Законодательство
Выдержки из законодательства РФ

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления







ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 23.12.2005 № 46-о05-60
Об отмене приговора в части осуждения за изнасилование группой лиц и покушение на совершение насильственных действий сексуального характера, прекращении уголовного дела за отсутствием заявления потерпевшей, а также изменении приговора и снижении наказания, назначенного осужденным по ч. 3 ст. 30, п. п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, в связи с наличием смягчающих обстоятельств.

Официальная публикация в СМИ:
"Бюллетень Верховного Суда РФ", 2007, № 1






ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 23 декабря 2005 года

Дело № 46-о05-60

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,
судей Червоткина А.С.,
Семенова Н.В.

рассмотрела уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Т.Д., Ж. и Т.В., адвоката Федорец И.В., потерпевшей М. на приговор Самарского областного суда от 20 июля 2005 года, по которому Т.Д., <...>, несудимый, - осужден к лишению свободы по: ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ в редакции от 8 декабря 2003 года, на три года; ст. 131 ч. 2 п. "б" УК РФ на семь лет; ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ на четырнадцать лет.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательное наказание Т.Д. назначено в виде лишения свободы сроком на шестнадцать лет в исправительной колонии строгого режима.
Ж., <...>, несудимый, - осужден к лишению свободы по: ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ, в редакции от 8 декабря 2003 года на три года; ст. 131 ч. 2 п. "б" УК РФ на семь лет; ст. ст. 30 ч. 3 и 132 ч. 1 УК РФ на три года; ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ на четырнадцать лет.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательное наказание Ж. назначено в виде лишения свободы сроком на шестнадцать лет в исправительной колонии строгого режима.
Т.В., <...>, несудимый, - осужден к лишению свободы по: ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ в редакции от 8 декабря 2003 года на три года; ст. 131 ч. 2 п. "б" УК РФ на семь лет;
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательное наказание Т.В. назначено в виде лишения свободы сроком на восемь лет в исправительной колонии общего режима.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина А.С., выступление осужденных Т.Д. и Т.В., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, мнение прокурора Кравца Ю.Н., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Т.Д., Ж. и Т.В. признаны виновными в том, что они 3 ноября 2003 года в районе ул. Пирогова г. Новокуйбышевска Самарской области, воспользовавшись тем, что потерпевшая С. находилась в бессознательном состоянии, совершили кражу ее одежды и украшений на общую сумму - 6330 рублей, а затем совершили, с использованием беспомощного состояния потерпевшей, ее изнасилование, группой лиц. Ж., кроме того, используя беспомощное состояние потерпевшей, покушался на совершение с ней насильственных действий сексуального характера.
Т.Д. и Ж. признаны виновными также в покушении на убийство С. группой лиц, с целью скрыть ранее совершенные в отношении ее преступления.
В судебном заседании осужденные Т.Д., Ж. и Т.В. виновными себя признали частично.
В кассационных жалобах и дополнениях к ним:
- осужденный Т.Д. просит приговор в части его осуждения за изнасилование отменить, так как с потерпевшей в половые отношения он не вступал, переквалифицировать его действия на ст. 112 ч. 2 УК РФ, указывая на то, что он действительно хотел убить потерпевшую, но затем добровольно отказался от этого намерения. Утверждает, что показаниям свидетеля К.А. доверять нельзя, так как он сам обращался с явкой с повинной, но его уголовное преследование было прекращено. Потерпевшая С. в беспомощном состоянии не находилась, состояние опьянения не может рассматриваться в качестве такового. Заявления о привлечении кого-либо к уголовной ответственности за ее изнасилование она не подавала. Повреждения на ее одежде могли образоваться при переносе ее с одного места на другое. Показания в ходе предварительного следствия всеми осужденными давались под давлением работников милиции;
- осужденный Ж. просит приговор в части его осуждения за изнасилование и покушение на совершение насильственных действий сексуального характера отменить с прекращением дела за отсутствием доказательств, а в остальной части - изменить, переквалифицировать его действия на ст. 112 ч. 2 УК РФ и снизить наказание. Указывает, что потерпевшая была согласна вступить с осужденными в половую связь и не просила привлечь их за это к уголовной ответственности. Умысла на убийство С. у него не было, здоровью потерпевшей был причинен вред средней степени тяжести. Приговор постановлен на показаниях свидетеля К.А., доверять которым нельзя, так как он заинтересован в исходе дела;
- адвокат Федорец И.В. просит приговор в части осуждения Ж. по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ отменить с прекращением дела, указывая на то, что он не имел умысла на лишение потерпевшей жизни. Примененное же при этом Ж. насилие охватывается составом преступления, предусмотренного ст. ст. 30 ч. 3, 132 ч. 1 УК РФ, поскольку он наносил потерпевшей удары, понуждая ее к совершению действий сексуального характера. Из показаний осужденных Т.Д. и Т.В., свидетеля К.А. вытекает, что с умыслом на убийство потерпевшей действовал один Т.Д., который наносил ей удары арматурой в область глаз. Суд необоснованно указал в приговоре, что потерпевшая была изнасилована с использованием ее беспомощного состояния ввиду опьянения, в то же время, исключив этот признак из их обвинения в убийстве;
осужденный Т.В. просит приговор в части его осуждения за изнасилование отменить, указывая на то, что в половую связь с потерпевшей он вступал с ее согласия, никакого насилия не применял и угроз в ее адрес не высказывал, в беспомощном состоянии она не находилась. Все телесные повреждения ей были причинены Т.Д. и Ж. после вступления с нею в половую связь. Просит учесть его положительные характеристики и состояние здоровья его матери;
потерпевшая М. просит приговор отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение, указывая на то, что суд необоснованно исключил из обвинения осужденных квалифицирующий признак покушения на убийство лица, находящегося в беспомощном состоянии, оставив этот признак в качестве элемента объективной стороны изнасилования. Осуждение их по этому признаку должно повлечь и увеличение размера назначенного наказания.
В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Гельфанд И.А. просит приговор суда оставить без изменения.
Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.
Виновность всех осужденных в совершении кражи имущества С. подтверждена материалами дела и в кассационных жалобах не оспаривается. Их действия в этой части квалифицированы судом правильно.
Виновность Т.Д., Ж. и Т.В. в совершении изнасилования потерпевшей, Ж. - в покушении на совершение в отношении ее насильственных действий сексуального характера, а Т.Д. и Ж. - в покушении на ее убийство, также подтверждена доказательствами, исследованными в судебном заседании.
В судебном заседании осужденные не отрицали фактов вступления Ж. и Т.В. в половую связь с потерпевшей, а также ее избиения Т.Д. Д.В. и Ж.
Из показаний потерпевшей С. следует, что 3 ноября 2003 года в вечернее время, когда она возвращалась домой от своего знакомого, к ней подошли двое парней, один из них - Т.Д. Дальнейших событий она не помнит. Очнулась на следующий день утром. Одежда, руки и голова у нее были в крови, из носа и правого глаза шла кровь. Одета она была в джинсы и джемпер, без куртки и нижнего белья. Майка была порванной и лежала в кустах. На гульфике джинсов была оторвана пуговица. Она исключает возможность добровольного вступления в половую связь с подсудимыми и считает, что ее изнасиловали.
Свидетель К.А. показал, что 03.11.2003 он вместе с Т.В., Т.Д., Ж. и С. распивали спиртные напитки. С. сильно опьянела и уснула, Т.Д., Ж. и Т.В. попросили его помочь отнести С. Они перенесли потерпевшую на территорию, прилегающую к городской больнице. Т.Д. и Ж. стали раздевать ее, а Ж. также снял с ее шеи серебряную цепочку. Раздев С., Т.Д., Ж. и Т.В. поочередно совершили с ней половые акты. Ж. предпринял попытку совершить насильственные действия сексуального характера, но потерпевшая была без сознания и рот не открывала. Ж. стал избивать С., нанося ей удары кулаками по лицу. К нему присоединился Т.Д., который стал наносить С. удары кулаками и ногами по лицу, после чего положил ей на шею корпус от пылесоса и стал наносить по нему удары ногами, наступая сверху. Когда ему показалось, что потерпевшая перестала дышать, Т.Д. прекратил наносить удары. Увидев, что С. жива, Т.Д. и Ж. снова стали наносить ей удары по голове и по телу. Т.Д. обхватил шею С. согнутой в локте рукой и стал душить потерпевшую. Посчитав, что потерпевшая умерла, они ушли.
Показания свидетеля К.А. подтвердили его мать и сестра - свидетели К.Л. и Л., которым он рассказал о происшедшем сразу после случившегося.
В ходе предварительного следствия Т.Д., допрошенный в качестве обвиняемого, показывал, что Т.В. предложил снять со С. куртку. Они согласились и, напоив ее до бесчувственного состояния, перенесли на территорию больницы, где он и Ж. сняли с нее серебряные украшения, а Т.В. куртку. Затем с согласия пришедшей в себя С. Ж., Т.В. и К.А. совершили с ней поочередно половой акт. С., заметив пропажу украшений, стала угрожать заявлением в милицию, после чего он, Ж. и Т.В. стали избивать ее ногами, нанося удары в голову и область плеча. Чтобы потерпевшая не смогла обратиться в милицию, он с целью убийства воткнул С. в глаз арматуру, которую подобрал на месте происшествия (т. 3 л.д. 74 - 90).
В ходе предварительного следствия Ж. и Т.В. не отрицали, что они и Т.Д. совершили половые акты с потерпевшей. После этого Ж. и Т.Д. стали наносить ей удары ногами.
Далее Ж. показывал, что он отошел, а когда вернулся, то увидел, что у головы девушки сидит Т.Д., в руках у которого металлический прут длиной около 25 см. Он наклонился к девушке и ему показалось, что у нее нет глаза (т. 5 л.д. 132 - 140).
Т.В. также показывал, что Ж. нанес потерпевшей не менее десяти ударов ногами в голову. Т.Д. нанес ей несколько ударов ногой в область груди, а затем арматурой в глаз, сообщив, что убил С. (т. 3 л.д. 33 - 41, 95 - 109).
Из показаний свидетеля Ф. видно, что она обнаружила в ванной комнате чужую куртку, принесенную Ж. и Т.В. Через несколько дней Ж. рассказал ей о совершенном Т.Д. убийстве девушки, с которой они до убийства распивали спиртные напитки. Со слов Ж., Т.Д. отломал на месте происшествия арматуру и наносил потерпевшей удары в шею и в глаз.
Из показаний свидетеля А. следует, что в начале ноября 2003 года Т.Д. рассказал ему, что накануне он вместе с Ж. и Т.В. после распития спиртных напитков с ранее незнакомой женщиной перетащили ее на территорию больницы, где вступили с ней в половую связь. После этого Ж. сказал Т.Д., что ее надо убить, и они стали ломать ей голову, прыгать на шее, Т.Д. воткнул ей в глаз какой-то металлический штырь. После этого они ушли, похитив куртку и украшения (т. 3 л.д. 211 - 215).
Согласно заключению эксперта С. были причинены: двухсторонний перелом нижней челюсти, сотрясение головного мозга, кровоподтеки на голове и туловище, ссадина на шее и туловище, кровоизлияние под белочной оболочкой левого глаза, относящиеся к категории среднего и легкого вреда здоровью (т. 1 л.д. 213 - 216, т. 7 л.д. 23 - 24).
Обстоятельства изнасилования и покушения на убийство С. подтверждены также: протоколами осмотра места происшествия с участием осужденного Т.В. и свидетеля К.А., в ходе которых были обнаружены и изъяты корпус от пылесоса и нижнее белье потерпевшей с механическими повреждениями (т. 1 л.д. 141 - 148, т. 6 л.д. 37 - 43), протоколами обыска в квартире М.Т. и выемки у А., в ходе которых были изъяты куртка, кольцо и другие вещи потерпевшей, которые та опознала (т. 1 л.д. 128 - 129, 152 - 153, т. 7 л.д. 13 - 14, 17 - 18, 19 - 20, 21 - 22, т. 3 л.д. 217, т. 7 л.д. 15 - 16); заключениями экспертиз и другими доказательствами, изложенными в приговоре.
Судом дана правильная оценка всей совокупности исследованных доказательств, сделан обоснованный вывод о виновности Т.Д. и Ж. в покушении на убийство С.
Телесные повреждения С. причинили Т.Д. и Ж. Это объективно подтверждается заключением судебно-медицинской экспертизы, показаниями свидетеля К.А., подсудимого Т.В. и не отрицается самими Т.Д. и Ж. Доводы Т.Д. и Ж. об отсутствии у них умысла на убийство опровергаются показаниями свидетеля К.А. и показаниями Т.В., данными им в ходе предварительного следствия, из которых видно, что Т.Д. и Ж., опасаясь обращения С. в милицию о совершении у нее кражи, добивались наступления смерти потерпевшей. С этой целью они наносили ей множественные удары ногами по голове. Т.Д. душил ее рукой, а также использовал для удушения корпус пылесоса, металлическим предметом нанес удар в глаз, после чего заявил, что потерпевшая мертва.
Эти показания Т.В. были даны на допросе его в качестве обвиняемого, который производился с соблюдением требований УПК, в присутствии адвоката. Поэтому его доводы о том, что эти показания у него были получены путем применения недозволенных методов ведения следствия, не могут быть приняты во внимание.
Доводы Т.Д. о том, что он передумал наносить удар арматурой потерпевшей и добровольно отказался от ее убийства, не могут быть признаны состоятельными, поскольку они противоречат фактическим обстоятельствам дела, в том числе заключению эксперта о наличии у потерпевшей кровоизлияния под белочной оболочкой глаза.
То обстоятельство, что умысел Т.Д. и Ж. был направлен на убийство потерпевшей и то, что они считали, что умысел довели до конца, подтверждается и показаниями свидетелей Ф. и А., которым Ж. и Т.Д. рассказали об убийстве С. и сообщили подробности содеянного.
Нанесение множества ударов ногами по голове, удушение потерпевшей, применение при удушении потерпевшей корпуса пылесоса, а также нанесение удара арматурой в глаз потерпевшей свидетельствуют о том, что умысел обоих осужденных был направлен на причинение смерти потерпевшей, которая не наступила по обстоятельствам, независящим от их воли.
Действия Т.Д. и Ж. в данной части квалифицированы судом правильно.
Содержащиеся в кассационной жалобе потерпевшей М. о необоснованности исключения из их обвинения квалифицирующего признака совершения покушения на убийство лица, находящегося в беспомощном состоянии (п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ), не могут быть признаны необоснованными.
В соответствии со ст. 246 УПК РФ государственный обвинитель в судебном заседании от обвинения в этой части отказался. Кроме того, покушение на убийство лица, находящегося в состоянии алкогольного опьянения, не дает оснований квалифицировать его как совершенное в отношении лица, находящегося в беспомощном состоянии.
Судом также правильно установлены фактические обстоятельства изнасилования С. всеми осужденными, а также совершения Ж. покушения на совершение с ней насильственных действий сексуального характера.
Вместе с тем суд признал установленным по делу и отразил в приговоре, что изнасилование потерпевшей Т.Д., Ж. и Т.В. совершали поочередно, а не совместно. Никакого содействия друг другу при этом они не оказывали.
Как видно из приговора, в процессе хищения имущества С. Т.Д., Ж. и Т.В. раздели ее догола. Продолжая свои преступные действия в отношении находившейся в бессознательном состоянии С., Т.Д., по предложению Ж., реализуя внезапно возникший умысел, изнасиловал потерпевшую. После этого ее изнасиловали Ж., а затем и Т.В.
При таких обстоятельствах вывод суда о совершении осужденными изнасилования группой лиц является необоснованным, их действия подлежат квалификации по ст. 131 ч. 1 УК РФ. Действия Ж., кроме того, правильно квалифицированы по ст. ст. 30 ч. 3, 132 ч. 1 УК РФ.
Между тем в соответствии с ч. 3 ст. 20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 131 ч. 1 и 132 ч. 1 УК РФ, считаются делами частно-публичного обвинения, возбуждаются не иначе, как по заявлению потерпевшего.
Как видно из материалов дела, оно было возбуждено по признакам преступления, предусмотренного ст. 162 ч. 2 п. "а" УК РФ в связи с сообщением, поступившим из городской больницы (т. 1, л.д. 199). Потерпевшая С. при этом обратилась с заявлением на имя начальника милиции г. Новокуйбышевска, в котором указала, что она просит по факту получения ею травмы проверку прекратить, уголовное дело не возбуждать, так как она этого не желает и претензий ни к кому не имеет (т. 1, л.д. 201). Заявление от потерпевшей о привлечении к уголовной ответственности виновных в ее изнасиловании и покушения на совершение насильственных действий сексуального характера в материалах дела также отсутствует.
При таких обстоятельствах, в соответствии со ст. 24 ч. 1 п. 5 УПК РФ в приговор в этой части подлежит отмене, а уголовное дело - прекращению за отсутствием заявления потерпевшей.
Наказание осужденным Т.Д., Ж. и Т.В. по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных, характеризующих личность каждого из осужденных и всех обстоятельств дела.
В то же время наказание Т.Д. и Ж. по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ судом назначено с нарушением требований закона.
В соответствии со ст. 66 ч. 3 УК РФ срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного законом за оконченное преступление. То есть в данном случае - не более 15 лет лишения свободы.
Кроме того, при отсутствии отягчающих обстоятельств в качестве смягчающего наказание обстоятельства суд признал явки с повинной Т.Д. и Ж. (п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ). А согласно ст. 62 УК РФ при наличии смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного законом.
Таким образом, при одновременном наличии указанных обстоятельств Т.Д. и Ж. по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ может быть назначено наказание, не превышающее одиннадцати лет трех месяцев лишения свободы. Им же назначено судом более строгое наказание, и поэтому оно подлежит снижению.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 384, 387 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Самарского областного суда от 20 июля 2005 года в отношении Т.Д., Ж., Т.В. в части их осуждения по ст. 131 ч. 2 п. "б" УК РФ, а Ж. - и по ст. ст. 30 ч. 3, 132 ч. 1 УК РФ, на основании ст. 24 ч. 1 п. 5 УПК РФ - отменить, уголовное дело - прекратить за отсутствием заявления потерпевшей.
Этот же приговор в отношении Т.Д. и Ж. изменить, назначенное каждому из них наказание по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ снизить до одиннадцати лет лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" и ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ назначить Т.Д. и Ж. наказание в виде двенадцати лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима каждому.
Т.В. считать осужденным по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ в редакции от 08 декабря 2003 года к трем годам лишения свободы в колонии-поселении.
В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Т.Д., Ж. и Т.В., адвоката Федорец И.В., потерпевшей М. - без удовлетворения.


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru