Законодательство
Выдержки из законодательства РФ

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления







ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 10.04.2003 № 50-о02-56
Приговор по делу о приготовлении к вымогательству чужого имущества, убийстве, краже и похищении у гражданина паспорта или другого важного личного документа в части осуждения по части 2 ст. 325 УК РФ отменен и дело в указанной части прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования; в остальной части приговор оставлен без изменения.

Официальная публикация в СМИ:
публикаций не найдено






ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 10 апреля 2003 г. № 50-о02-56

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Разумова С.А.,
судей Глазуновой Л.И., Фроловой Л.Г.
рассмотрела в судебном заседании от 10 апреля 2003 года кассационные жалобы осужденных И. и А., адвоката Ивановой Т.В., потерпевшего Б. на приговор Омского областного суда от 23 апреля 2002 года, которым
И., <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый,
осужден по ст. ст. 30 ч. 1, 163 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества,
по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 9 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработка ежемесячно.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.
А., <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый,
осужден по ст. ст. 30 ч. 1, 163 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к 5 годам 7 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества,
по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ к 14 годам лишения свободы,
по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы,
по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 9 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработка ежемесячно.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.
Постановлено взыскать с них солидарно в пользу Б. возмещение материального ущерба, причиненного преступлением 12000 руб., и возмещение расходов, связанных с погребением сына - 207277 руб. 20 коп., и компенсацию морального вреда в пользу Б. - с И. 50000 руб., с А. 40000 руб.
Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., объяснения адвокатов Куликовой Т.И. в защиту интересов А., Костанова Ю.А. и Ивановой Т.В. в защиту интересов И., Власова Ю.А. и Панина В.А. в защиту интересов потерпевшего Б., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей отменить приговор в части осуждения каждого по ст. 325 ч. 2 УК РФ в связи с истечением сроков давности, в остальной части приговор оставить без изменения, Судебная коллегия,

установила:

И. и А. осуждены за приготовление к вымогательству чужого имущества под угрозой применения насилия, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в целях получения имущества в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, за убийство Б. 1981 года рождения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с целью сокрытия другого преступления, за кражу чужого имущества, совершенную группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба потерпевшему, за похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа.
Преступление совершено 28 февраля 2001 года в г. Омске при установленных судом и указанных в приговоре обстоятельствах.
В судебном заседании И. и А. свою вину не признали.
В кассационных жалобах:
Адвокат Иванова Т.В. в защиту интересов осужденного И., не приводя каких-либо доводов, указывает, что с приговором не согласна.
В дополнениях к кассационной жалобе, подписанных ею и осужденным И., она просит отменить приговор в отношении И. и дело производством прекратить.
Основанием к этому указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, существенно нарушены нормы уголовно-процессуального закона, не соблюдены требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела, что повлекло вынесение несправедливого, необоснованного и незаконного приговора.
Подробно остановившись на каждом из доказательств, положенных в основу приговора, она приводит доводы, по которым находит эти доказательства либо недопустимыми, либо недостаточными для признания виновным И. в совершении преступления. Утверждает, что он не совершал приготовления к вымогательству, он не входил в сговор с другими лицами на его совершение, он никого не убивал и хищения не совершал, просит отменить приговор и дело прекратить за отсутствием состава преступления в его действиях.
Осужденный И., не приводя каких-либо доводов, указывает, что с приговором не согласен.
Осужденный А. указывает, что с приговор полностью не согласен.
В дополнениях к кассационной жалобе, находя приговор подлежащим отмене, считает, что суд необоснованно положил в основу приговора его первоначальные показания, поскольку они противоречат последующим его показаниям. Вторую явку с повинной он написал с больной головой и под обещание отпустить его на подписку о невыезде. Подробно изложив обстоятельства убийства Б., он утверждает, что никакого вреда потерпевшему не причинил, вывод суда о применении им в отношении Б. запаянной гильзы не подтвержден материалами дела.
Считает, что судом не соблюдены требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела, не все лица, показания которых имеют существенное значение для правильного разрешения дела, допрошены.
О причастности И. к убийству потерпевшего и краже у него вещей, свидетельствует то обстоятельство, что именно он прятал орудие убийства, а на пачке сигарет потерпевшего обнаружены отпечатки пальцев именно его рук.
Отрицая свою причастность к совершению каких-либо действий в отношении потерпевшего, он указывает, что явка с повинной, на которую ссылается суд как доказательство его вины, он дал под давлением оперативных работников, поэтому просит исключить ее из числа доказательств.
Кроме того, по его мнению, следует считать недопустимым доказательством его показания на предварительном следствии, поскольку он от этих показаний отказался, а других доказательств, подтверждающих вывод суда о его виновности, в материалах дела не содержится.
Утверждает, что убийство Б. И. совершено на почве личных неприязненных отношений, и в материалах дела имеются доказательства данного утверждения.
Он не причастен к лишению жизни потерпевшего и никогда не согласится с просьбой матери И., неоднократно высказывавшей предложение взять вину в убийстве на себя, совершенного, якобы, на почве сексуальных домогательств.
Не отрицая, что скрывал следы преступления, просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на ст. 316 УК РФ, назначив наказание в пределах санкции данной статьи.
Потерпевший Б., не оспаривая правильности квалификации действий осужденных, считает, что наказание им назначено чрезмерно мягкое. Основанием к этому он указывает, что убийство ими совершено хладнокровно, с убитого похитили вещи, что свидетельствует об особом цинизме. После убийства стали скрываться, применяя методы конспирации. Они лишили жизни единственного сына только потому, что хотели получить деньги. Кроме того, поведение осужденных в период предварительного и судебного следствия свидетельствует о желании уйти от ответственности за содеянное. Он считает, что как личности они представляют особую общественную опасность. Просит отменить приговор из-за мягкости назначенного наказания и дело направить на новое судебное рассмотрение.
В возражениях на кассационную жалобу осужденного А. потерпевший Б. указывает, что суд правильно установил фактические обстоятельства совершения преступления и действиям осужденных дал правильную юридическую оценку, по этим основаниям, как он считает, кассационная жалоба удовлетворению не подлежит. Вместе с тем, он находит приговор подлежащим отмене по основаниям, изложенным им в кассационной жалобе.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.
Суд обоснованно положил в основу приговора показания А. на предварительном следствии о мотиве убийства Б., и обстоятельствах, предшествующих ему.
Рассказывая о мотиве убийства, А. пояснил, что они с И. договорились завладеть крупной суммой денег, рассчитывая получить их с отца потерпевшего, занимающегося коммерческой деятельностью.
С целью реализации задуманного, они на имя И. сняли квартиру, куда обманным путем намеревались заманить Б., у его отца истребовать 100 тыс. долларов США. После того, как завладеют деньгами, убить Б. - младшего, чтобы преступление не было раскрыто.
Осуществляя свои намерения, они 27 февраля 2001 года под предлогом покупки потерпевшим сотового телефона предложили поехать в снятую квартиру, однако, в квартиру его впустить не пришлось, так как он приехал со своим товарищем, а это не входило в их планы. На другой день Б. приехал один.
Эти показания подтверждаются другими доказательствами.
И., оспаривая цель поднайма квартиры, не отрицал, что они с А. сняли квартиру <...>.
Свидетель П. пояснила, что она, испытывая материальные затруднения, действительно через агентство недвижимости сдавала свою однокомнатную квартиру <...>. 26 февраля 2001 года она узнала, что ее квартиру сняли два курсанта МВД. В залог они оставили удостоверение на имя И.
Свидетель Г. пояснил, что 27 февраля 2001 года по просьбе Б., интересовавшегося сотовым телефоном, он поехал с И. на ул. <...>, где, по словам Б., проживают лица, занимающиеся продажей таковых. Возле дома И. и Б. вышли из машины, и ушли в один из подъездов. Через несколько минут Б. возвратился и сказал, что ничего не получилось, так как хозяина не оказалось дома.
Показания Г. подтверждают пояснения А. в той части, что 27 февраля Б. действительно не впускали в квартиру, так как тот приехал не один, поэтому, не услышав от И. условного сигнала, он не открыл дверь квартиры, и Б. уехал.
Нашли подтверждения показания А. и в той части, что убийство ими было спланировано заранее.
Рассказывая об этом, он пояснил, что при убийстве И. использовал ударную часть молотка, которую приготовил заранее. Отрицая свою причастность к лишению жизни потерпевшего, он не оспаривал, что у него имелась гильза, у которой сердцевина была запаяна металлом.
При осмотре места происшествия на кухне квартиры обнаружен труп Б. с признаками насильственной смерти, в унитазе обнаружены металлическая часть молотка и гильза с сердцевиной из металла.
Свидетель П. пояснила, что в ее квартире предметов, обнаруженных в унитазе, не было.
На подоконнике, пластиковой бутылке, косяке, на оконной ране обнаружены следы пальцев рук, оставленные И. и А. На пачке сигарет "Винстон" обнаружен отпечаток пальца руки, оставленный И.
Согласно выводам судебно-медицинского эксперта смерть потерпевшего наступила от открытой черепно-мозговой травмы с ушибом и размозжением вещества головного мозга.
Рвано-ушибленные раны на волосистой части головы, и перелом костей свода черепа в левой височной областях могли быть причинены головкой изъятого с места происшествия молотка.
При судебно-биологическом исследовании на гильзе, ремне, которым были связаны руки потерпевшего, фрагментах обоев, и других предметах домашнего обихода, изъятых из квартиры, обнаружена кровь человека, происхождение которой от Б. не исключается. На молотке также обнаружена кровь человека с примесью пота, однако, установить родовую принадлежность данных следов не представилось возможным вследствие малого насыщения.
Выводы данного заключения позволили суду первой инстанции в совокупности с показаниями А., не отрицавшего, что он удерживал потерпевшего за бушлат, а И. наносил удары молотком, и свидетеля Л., пояснившей, что Б. в квартиру заталкивали как И., так и А., прийти к выводу, что к лишению жизни потерпевшего причастны оба.
Кроме того, как пояснил потерпевший Б., его сын был крепким и сильным, крупнее как И., так и А. Он уверен, что ни И., ни А. не справились бы с сыном, действуя один на один. Они могли с ним справиться лишь вдвоем.
Показания Б. также подтверждают показания А. в той части, что потерпевшего в квартиру они заталкивали вдвоем.
Правильным, по мнению Судебной коллегии, является вывод суда и в той части, что оба осужденные причастны к хищению имущества потерпевшего.
Допрошенные как на предварительном следствии, так и судебном заседании, они не отрицали, что похитили имущество Б., однако, каждый из них отрицал свою причастность к этому.
Свидетель Г.Е. пояснил, что 1 марта 2001 года по просьбе И. встретились в подъезде дома. И. пришел с А., они оба были подавлены, попросили их спрятать. Кроме того, передали ему изделия из золота и серебра и попросили продать. Выполнив их просьбу, он отдал им деньги, полученные от реализации изделий.
Свидетель Ш. пояснил, что ночью 1 марта 2001 года он находился на дежурстве на вокзале г. Омска. Его внимание привлекли двое молодых парней, которые озирались вокруг. При проверке документов выяснилось, что у них имелись документы на имя Б., который, по словам задержанных, ожидает их в какой-то квартире. Кроме того, у них был обнаружен сотовый телефон марки "Нокия" с отключенной батарейкой, у И. обнаружены деньги в сумме 1000 руб.
Материалами дела установлено, что сотовый телефон такой марки принадлежал Б., Г.Е. пояснил, что деньги от продажи золотых изделий он передал И.
В ходе следствия было установлено, что часы и золотые изделия у Г.Е. купил Р., который, в свою очередь, золотые изделия продал третьему лицу.
Часы у него были изъяты, предъявлены для опознания потерпевшему Б., опознаны им, как принадлежавшие сыну.
При таких обстоятельствах вывод суда о похищении имущества потерпевшего обоими осужденными следует признать правильным.
Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену судебного решения, по материалам дела не установлено.
Доводы защитников в той части, что приговор постановлен на противоречивых доказательствах, которые судом не выяснены и не оценены, кроме того, получены с нарушением закона, Судебная коллегия находит необоснованными.
Как видно из материалов дела, все заявления осужденных, в том числе о непричастности к преступлению, о применении недозволенных методов следствия, судом тщательно проверены, признаны несостоятельными.
Мотивы принятого решения приведены в приговоре.
Оснований ставить под сомнение принятое судом решение Судебная коллегия не находит.
Находит несостоятельными Судебная коллегия доводы адвоката Ивановой Т.В. в той части, что об обвинительном уклоне суда свидетельствует то обстоятельство, что он признал виновным И. по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, тогда как прокурор отказался от обвинения в этой части.
Из материалов дела видно, что И. и А. было предъявлено обвинение с нарушением закона, поскольку их действия (наряду с другими квалифицирующими признаками) были квалифицированы по пунктам "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающим иную цель и мотив убийства.
Согласно протоколу судебного заседания, государственный обвинитель, выступая в прениях, действительно предложил несколько иную квалификацию действий осужденных, предлагая признать их виновными в убийстве потерпевшего, совершенного по предварительному сговору группой лиц, с особой жестокостью, из корыстных побуждений.
Суд, не согласившись с предложенной прокурором квалификацией, пришел к выводу, что убийство потерпевшего было совершено не из корыстных побуждений, а с целью сокрытия другого преступления.
Решение суда, не согласившегося с мнением прокурора о мотиве убийства и признавшего, что оно совершено с целью сокрытия другого преступления, не противоречит требованию закона.
Соглашаясь с выводом суда о доказанности вины И. и А. в совершении инкриминируемых им деяний, Судебная коллегия находит правильным и квалификацию их действий.
Вместе с тем, приговор в части осуждения каждого по ст. 325 ч. 2 УК РФ подлежит отмене, а дело - прекращению производством в связи с истечением сроков давности, предусмотренных ст. 78 УК РФ.
Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного каждым и данных о личности каждого осужденного, оснований к его смягчению, даже с учетом вносимых в приговор изменений, а равно к отмене приговора из-за мягкости назначенного наказания, как об этом просит в кассационной жалобе потерпевший, Судебная коллегия не находит.
Гражданские иски разрешены с соблюдением закона. Решение суда о размере исков в приговоре мотивировано.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия,

определила:

приговор Омского областного суда от 23 апреля 2002 года в отношении И. и А. в части осуждения по ст. 325 ч. 2 УК РФ отменить и дело в соответствии со ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ прекратить в связи с истечением сроков давности.
Считать осужденными по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к", 158 ч. 2 п. п. "а", "г", 30 ч. 1, 163 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ И. - к 17 годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима, А. - к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.
В остальной части приговор в отношении И. и А. оставить без изменения, а кассационные жалобы И., А., Ивановой Т.В. и Б. - без удовлетворения.


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru