Законодательство
Выдержки из законодательства РФ

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления







ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 22.01.2003 № 5-о02-263
Приговор по делу об убийстве, краже, умышленном причинении средней тяжести и тяжкого вреда здоровью потерпевшего, незаконном приобретении и ношении холодного оружия оставлен без изменения, так как при назначении виновному наказания суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности преступлений, данные о личности виновного и все обстоятельства дела, в том числе и заболевание осужденного.

Официальная публикация в СМИ:
публикаций не найдено






ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 22 января 2003 года

Дело № 5-о02-263

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Галиуллина З.Ф.
судей Валюшкина В.А. и Колышницына А.С.
рассмотрела в судебном заседании 22 января 2003 года кассационные жалобы осужденного П. и адвоката Кончевского А.В. на приговор Московского городского суда от 31 октября 2002 года, по которому
П., <...>, русский, несудимый,
осужден к лишению свободы: по ст. 222 ч. 4 УК РФ на 1 год, по ст. 158 ч. 2 п. "г" УК РФ на 3 года, по ст. 112 ч. 2 п. п. "а", "б", "ж" УК РФ на 4 года, по ст. 111 ч. 3 п. "в" УК РФ на 10 лет, по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ на 15 лет, а по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 20 лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
На основании ст. ст. 22, 97 ч. 1 п. "в" и 99 ч. 2 УК РФ постановлено назначить П. принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.
Постановлено взыскать с П. в пользу С.А. 3000 рублей в счет возмещения материального ущерба и 300000 рублей в счет компенсации морального вреда.
Постановлено взыскать с П. в доход государства 6337 рублей 60 копеек в счет возмещения средств, затраченных на лечение потерпевших.
Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., объяснение адвоката Кончевского А.В., поддержавшего доводы, изложенные в жалобе, мнение прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда П. признан виновным:
- в умышленном причинении смерти Ч. 30 октября 2001 года и Г. 20 ноября 2001 года;
- тайном хищении имущества Б., причинившим значительный ущерб потерпевшей, совершенном 30 октября 2001 года;
- умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью С. и тяжкого вреда здоровью С-ва, выполнявшим свой общественный долг, совершенном 20 ноября 2001 года;
- незаконном приобретении и ношении холодного оружия.
Эти преступления совершены в гор. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
В суде П. вину в убийстве Ч. и краже чужого имущества не признал, не отрицая, что был у нее 30 октября 2001 года, где между ними произошла ссора, но дальнейших событий он не помнит. Вину в убийстве Г., умышленном причинении вреда здоровью С.А. и С., а также в незаконном приобретении и ношении холодного оружия, признал полностью.
В кассационных жалобах:
- осужденный П. утверждает, что первые показания об убийстве Ч. и краже дал под угрозой со стороны работников милиции, о его непричастности к этому убийству свидетельствует время наступления смерти, установленное экспертами. Указывает на наличие у него алиби, которое судом надлежаще не проверено и не оценено. Не отрицая, что от его ударов наступила смерть Г., утверждает, что находился в состоянии необходимой обороны, после того как та дважды ударила его ножом. Что касается показаний С. и С.А., то их достоверность вызывает сомнение, поскольку они занимаются противоправной деятельностью. Доводы в его защиту не опровергнуты. Выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Отмечая обвинительный уклон предварительного следствия и судебного разбирательства, просит приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение;
- адвокат Кончевский в защиту П., приводя аналогичные доводы, дополняет их тем, что, несмотря на признание его подзащитным вины в убийстве Ч. и краже из ее квартиры, его показания объективно ничем не подтверждаются, якобы имевший место телефонный звонок П. Ч., наличие у П. ножа, аналогичного тому, которым было совершено ее убийство, а также выводы многочисленных экспертиз, не уличают его в причастности к лишению ее жизни. Доводы П. о том, что он совершил убийство Г., находясь в состоянии необходимой обороны, ничем не опровергнуты. Полагая, что действия П. должны быть квалифицированы по ст. ст. 111 ч. 1, 112 ч. 1, 158 ч. 2 п. "г" и 222 ч. 4 УК РФ, одновременно просит как отменить приговор, так и смягчить наказание.
Потерпевшей Т., матерью Г., принесены возражения на жалобы осужденного и его адвоката.
Проверив дело, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, и возражение на них, Судебная коллегия находит приговор законным обоснованным и справедливым.
Вывод суда о виновности П. в убийстве Ч. и Г., краже, умышленном причинении вреда здоровью С. и С.А., а также в незаконном обороте холодного оружия соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности исследованных судом доказательств, приведенных в приговоре.
При судебном разбирательстве в связи с непоследовательностью занятой П. позиции, вначале отрицавшего причастность к убийству Ч. и краже вещей из ее квартиры, а затем признавшим совершение указанных преступлений, были тщательно проверены все добытые по делу доказательства, на основании которых суд пришел к обоснованному выводу о его виновности в совершении указанных преступлений.
Так, из показаний П. на предварительном следствии видно, что 29 октября 2001 года он пользовался интимными услугами Ч., которой представился Матвеем. На следующий день, обнаружив отсутствие у него 300 долларов, заподозрил ее в краже, и по телефону договорился с ней о встрече. Придя к ней, предложил разобраться по поводу пропажи денег, но та побежала к входной двери, открыла ее, стала кричать. Он затащил ее в спальную комнату, вытащил из чехла охотничий нож, предложив спокойно поговорить, но та бросилась на нож. Увидев кровь, он ничего не соображая, стал наносить ей удары ножом. Увидев, что она мертва, собрал в пакет телефоны и ушел.
При проведении комплексной психолого-сексолого-психиатрической экспертизы П. давал пояснения, признавая совершение убийства Ч.
Согласно протоколу осмотра места происшествия, 30 октября 2001 года в квартире <...> обнаружен труп Ч. с признаками насильственной смерти и множественными колото-резаными ранами.
По заключению эксперта смерть Ч. наступила от кровопотери, развившейся вследствие множественных проникающих колото-резаных ран с ранением обоих легких, печени и правой почки. Наличие множественных переломов лопаток, ребер по ходу раневых каналов дает основание полагать, что повреждения причинялись со значительной силой.
Из показаний на предварительном следствии свидетеля П.И., жены осужденного, она видела у мужа нож в чехле.
Последнее обстоятельство подтверждается фотографией, выданной указанным свидетелем органам следствия, которая осмотрена в ходе судебного разбирательства.
Из акта медико-криминалистической экспертизы следует, что колото-резаные ранения на трупе Ч. могли быть причинены клинком охотничьего ножа, самодельного изготовления, изъятого у П. (при совершении им убийства Г. 20 ноября 2001 года).
Как следует из показаний потерпевшей Б., она в течение двух лет снимала квартиру по Кастанаевской улице, где совместно со С., В. и Ч. оказывали интимные услуги мужчинам. Придя домой днем 29 октября 2001 года, обнаружила записку о том, что должен звонить "Матвей", с которым была предварительная договоренность. Этот "Матвей", оказавшийся впоследствии П., перезвонил, ему назвали адрес, и он вскоре прибыл. Его встретила Ч. Вернувшись из магазина, увидела П. с обнаженным торсом, поведение которого ей показалось подозрительным. Одевшись и расплатившись за оказанные им Ч. интимные услуги, П. ушел, пообещав позвонить. На следующий день, придя в квартиру, обнаружила ее незапертой, а, войдя внутрь увидела труп Ч. Также заметила пропажу радиотелефона, телефонного аппарата, двух определителей номера телефона.
При предъявлении Б. для опознания П., она указала на него, как на приходившего к ним 29 октября 2001 года "Матвея".
Свидетели С. и В. дали аналогичные Б. показания, о чем им стало известно со слов последней.
Согласно телефонным распечаткам П. неоднократно звонил в квартиру, снимаемую Ч. Последний звонок при жизни Ч. был сделан П. из таксофона, находящегося в непосредственной близости от дома Ч.
При таких данных, содержащиеся в жалобах доводы об отсутствии доказательств причастности П. к вышеуказанным преступлениям, Судебной коллегией признаются неубедительными.
При судебном разбирательстве тщательно проверялись доводы П. и его адвоката о применении недозволенных методов расследования, которые обоснованно признаны несостоятельными по основаниям, подробно изложенным в приговоре.
Что касается обстоятельств убийства Г. и нанесения телесных повреждений С. и С.А., то сам П. в судебном заседании не оспаривал того обстоятельства, что именно от нанесенных им ударов ножом погибла Г., а также причинен вред здоровью С. и С.А. от его ударов ножом и выстрелам из пневматического пистолета.
Показания П. об этом подтверждаются: объяснениями потерпевших С. и С.А., а также свидетеля М. о том, при каких обстоятельствах 20 ноября 2001 года в квартире <...> П. убил Г. и ранил С. и С.А.; протоколом осмотра квартиры <...>, свидетельствующим об обнаружении трупа Г. с множественными колото-резаными ранами. В кухне квартиры на полу найдены три кухонных и один охотничий нож с пятнами вещества бурого цвета, а в коридоре - пневматический пистолет; заключением судебно-медицинского эксперта о том, что смерть Г. наступила от кровопотери, развившейся в результате множественных проникающих колото-резаных ран груди и живота, с повреждением левого желудочка сердца и правой доли печени, сопровождающихся кровотечением; протоколами опознания С. и Слесаревой ножа, которым П. убил Г. и ранил С. и С.А., а также протоколами опознания С. и М. пневматического пистолета, из которого П. стрелял в С. и С.А.; актом судебно-медицинской экспертизы, согласно которому у С.А. обнаружены резаные раны 2 - 3 пальцев с повреждением сухожилий сгибателей пальцев, причиненные скользящим воздействием острого колюще-режущего предмета, причинившим средний вред здоровью потерпевшего, слепое ранение левого глазного яблока, вызвавшее полную потерю зрения на этот глаз, причиненное выстрелом из пневматического пистолета, повлекшее причинение здоровью потерпевшего тяжкого вреда, а также слепое ранение мягких тканей околоушной области слева и ушибленные раны волосистой части головы и лобной области, причиненные выстрелами из пневматического оружия, причинившие легкий вред здоровью С.А.; актом судебно-медицинской экспертизы, по которому у С. имелась резаная рана тыльной поверхности левой кисти, проникающая в лучезапястный сустав с повреждением сухожилия общего разгибателя 3 - 4 пальцев левой кисти, которая причинена ударным действием острого режущего предмета, причинившая средней тяжести вред здоровью С., а также рана мягких тканей левой височно-скуловой области, причиненная выстрелом из пневматического пистолета и повлекшая причинение легкого вреда здоровью потерпевшей; заключением эксперта-биолога по пятнам крови, обнаруженной на одежде П.; заключением эксперта по охотничьему ножу, принадлежащего П., изъятому с места убийства Г.
Доводы в защиту П. о нанесении им ножевых ударов Г. при нахождении осужденного в состоянии необходимой обороны от преступных посягательств на него Г., были предметом тщательной проверки при судебном разбирательстве, которые обоснованно признаны неубедительными по основаниям, подробно изложенным в приговоре.
Утверждение адвоката об отсутствии бесспорных доказательств того, что убийство Ч. совершено ножом, принадлежащим П., опровергается не только показаниями самого осужденного, не оспаривавшего, что убийство и Ч., и Г. было совершено им одним и тем же охотничьим ножом, но и результатами медико-криминалистических экспертиз по указанному ножу.
Что касается показаний С. и С.А., в которых они уличают П. в совершении преступлений, то они не имели никакого преимущества перед остальными сведениями, добытыми по настоящему уголовному делу.
Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, оценив имеющиеся доказательства в их совокупности, проверив все версии, выдвигаемые в защиту П. и отвергнув их, выяснив причины имеющихся противоречий, суд пришел к обоснованному выводу о виновности П. в инкриминируемых ему преступлениях, дав содеянному им правильную юридическую оценку.
При назначении виновному наказания суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности преступлений, данные о личности виновного и все обстоятельства дела, в том числе, и заболевание П.
Назначенное наказание является справедливым и оснований для его смягчения не имеется.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского городского суда от 31 октября 2002 года в отношении П. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru