной защиты знали о ранее имевших место случаях насилия и, таким образом, были обязаны наблюдать за поведением преступника. Органы социальной защиты не предприняли действий, которые бы способствовали определению масштаба проблемы и предотвращению дальнейшего насилия. Для определения, имело ли место нарушение Статьи 3 Конвенции или нет, не требовалось доказать, что "если бы не" бездействие властей, то насилия бы не было. Одного только непринятия органами социальной защиты соответствующих мер, которые могли бы существенным образом изменить исход дела или уменьшить вред, было достаточно для того, чтобы привлечь государство к ответственности. В настоящем деле Европейский Суд убедился в том, что непроведение должного расследования, отсутствие обмена информацией и сотрудничества между соответствующими властями должны быть расценены как оказавшие существенное влияние на развитие событий в деле заявителей и благодаря надлежащему и эффективному распределению обязанностей между этими органами возможно было избежать или, по крайней мере, минимизировать риск или нанесенный вред.

Постановление

Нарушены положения Статьи 3 Конвенции (принято единогласно).
По поводу Статьи 8 Конвенции. В связи с вышеизложенным выводом отдельного вопроса в рамках этой Статьи Конвенции не возникло.

Постановление

Отдельного вопроса в рамках Статьи 8 Конвенции не возникло (принято единогласно).
По поводу Статьи 13 Конвенции. Совет по выплате компенсаций за ущерб, причиненный преступлениями, не может рассматриваться в качестве органа, предусматривающего механизм по определению ответственности органов социальной защиты в связи с допущенной ими халатностью. Указанный Совет не присудил компенсации брату заявительниц, в то время как три сестры получили ее. Более того, эта компенсация не включала в себя материальный ущерб. Наряду с этим жалоба, поданная омбудсмену при местном органе власти, могла повлечь за собой расследование хода рассмотрения дела заявителей, однако результат ее изучения не имел бы обязательного характера. В заключение Европейский Суд - принимая во внимание постановление Палаты лордов - поставил под вопрос возможность положительного исхода рассмотрения поданного в свое время заявителями иска о бездействии властей. Таким образом, Европейский Суд пришел к выводу о том, что заявители не располагали эффективными средствами правовой защиты.

Постановление

Нарушены положения Статьи 13 Конвенции (принято единогласно).

Компенсация

В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил каждой из трех заявительниц по 16000 евро, а четвертому заявителю - 32000 евро в качестве компенсации морального вреда и материального ущерба. Наряду с этим Европейский Суд вынес решение в пользу заявителей о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru